Путинское Политбюро 2.0: долгая зима

Путинское Политбюро 2.0: долгая зима
3 Июня 2024

Обзор состояния российских элит.

Доклад «Политбюро 2.0: долгая зима» посвящён внутренней динамике правящей элиты РФ. Он является продолжением серии аналитических материалов, выходящих с августа 2012 года, и основан на серии полуформализованных интервью с внешними экспертами и представителями российской элиты.

Переизбрание Владимира Путина на пятый президентский срок в марте 2024-го - определяющее событие как во внутренней политике, так и в контексте тектонических изменений архитектуры международных отношений. Геополитически ситуация находится в двух шагах от Карибского кризиса 2.0. Вероятность продолжения позиционного противостояния с Западом, способного растянуться на десятилетия (долгая зима), следует оценивать как крайне высокую.

Ужесточение внешнеполитического контекста и нарастание конфликтного потенциала делают мировой тенденцией ужесточение внутриполитических режимов. На смену эпохе гнева, которая характеризовалась антиистеблишментной электоральной волной, пришла эпоха страха, требующая консолидации элит и избирателей перед внешними вызовами. И Россия здесь не исключение.

На третий год специальной военной операции можно зафиксировать формирование двух контуров управления: гражданского и военно-распределительного. Гражданский контур управления в наибольшей степени координируется премьером Михаилом Мишустиным, а дополнительную поддержку ему оказывает администрация президента. В рамках тыловых работ ключевая задача Мишустина - максимально эффективная социальная политика в самом широком смысле. Он отвечает за нивелирование любых социально-экономических рисков. Второй, фронтовой контур управления во многом сосредоточен в сфере ВПК, и его состав сформирован представителями правительства, корпоративного сектора, АП и Совбеза (А.Белоусов, С.Чемезов, Д.Мантуров, А.Алиханов, А.Дюмин, Д.Медведев, С.Шойгу). Здесь, конечно, решающую роль играют новые назначения А.Белоусова и Д.Мантурова. Знаково смотрится назначение А.Дюмина секретарём Госсовета, повышение помощника президента М.Орешкина до уровня заместителя главы АП и приход Б.Ковальчука на позицию руководителя Счётной палаты. Наряду с консервативной позицией по отношению к старой гвардии Владимир Путин тестирует новое поколение управленцев на значимых участках работы, давая им, в том числе, возможность получения разнообразного управленческого опыта и расширения горизонта.

Таким образом, Политбюро 2.0 адаптируется под поставленную президентом задачу органически вписать пушки и масло в общую стратегию развития страны. Вопрос о том, какой тип большого правительства Путина эффективнее в текущих условиях СВО, санкций и переориентации в сторону кооперации с КНР и странами Глобального Юга, - ключевой. В среднесрочной перспективе он разрешится в ходе неформального взаимодействия текущих элитных сетей, соревнующихся в своих возможностях доказать президенту профпригодность и тактическое видение. Перечень персон, занимающих формальные государственно-бюрократические позиции, несомненно, имеет значение. Но список всё-таки является производным от влияния ключевых элитных групп, ориентированных на полноправных членов Политбюро 2.0, и их ситуативных союзов, которые по-прежнему первичны по отношению к институтам.

Последовавшие в мае 2024 года кадровые перемещения на уровне федеральных структур власти предоставляют значимый эмпирический материал для оценки элитной динамики в современной России. Во многом кадровые перемещения - уникальный способ сравнительного измерения ресурсов элитных групп влияния в условиях закрытости системы принятия решений.

Очередной доклад «Политбюро 2.0» следует логике анализа кадровых решений, которые позволяют оценить степень влияния политических групп на стратегические и карьерные вопросы. Он призван помочь спрогнозировать (хоть и контурно) дальнейшую динамику состояния системы. Доклад подходит к поставленной задаче через описание сформировавшейся на июнь 2024 года системы сдержек и противовесов. Она представляет собой сложную конфигурацию в виде взаимосдерживающего влияния устойчивых групп интересов (их лидеров мы называем членами Политбюро 2.0) и прямых президентских выдвиженцев с вверенным им функционалом (кандидаты в члены Политбюро 2.0 и/или члены ЦК). Отрасли или сферы, в которых группы обладают инициативой и действуют скорее самостоятельно, были неоднократно описаны в предыдущих докладах о Политбюро 2.0. Наименее конкурентными являются области внешней политики и безопасности, в них влияние личного президентского контроля вносит коррективы и прямо ограничивает пределы автономных действий элитных групп интересов. Можно сказать, что донастройка системы принятия решения вокруг президента идёт по принципу перекрещивания ответственности и создания параллельных структур взаимоконтроля.

В последнее время особым вниманием президента наделены вопросы формирования национального идеологического вектора и его наполнения культурным, образовательным содержанием, однако точное определение пределов сферы во многом зависит от борьбы элитных групп за контроль над направлением и от желания президента поручить реализацию его инициатив одной конкретной группе.

