Далекая война. Почему Карабах нельзя игнорировать

Далекая война. Почему Карабах нельзя игнорировать
30 Сентября 2020

27 сентября, 26 лет спустя после того, как Азербайджан и Армения подписали соглашение о прекращении огня, которое с тех пор более или менее соблюдали, в Нагорном Карабахе снова начались ожесточенные бои. Но почему именно в 2020 году? Во-первых, потому, что давно копилось взаимное раздражение, во-вторых, потому, что наступил особый исторический момент.

Стоит напомнить, что речь идет о самом продолжительном этнотерриториальном конфликте на постсоветском пространстве. Начавшись в 1988 году с политических противоречий, он заставил Михаила Горбачева провести немало бессонных ночей. Когда СССР развалился, конфликт перешел в вооруженное противостояние Армении и Азербайджана, ставших независимыми государствами.

Война закончилась в 1994 году соглашением о прекращении огня, которое было достигнуто при посредничестве России и зафиксировало победу армян на поле боя. Но сам конфликт остался неразрешенным. Азербайджан потерял не только сам Карабах, где еще в советские времена армяне составляли большинство населения, но и - частично или полностью - семь районов, которые никогда не были предметом спора, но по-прежнему контролируются армянскими силами.

После 1994-го на линии соприкосновения, как правило, царило спокойствие, иногда продолжавшееся годами, но агрессивная риторика с обеих сторон не прекращалась никогда. Миротворцев в Карабахе не было, причем обе страны усердно наращивали свою военную мощь, закупая тяжелую артиллерию, ударную авиацию, беспилотники и ракеты большого радиуса действия.

Война уже возвращалась в регион на четыре дня в апреле 2016 года, когда погибло около двухсот человек, после чего Россия сумела добиться прекращения огня. Однако нынешние столкновения выглядят серьезнее. Общественное мнение и в Армении, и в Азербайджане настроено очень воинственно, поэтому лидерам обеих стран будет трудно быстро остановиться, заявив о победе. Риск эскалации и массовых разрушений чрезвычайно высок.

Ситуацию усугубляют два новых обстоятельства. Первое заключается в том, что, в отличие от большинства стран, которые традиционно призывают к деэскалации и прекращению боевых действий, эрдогановская Турция, влиятельная держава в регионе, открыто поддерживает одну из сторон конфликта - Азербайджан.

Почти 30 лет Турция входила в минскую группу ОБСЕ, единственного международного посредника в карабахском конфликте. Турки всегда политически поддерживали Азербайджан, но одновременно и сдерживали его, призывая к мирному решению. Теперь все изменилось, и геополитическое равновесие в зоне конфликта нарушено.

Второе новое обстоятельство состоит в том, что от конфликта, вопреки своему обыкновению, отстранились Соединенные Штаты. С 1998 года Вашингтон выступает одним из трех сопредседателей минской группы. В 2001-м президенты Армении и Азербайджана провели встречу в Ки-Уэсте во Флориде, где посредником были США. Тогда даже возникла надежда, что конфликт удастся решить. Однако 27 сентября США оказались последними из крупных держав, кто выступил с заявлением о ситуации в Карабахе.

Судя по всему, Вашингтон в целом утратил интерес к региону. Не исключено и то, что нынешний американский президент, в свое время вложившийся в так и недостроенную башню Трампа в Баку, готов рассматривать Армению и Азербайджан исключительно с точки зрения бизнес-интересов.

Кроме того, ситуация лишний раз подтверждает, что США больше не занимаются замирением региональных конфликтов. В конце концов Карабах - уже третья конфликтная зона, наряду с Ливией и Сирией, где Турция сталкивается с Россией.

Что касается ЕС, то, в отличие от Балкан, он никогда не играл заметной роли в карабахском конфликте. В 1990-е, когда противостояние только начиналось, у Евросоюза не было его нынешних геополитических амбиций. В 1998 году Франция стала третьим сопредседателем в минской группе, но Париж не отличается устойчивым интересом к конфликту, несмотря на периодические усилия французских президентов.

Россия - и особенно глава российского МИДа Сергей Лавров - остается самым активным посредником и единственной стороной, способной убедить Армению и Азербайджан заключить новое соглашение о прекращении огня. Но Москва сильно ограничена в своих действиях другими вопросами ее сложных двусторонних отношений с Баку и Ереваном, которые к тому же всегда с подозрением относятся к намерениям России в регионе. Самостоятельно добиться подписания мирного договора Россия не сможет никогда.

В результате имеющийся международный потенциал для решения конфликта остается неиспользованным. Многие годы ушли на бесплодные дипломатические контакты и на споры о формулировках рамочного документа, которые ведутся с 2006-го, или о том, сколько наблюдателей ОБСЕ должны присутствовать в Карабахе.

Трудно избавиться от чувства дежавю. В мае 2016 года, после последнего серьезного обострения, президенты Армении и Азербайджана приехали в Вену, и там, под давлением Лаврова и тогдашнего госсекретаря США Джона Керри, переговорный процесс удалось сдвинуть с мертвой точки.

Тогда стороны приняли ряд требований, которые они давно друг другу выставляли. Азербайджан согласился усилить меры по обеспечению режима прекращения огня - главный предмет беспокойства армян. А Армения, в свою очередь, пошла на возобновление переговоров по всеобъемлющему соглашению, чего добивались азербайджанцы.

Трагические события 2016 года могли бы послужить толчком к работе над соглашением, однако очень скоро обе стороны отказались от своих обещаний, а международные посредники, как обычно, не стали заставлять Баку и Ереван их придерживаться.

В итоге переговоры, продолжающиеся под эгидой минской группы, носят чисто технический характер и лишены практического содержания. Отсутствие реального диалога стало главной причиной идущих сейчас боевых действий. Азербайджан перестал верить, что нынешнее армянское руководство готово к возобновлению предметных переговоров.

Европейцы и американцы могут сколько угодно сокрушаться по поводу конфликта с непроизносимым названием, который идет далеко на склонах Кавказских гор, но в конечном итоге у них не останется иного выбора кроме как всерьез заняться его разрешением. Причем заняться совместно с Россией, несмотря на все противоречия по другим вопросам. В регионе, где активничает Турция, неподалеку Иран, а также пролегают крупные нефте- и газопроводы, любая вспышка может превратиться в серьезную международную проблему.

Положить конец конфликту важно и по гуманитарным соображениям. В карабахской войне погибло около 20 тыс. человек и более миллиона были вынуждены покинуть свои дома. Подобное не должно повториться. В 1992 году недавно созданная минская группа призвала провести международную конференцию по урегулированию карабахского конфликта, но она так и не состоялась. Сейчас самое время ее провести.

Нагорный Карабах-2020. Обострение или война

Автор(ы):  Thomas de Waal, Московский центр Карнеги
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~TQnoa


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com