1.jpg

Особенности реконфигурации состава федеральных структур указывают на сохранение устойчивости аналитической модели «Политбюро 2.0» и её высокий объяснительный потенциал. Несколько примеров:

▪ 11 мая до внесения для согласования в Госдуму нового состава правительства РФ прошла совместная встреча члена Политбюро 2.0, главы группы «Ростех» Сергея Чемезова и его ключевого протеже - Дениса Мантурова (назначенного первым вице-премьером правительства РФ) с президентом Владимиром Путиным. Налицо наглядный индикатор прочности политической группы и взаимосвязи между её лидером и выдвиженцем.

Возвышение принцев - детей представителей политической элиты, некоторые из которых получили долгожданное карьерное продвижение. В частности, министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев - пост вице-премьера, в то время как аграрное ведомство осталось за его многолетним заместителем с серьёзным менеджерским потенциалом - Оксаной Лут. Главой Счётной палаты назначен Борис Ковальчук - бывший руководитель «Интер РАО», он перешёл в СП с позиции-трамплина в контрольном управлении президента. В условиях устойчивой иерархической системы внутри верхних эшелонов российской власти, которую наша модель отражает как три уровня (полноправные члены ПБ 2.0, кандидаты в члены ПБ 2.0 и члены ЦК), факторы родства и долговременного присутствия в обойме претендентов становятся существенными при прочих равных обстоятельствах. Часть экспертов, к которым мы склонны прислушиваться, также готовы рассматривать министерские назначения С.Цивилёва и А.Алиханова как феномены, имеющие схожую природу соотношения высокого доверия через родственные связи и серьёзного менеджерского опыта, проходившего под патронажем членов Политбюро 2.0.

Перемещение на федеральный уровень представителей губернаторского корпуса, аффилированных с членами Политбюро 2.0. Роман Старовойт входит в зону влияния Ротенбергов, Сергей Цивилёв исторически связан с группой Тимченко, Антон Алиханов - протеже группы Чемезова, Алексей Дюмин - президентский адъютант и его личный выдвиженец, эффективно строящий союзы с другими группами как самостоятельный актор. Чуть выбивается из общей логики министерское назначение Михаила Дегтярёва (ЛДПР), что объясняется спецификой его предшествующего прихода в протестный Хабаровский край (значимость на тот момент сохранения партийной преемственности после ареста Фургала).

По итогам реконфигурации властных органов фиксируем ключевые изменения в модели «Политбюро 2.0»:

Состав Политбюро 2.0 остаётся неизменным, отмечается укрепление позиций групп Сергея Чемезова, Ковальчуков, Ротенбергов и Геннадия Тимченко. Остаются стабильными позиции Игоря Сечина, Сергея Собянина, Сергея Кириенко, Дмитрия Медведева и Михаила Мишустина. Снижение возможностей влияния по итогам перестановок констатируется у Сергея Шойгу и Николая Патрушева.

▪ Мы вводим понятие кооптированного члена Политбюро 2.0 для президента Белоруссии Александра Лукашенко как крайне значимого партнёра Путина и коммуникатора по внешнеполитическим вопросам, которые нередко затрагивают внутрироссийские процессы. Влияние российских элит на ситуацию в Белоруссии выросло. Но его увеличение имеет и другую сторону - появление у белорусского лидера права голоса по внутрироссийской повестке.

▪ Расширение состава кандидатов в члены Политбюро 2.0. Повышение значимости экономического баланса между военным и гражданским сектором в рамках оптимизации ресурсов актуализирует функционал ряда вице-премьеров, которые в 2024 году вошли в состав кандидатов в члены Политбюро 2.0: Денис Мантуров, Дмитрий Патрушев, Марат Хуснуллин и Александр Новак. Cущественно возрастает влияние генерального прокурора РФ Игоря Краснова как главного модератора масштабного процесса перераспределения собственности в рамках исков о незаконной приватизации активов. Другим кооптированным кандидатом в члены Политбюро 2.0 можно считать теневого коммуникатора с западными элитами Романа Абрамовича, которого, наверное, уже сложно называть российским бизнесменом.

2.jpg

▪ Иерархическая структура правительства РФ под управлением переназначенного президентом премьер-министра Михаила Мишустина укрепляется как ключевой институт гражданской бюрократии. Вероятно, аппарат правительства окажется способен ситуативно балансировать интересы менее формально организованных сетевых структур. Часть элитных групп могут сделать ключевую ставку именно на главу правительства как ключевую фигуру публичной политики, что в среднесрочной перспективе задаёт своеобразный контртренд и альтернативу росту влияния тех членов Политбюро 2.0, которые предпочитают не занимать посты, сопряжённые с формальной аппаратной ответственностью.

Из списка кандидатов в члены Политбюро 2.0 выпадают Сергей Иванов-старший и Алексей Кудрин. Снижение влияния Иванова связано с досрочной отставкой его сына с поста руководителя «Алросы» из-за санкций и наличия более весомых игроков в сфере транспорта и экологии по сравнению с остаточным функционалом спецпредставителя президента РФ у Иванова-старшего. Алексей Кудрин перестал возглавлять Счётную палату, в то время как его влияние на операционную деятельность цифрового гиганта «Яндекс» остаётся туманным и не позволяет в полной мере считать Кудрина активным игроком внутри текущих политических процессов.

Мы констатируем значительное расширение состава ЦК с включением в его состав около 30 новых персоналий по нескольким критериям: 1. формально-институциональная значимость должности (например, в ЦК добавлены новый председатель Верховного суда РФ И.Подносова, новый руководитель ФТС РФ В.Пикалёв); 2. вхождение ряда фигур с серьёзным потенциалом наращивания аппаратного и неформального влияния и последующего кадрового роста в состав федерального правительства (А.Алиханов, С.Цивилёв, В.Савельев, М.Орешкин); 3. массовая вертикальная мобильность губернаторов актуализирует карьерные перспективы таких ресурсных глав регионов, как Г.Никитин (Нижегородская область), С.Аксёнов (Крым), О.Кожемяко (Приморский край), и демонстрирующих высокую эффективность в чрезвычайных ситуациях (В.Гладков); 4. закрепление уникальной ниши нормализации и технократического прогрессизма за новой парламентской партией «Новые люди» (А.Нечаев и В.Даванков); 5. своеобразным лидером среди принцев является Б.Ковальчук. Его текущее место работы - аванс. Потенциально позиция главы Счётной палаты чрезвычайно влиятельна и способна менять федеральный расклад сил. Однако многое зависит от умения воспользоваться преимуществами новой позиции и способности координироваться с силовым блоком. Отметим, что опыт управления Счётной палатой и Т.Голиковой, и А.Кудриным показал, что изменение федеральных раскладов вполне возможно.

В то же время в ЦК сохраняется значительное представительство ветеранов, которые могут быть активно не вовлечены в актуальную политическую повестку, но сохраняют вес и авторитет, кто-то за счёт былых заслуг, кто-то за счёт формального статуса.

Характер кадровых перестановок позволяет говорить об уникальной ситуации формирования двух контуров коллективного управления: гражданского и военного. Причём здесь неформальное разделение. В составе одного из неформальных коллективных правительств могут находиться как представители и государственной власти, и корпоративного сектора:

1. Гражданское правительство включает в себя как ключевых вице-премьеров и федеральных министров, так и экономический блок АП РФ (под кураторством Максима Орешкина) при возможном содействии Николая Патрушева (который получил в кураторство скорее гражданское направление кораблестроения, а его сын Дмитрий - АПК и экологию).

2. Военное правительство состоит одновременно из представителей: а. правительства (министр обороны РФ Андрей Белоусов и промышленный блок Мантуров-Алиханов); б. Совбеза (Сергей Шойгу и Дмитрий Медведев); в. администрации президента и Госсовета (Алексей Дюмин); г. госкорпорации (группа «Ростех» Сергея Чемезова).

Подобная конфигурация позволяет поддерживать взаимодействие всех органов государственной власти под кураторством как представителей высшей бюрократии, так и доверенных лично Путину спецпорученцев. С одной стороны, она даёт возможность чётко определить персональную ответственность за вверенные направления и подстегнуть межведомственное взаимодействие. С другой стороны, происходит деконцентрация военно-экономических полномочий с уровня Минобороны - различные направления военной экономики распределены между различными контурами управления, что призвано снизить коррупционные риски и сформировать условия для управляемой конкуренции между ведомствами.

3.jpg

Однако система двух правительств может нести в себе риск рассинхронизации деятельности и непродуктивной конкуренции за влияние. И параллельно возрастает потенциал Госсовета как государственного властного органа. Секретарь Госсовета в лице Алексея Дюмина может выступать как в роли модератора по военным вопросам (в ранге помощника президента с формально закреплённым кураторством по ВПК в контуре АП РФ), так и в качестве внутриполитического модератора по линии региональных глав. Соответственно, не оправдались прогнозы о том, что Госсовет выполнит роль синекуры для значимых лиц.

Комиссии Госсовета оказались среди элементов кадрового успеха ряда глав регионов. Стоит заметить, что повышенные до федерального уровня губернаторы активно использовали его площадку (в частности, главами профильных комиссий были А.Дюмин, А.Алиханов, С.Цивилёв).

Госсовет при определённых условиях может претендовать на замещение роли Совбеза в качестве главного координирующего органа страны. Однако надо учитывать тот факт, что превращение формальных возможностей секретаря Госсовета в реальное политическое влияние требует существенных усилий и бюрократического мастерства, которых новому секретарю может и не хватить, а также политической воли значимых элитных групп (пользуясь нашей терминологией, коалиции нескольких членов Политбюро 2.0).

На описанном фоне президент лично замыкает на себе функцию координатора силовых ведомств как костяка контрольно-надзорной системы, без частичного делегирования своего неформального статуса в пользу Николая Патрушева в его бытность секретарём Совбеза РФ.

В сравнительной перспективе кадровые перемещения по итогам президентских выборов можно охарактеризовать как консервативные. Если в 2018 году после выборов главы государства состав вице-премьеров и министров обновился почти наполовину, то в 2024-м появилось лишь два новых вице-премьера из десяти и шесть новых министров из 21. Силовой блок практически не претерпел изменений, за исключением смены главы министерства обороны РФ. Большая часть перестановок коснулась гражданского сектора управления. А кадровая политика в отношении практически всех ключевых министерств остаётся сдержанной: так, с 2000 года в России по-прежнему было два министра финансов, директора ФСБ и главы МИДа.

Состав президентской администрации не претерпел существенных изменений - в новый состав АП вошло лишь трое новых лиц: Алексей Дюмин и Николай Патрушев (помощники президента РФ), новый советник по культуре Елена Ямпольская. Администрацию покинули всего два человека - советники президента Александра Левицкая и Владимир Толстой. Максим Орешкин получил повышение до заместителя руководителя АП РФ. Таким образом, руководитель АП РФ Антон Вайно (с 2016 года) остаётся рекордсменом в современной российской истории по длительности нахождения в должности [1]. Во многом его устойчивость объясняется намеренным самоограничением Вайно - имея возможности для выстраивания собственной клиентелы, он чётко удерживается в рамках своих формальных полномочий.

Условно консервативный подход к кадровым назначениям контрастирует с перегревом информационного поля перед майскими перестановками - обилие прогнозов о возможных перестановках в СМИ и телеграм-сегменте свидетельствует о завышенных ожиданиях элитных групп и запросе на вертикальную мобильность. Однако ряд прогнозов мог быть элементом информационной борьбы, когда чрезмерные ожидания по продвижению кого-либо имели возможность, напротив, негативно сказаться на карьерных перспективах продвигаемого наверх актора.

Ключевые неоправдавшиеся прогнозы кадровых перестановок:

▪ Появление новых фигур, расширяющих представительство старых федеральных групп влияния (например, группа, ориентированная на мэра Москвы С.Собянина, могла рассчитывать как на пост вице-премьера по социальной сфере, так и по транспортной политике), - сохраняется значимость поддержания баланса элитного представительства. Тот же протеже Собянина Максим Решетников не покинул пост, несмотря на устойчивые слухи о неминуемой отставке и очевидные информационные интервенции с целью смещения. В то же время за группой Собянина по итогам рокировки «Наталья Комарова - Руслан Кухарук» сохранилось неформальное кураторство над ключевым нефтегазовым регионом Югрой и в целом Уральским федеральным округом.

▪ Прогноз о возможном снижении влияния группы персоналий, лично близких Мишустину, не оправдался, и премьер-министр сохранил практически всех своих протеже в новом составе правительства РФ. В целом он уверенно себя чувствует в роли формально второго лица в государстве и сосредоточен на собственной повестке, которую уверенно контролирует, не выходя из образа успешного и эффективного технократа.

▪ Не оправдался прогноз о том, что не последует существенных изменений в военно-экономическом управленческом контуре. Отставка Сергея Шойгу и волна арестов в руководстве министерства обороны РФ стали главной сенсацией года.

В результате можно сформулировать три главных принципа перестановок:

1. консерватизм - выражается в сохранении влияния членов Политбюро 2.0 и умеренной степени обновления состава правительства и АП РФ за счёт прямых выдвиженцев президента, наделённых его доверием;

2. точечность - большая часть кадровых перестановок связана с изменением контуров управления военно-экономической составляющей, в то время как спецслужбы и гражданские министерства вместе с АП практически не претерпели значимых изменений в своём руководящем составе;

3. консолидированность - по итогам кадровых изменений в правительстве РФ произошла существенная консолидация на уровне связки «Вице-премьер - министр»: ряд отраслей курируется представителями одной элитной группы. Креатуры Ротенбергов В.Савельев и Р.Старовойт закрепились в качестве руководителей транспортного блока правительства; креатуры Чемезова Денис Мантуров и Антон Алиханов (с оговорками) расширяют влияние на промышленный сектор экономики; сын Николая Патрушева Дмитрий Патрушев получил долгожданное повышение до вице-премьера, не только сохранив рычаги влияния на Минсельхоз РФ (министром назначена его давний соратник - Оксана Лут), но и получив ресурсные направления экологии и природных ресурсов. За Маратом Хуснуллиным сохраняется консолидированный контроль над строительным блоком правительства за счёт переназначения Ирека Файзуллина на пост министра строительства и ЖКХ РФ. Неформально подход может быть связан с негласным консенсусом, что консолидация позиций элитных групп в правительстве означает отказ интересантов членов Политбюро 2.0 от атак на премьер-министра.

Однако можно выделить потенциально конкурентные линии в правительстве, в частности, Чернышенко-Голикова, Хуснуллин-Савельев. Некоторые наблюдатели считают, что консолидация блока ВПК вокруг «Ростеха» сильно преувеличена.

Обновлённая конфигурация властных структур при сохранении прежнего состава членов Политбюро 2.0 нацелена на решение ряда задач в рамках текущего политического цикла до осени 2026-го, что повлияло на динамику кадровых перестановок:

1. Коррекция налогового законодательства с акцентом на увеличение прогрессивной составляющей НДФЛ: президент поручил определиться до 31 июля 2024 года. Рост налоговой нагрузки - ожидаемый шаг в условиях бюджетного дефицита и повышенных потребностей военно-промышленного блока. Поэтому высокие управленческие компетенции лично главы правительства РФ Михаила Мишустина и финансово-экономического блока особенно востребованы, что повлияло на сохранение должностей нынешних глав ФНС (Даниил Егоров) и Минфина (Антон Силуанов). Минфин внёс своё предложение по повышению налогов через введение пятиступенчатой прогрессивной шкалы НДФЛ, которая стартует с рубежа 200 тыс. рублей дохода в месяц. Маневр, по всей видимости, не затронет использующих упрощённую систему налогообложения самозанятых и нагрузит лишь незначительную долю ИП. Таким образом, при текущем уровне инфляции подавляющее большинство занятых по трудовому договору (97%) в РФ разницы не ощутит. Что касается дополнительного налогообложения крупного бизнеса, то он уже был к нему психологически подготовлен. Стоит отметить, что, в отличие от предыдущих резонансных нововведений (монетизация льгот, пенсионная реформа), к донастройке налоговой системы власти подошли более ответственно, заранее подготовившись и опираясь на мнения экспертов и данные социологических исследований.

2. Оптимизация бюджетных издержек и более плотное встраивание оборонно-промышленного комплекса в национальную экономику при балансировании стимулов в военных и гражданских отраслях. Соответствующие задачи - наряду с развитием инноваций - поставил президент Владимир Путин перед новоиспечённым министром обороны РФ - Андреем Белоусовым. В 2024 году расходы на оборонные вопросы составят 8,7% ВВП, или 28,3% совокупных расходов федерального бюджета.

3. Оперативная реконфигурация национальных проектов и текущих планов мероприятий под майский указ о национальных целях развития до 2030-2036-х для их последующего утверждения президентским советом по стратегическому развитию ожидается не позднее осени 2024 года. Общий контроль верхнего уровня над реализацией нацпроектов будет осуществлять глава аппарата правительства Дмитрий Григоренко. И его функционал так или иначе может работать на капитализацию влияния премьера Михаила Мишустина. Добавим, что, вероятнее всего, сведением планов мероприятий ведомств займётся профильный вице-премьер Александр Новак.

4. Подготовка к избирательной кампании в Госдуму, которая может прийтись на новую фазу СВО (как эскалационную, так и потенциально переговорную) при рисках обострения социально-экономических проблем в случае дальнейшего ужесточения санкционного режима и/или резкого изменения текущей сбалансированной в пользу интересов России позиции КНР. Так что перед новым составом правительства РФ стоит задача обеспечить надлежащий экономический фон для проведения думских выборов 2026 года, итоги которых могут оказать существенное влияние на перезагрузку партийной системы.

Обзор групповой динамики в Политбюро 2.0

Восходящая динамика

Группа Ковальчуков. Ковальчуки сохраняют особые позиции в системе государственной власти - назначенный председателем Счётной палаты Борис Ковальчук усиливает контрольно-надзорный функционал элитной группы, которая получает дополнительный рычаг в качестве ключевых аудиторов социально-экономических проектов. Назначение укрепляет квазисиловой ресурс Ковальчуков и роль в качестве элитных медиаторов.

Группа Чемезова. Глава «Ростеха» существенно повысил влияние на социально-экономическую политику - руководитель госкорпорации получил отдельную публичную аудиенцию у президента вместе с ключевым протеже, экс-министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым. Он стал первым вице-премьером, что указывает на приоритетную значимость оборонно-промышленного комплекса в качестве флагмана отечественной индустрии в условиях СВО. Не исключено, что расширение функционала Мантурова может быть связано с желанием Кремля форсировать программу развития отечественного самолётостроения. Несмотря на публичные нарекания президента ранее [2], группа Чемезова расширяет своё влияние на отраслевые процессы. Новым главой Минпромторга стал аффилированный с Чемезовым экс-губернатор Калининградской области Антон Алиханов.

Группа Ротенбергов. Элитная группа укрепляет своё влияние за счёт перераспределения некоторых инфраструктурных полномочий в пользу вице-премьера Виталия Савельева. Минтранс остался в орбите влияния группы - главой министерства назначен экс-губернатор Курской области и экс-руководитель «Росавтодора» Роман Старовойт. Повышение Савельева может быть связано с признанием эффективности антикризисного менеджмента авиационной отрасли в условиях санкций с акцентом на приоритезацию отрасли в контуре работы транспортного блока федерального правительства.

Группа Тимченко. Бизнесмен расширил зоны влияния в правительстве за счёт назначения экс-губернатора Кузбасса Сергея Цивилёва министром энергетики РФ. Учитывая непростое положение энергетических активов Тимченко из-за санкционных ограничений, дополнительный рычаг влияния на профильное министерство - подспорье в условиях повышенной турбулентности отрасли. Свой пост сохранил вице-премьер Дмитрий Чернышенко, который не только пользуется особой поддержкой Мишустина, но и выстроил рабочий доверительный контакт с Геннадием Тимченко. Хотя Чернышенко больше не курирует вопросы IT-сектора, он получил в своё ведение сферу среднего образования и молодёжную политику.

Сохранение позиций

Михаил Мишустин. Глава правительства по итогам кадровых перестановок сохраняет прочные позиции, что подтверждает высокое доверие Кремля к социально-экономической политике премьера. Если в начале года в медийном поле циркулировали слухи о возможных сменщиках Мишустина, то ближе к маю стала очевидной крайне высокая вероятность его переназначения. Практически все члены команды Мишустина сохранили свои посты, за исключением вице-премьера Виктории Абрамченко, которую ожидает высокая позиция в Госдуме. Существенно расширился функционал главы аппарата правительства, ключевого члена команды Мишустина - Дмитрия Григоренко. Помимо прочего он отвечает за цифровизацию и антимонопольную политику (таким образом, за Григоренко закрепляется курирование ФАС).

Сергей Собянин. Несмотря на масштабные санкции и более высокий уровень встроенности Москвы в глобальные экономические связи (а значит - и большую уязвимость от санкций), экономика столицы не сбавляет обороты, что значимо для национального ВВП в принципе. Не подтвердился массово тиражируемый прогноз о якобы неминуемой отставке главы Минэка (и бывшего заместителя Собянина в мэрии Москвы) Максима Решетникова. Столица остаётся трендсеттером в сфере инфраструктурного развития, а лично Собянин сохраняет плотную коммуникацию с главой государства.

Сохранение Сергея Кириенко на посту первого замглавы АП РФ (входящего в коалицию с Ковальчуками) подчёркивает доверие Кремля к внутриполитическому менеджменту президентской администрации. Команда Кириенко более чем уверенно прошла все региональные выборы после начала СВО и в режиме абсолютной управляемости провела президентскую кампанию 2024 года, поставив рекорды по явке и по результату в процентах и абсолютных цифрах. Более того, в очередной раз получила признание школа подготовки кадров, курируемая Кириенко, - шесть из семи новых врио региональных глав являются выпускниками школы губернаторов РАНХиГС или обучались в ней на момент назначения. Сразу пять руководителей субъектов РФ ушли на повышение до федерального уровня, подчёркивая признание управленческих компетенций губернаторского корпуса. Система кадровых конкурсов, рекрутинга и обучения управленческих кадров, курируемая ректором РАНХиГС Алексеем Комиссаровым, демонстрирует высокую эффективность.

Игорь Сечин. Глава «Роснефти» остаётся в орбите Политбюро 2.0 как руководитель главной нефтяной компании страны, что обуславливает априори сильную позицию в рамках взаимодействия с профильными для госкорпорации министерствами - природных ресурсов и экологии (министром переназначен Александр Козлов) и министерством энергетики. Хотя Николай Шульгинов считался более приближённым к Сечину, едва ли стоит ожидать каких-либо сложностей во взаимодействии с новым главой энергетического ведомства Сергеем Цивилёвым.

Дмитрий Медведев. Бывший президент России остаётся значимым звеном в системе сдержек и противовесов в отрасли военно-промышленного комплекса. Медведев выступает в роли спецпорученца Путина по аудиту надлежащих производственных темпов ОПК, что сохраняет Медведева в актуальной повестке дня. Считается, что именно Медведев был неформальным куратором темы набора контрактников для участия в боевых действиях. Более того, за Медведевым остаются формально высшая должность в партии власти и косвенное влияние на Минюст РФ за счёт переназначения Константина Чуйченко на пост главы ведомства. Сохранён в АП многолетний союзник Медведева Д. Козак.

Нисходящая динамика

Сергей Шойгу. В наиболее сложном положении оказалась группа Шойгу после ареста его ближайшего заместителя Тимура Иванова и сенсационной отставки с поста министра обороны РФ. Тем не менее Шойгу не выпал из обоймы и получил должность секретаря Совета Безопасности, подразумевающую возможность находиться во взаимодействии с представителями всех ключевых органов власти (чьи председатели по должности входят в состав Совбеза). Однако новый пост Шойгу в текущем контексте - аппаратное понижение. Удар по его группе ограничивает возможность наполнения аппарата СБ лично преданными ему и в то же время весомыми фигурами.

Назначение нового министра обороны РФ напрямую повлияло на Николая Патрушева, который уступил свою должность секретаря Совбеза Сергею Шойгу. Тем не менее Патрушев остаётся в контуре приближенных к Путину акторов в ранге помощника президента (в структуре администрации президента). Более того, карьерное повышение получил его сын - Дмитрий Патрушев, который будет курировать не только аграрную политику страны, но и значимый (и ресурсный) блок экологического регулирования и природоохранной деятельности. Возникает вопрос, останется ли неформально за Николаем Патрушевым контур теневых коммуникаций со спецслужбами Запада, остающийся чуть ли не единственным каналом взаимодействия с западными элитами, или он будет передан и/или перераспределён между другими членами и кандидатами в члены Политбюро 2.0.

Обзор политической динамики кандидатов в члены Политбюро 2.0

Технический блок (секретариат ЦК)

Технический блок претерпел наиболее существенное расширение, поскольку именно технократические компетенции оказываются особенно востребованными в условиях беспрецедентных внешних шоков. Антон Вайно сохранил пост руководителя АП РФ и продолжает обновлять рекорд по длительности каденции в должности. Эльвира Набиуллина продолжает оказывать огромное влияние на экономическую политику страны, осуществляя активную политику сдерживания инфляции, что несёт в себе и социальный смысл сдерживания ценовых издержек от СВО. Компетенции Антона Силуанова снова особенно востребованы как по причине беспрецедентного опыта, так и в контексте подготовки налоговой реформы. Юрий Трутнев, несмотря на слухи об отставке, удержался в роли куратора Дальнего Востока и Арктики. Развитие макрорегионов отвечает задаче развития альтернативной логистики (через Севморпуть и Восточный полигон) и экономического поворота на Восток. Татьяна Голикова продолжает курировать социальный блок, несмотря на ряд альтернативных фигур, ситуативно продвигаемых элитными группами Политбюро 2.0. Дмитрий Козак переназначен на пост замглавы АП РФ, его конкретная роль в политических процессах пока остаётся за кадром, однако его опыт модерации внешнеполитических вопросов почти наверняка востребуют. Состав технического блока пополнили первый вице-премьер Денис Мантуров, который будет курировать промышленный блок в правительстве, Марат Хуснуллин как куратор строительного блока, Дмитрий Патрушев как куратор АПК и экологии и Александр Новак как куратор гражданской макроэкономики и спецпорученец президента в сфере мировой энергетики. Расширение полномочий Новака связано с высокой оценкой его деятельности по сохранению сделки ОПЕК+, которая позволила удержать приемлемые для РФ цены на нефть, сбалансировать бюджет и нарастить ВВП.

Юридически-силовой блок

Состав юридически-силового блока практически не изменился. Сегмент по-прежнему состоит преимущественно из руководителей спецслужб (ФСБ, Росгвардия и СВР), каждый из которых имеет давнюю историю взаимоотношений с первым лицом. Указанные спецслужбы автоматически усилились после неудачного мятежа Пригожина, поскольку в пользу Александра Бортникова (ФСБ), Виктора Золотова (Росгвардия) и Сергея Нарышкина (СВР) перераспределился высвободившийся силовой ресурс. Активная кадровая политика Рамзана Кадырова и особая роль Чечни в СВО определяют прочные позиции главы республики в силовом контуре и создают выходцам из Чечни позиции для перехода на федеральный уровень.

Единственное изменение в составе блока - включение генерального прокурора РФ Игоря Краснова. Значимость надзорного органа существенно актуализировалась, поскольку именно Генпрокуратура РФ играет определяющую роль в механизме перераспределения собственности путём подачи исков о незаконной приватизации активов.

В блок из технического перешёл Андрей Белоусов, который усиливает позиции за счёт назначения на особо ответственный пост министра обороны РФ. На фоне масштабной зачистки прежнего руководства Белоусов получил карт-бланш на формирование собственной сильной команды из опытных аппаратных игроков (в частности, экс-министр и экс-аудитор Счётной палаты Олег Савельев назначен замминистра и руководителем аппарата министра обороны РФ).

Идеологический блок

Идеологический блок остаётся стабильным. Спикер Госдумы Вячеслав Володин не только обеспечивает контроль над законодательным оформлением стратегических решений Кремля, но и выступает в роли одного из ключевых спикеров охранительства, совмещая институциональную и идеологическую функции. Можно сказать, что он максимально эффективно использовал для усиления позиций новые полномочия парламента, как во время отчёта правительства, так и в ходе согласования кандидатов на посты министров и вице-премьеров. Валентина Матвиенко также остаётся в публичной повестке: одна из последних ярких инициатив спикера Совета Федерации - рассмотреть вопрос об укрупнении регионов. Более того, Матвиенко важна как женское лицо высшего эшелона российской власти. Алексей Громов и Дмитрий Песков остаются в президентской администрации, что отражает ставку президента на консерватизм в информационном контуре политического управления. Консерватизм выразился и в переназначении Сергея Лаврова на должность главы МИД, что констатирует продолжение СВО в среднесрочной перспективе, - вероятность смены фигуры руководителя внешнеполитического ведомства напрямую связана с вероятностью изменения самого характера конфликта с Украиной и Западом. Стоит отметить, что при деградации отношений со странами Запада есть очевидный прогресс в диалоге с Глобальным Югом, в частности, по линии выстраивания стратегического союза с Китаем. Патриарх Кирилл за счёт безусловной лояльности государственной политике лишь укрепил свои позиции, на фоне чего несколько ослабло влияние митрополита Тихона (Шевкунова) после его перевода в Крым.

Государственный капитализм

Государственный капитализм представлен всё теми же лицами. Герман Греф частично перехватывает публичный функционал пониженного до ЦК рыночника Алексея Кудрина и утверждается в роли главного глашатая инноваций и цифровизации, продвигая лично перед президентом тему развития искусственного интеллекта. Андрей Костин диверсифицирует активы и в рамках идеологемы о необходимости новой приватизации сумел пролоббировать получение Объединенной судостроительной корпорации под менеджерское управление банка ВТБ. Несколько тускнеет публичная роль Игоря Шувалова в роли председателя ВЭБ. «Газпром» Алексея Миллера испытывает беспрецедентные финансовые проблемы на фоне санкций Запада против поставок российского газа, в то время как «Транснефть» Николая Токарева, напротив, демонстрирует умеренный рост показателей за счёт более высокой адаптивности бизнеса к новым реалиям. Кирилл Дмитриев сохраняет позиции как неформальный спецпорученец президента по вопросам поиска перспективных экономических ниш.

Расширение ЦК

Можно констатировать серьёзное расширение состава ЦК, в первую очередь за счёт пополнения его зарекомендовавшими себя технократами, в основном членами правительства Михаила Мишустина и перспективными губернаторами.

Продолжается продвижение наверх представителей новой силовой элиты, в частности, группы экс-ординарцев Путина. Лидером группы выглядит помощник президента Алексей Дюмин. Он имеет высокий потенциал для роста до позиции кандидата в члены Политбюро 2.0, однако его предстоит реализовать. Складывается впечатление, что происходит тестирование менеджеров нового поколения на новых позициях. К числу такого рода перспективных фигур можно отнести нового заместителя главы АП Максима Орешкина, который фактически выступает в роли теневого вице-премьера по экономике.

Хедлайнером группы принцев в ЦК становится новый глава Счётной палаты Борис Ковальчук. Эксперты отмечают, что все участники группы принцев, помещённые нами в ЦК, обладают реальными управленческими компетенциями, которые являются основным фактором их продвижения по карьерной лестнице.

Расширение представительства лидеров парламентских партий в ЦК обусловлено приближающимися парламентскими выборами, которые могут стать триггером перестановок в исполнительной власти. После победы в борьбе за лидерство в ЛДПР и укрепления аппаратных позиций логично усиление главы комитета по международным делам Госдумы Леонида Слуцкого. А яркое выступление кандидата от «Новых людей» Владислава Даванкова на выборах президента РФ и стабилизация рейтингов партии обеспечили рост влияния самой новой парламентской партии в лице Даванкова и её лидера Алексея Нечаева.

Кризис существующей партийной системы ставит в повестку дня формирование новых политических проектов, как на левом фланге, где заметно ослабление КПРФ и кризис СРЗП, так и в том секторе, где ранее была ЛДПР, ищущая свою новую идентификацию за пределами ниши партии наследников Жириновского.

Обратной стороной роста топа федеральной элиты становится секвестр региональных элит. Масштабная антикоррупционная кампания, развернувшаяся в российских регионах, серьёзно ударила по местной бюрократии. Признанные по тем или иным основаниям стратегическими бизнес-активы всё чаще переходят от региональных групп к федеральным игрокам, аффилированным с теми или иными членами Политбюро 2.0.

Риски - что дальше?

Новый состав властных структур будет действовать в рамках сохранения крайне высокой степени турбулентности и неопределённости контекста, который генерирует целую плеяду рисков, оказывающих значимое влияние на политическую динамику:

▪ Военные риски, в частности, нарастающая вероятность прямого противостояния со странами-членами НАТО.

▪ Обострение структурных социальных проблем при продолжении СВО, как по мобилизационным вопросам, так и в контексте дефицита кадров (январский опрос Института Гайдара зафиксировал рекордный дефицит кадров в промышленности - о нехватке людей заявило 47% предприятий).

▪ Усиление внешних ограничений, сдерживающих развитие энергетической отрасли и бросающих вызов поступлению сырьевой ренты, - уже сейчас оно выражается в ковровых санкциях против российского танкерного флота и публично продвигаемых США санкций против проекта «НОВАТЭК» - Арктик СПГ-2.

▪ Существенное ухудшение внутреннего инвестиционного климата и негативный отложенный эффект в сфере крупного бизнеса из-за низкой предсказуемости деятельности в контексте перераспределения собственности (если оно продолжится) и роста налоговой нагрузки на предпринимательский сектор.

▪ Усложнение поиска обходных финансовых цепочек вследствие ужесточения режима вторичных санкций на фоне фиксируемых сложностей с банковскими расчётами в Китае, Турции и других дружественных России странах.

▪ Обострение миграционного вопроса и межнациональных отношений в случае радикализации ситуации на Ближнем Востоке, что может привести к новым рискам террористической активности разноформатных подпольных групп в условиях концентрации ключевых ресурсных усилий РФ на театре СВО.

▪ Отсутствие прогресса по импорту критических технологий, в том числе из-за превалирования сырьевого экспорта в качестве доминирующего паттерна российско-китайской торговли.

[1] Без учёта Александра Волошина, который примерно год руководил АП РФ при Борисе Ельцине и три года при Путине (до 2003-го).

[2] Например, в июле 2022-го Путин критиковал скромные результаты «Ростеха» по цифровым технологиям, а 11 января 2023 года подверг критике Мантурова за отсутствие контрактов на производство самолётов.
Автор(ы):  «Минченко Консалтинг»
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~nIth9


Люди, раскачивайте лодку!!!