Нечаянный триумф. Французскому националисту Марин Ле Пен удалось практически невозможное

Нечаянный триумф. Французскому националисту Марин Ле Пен удалось практически невозможное
21 Июня 2022

Марин Ле Пен удалось невозможное. Вечером 19 июня она вернула себе знамя вождя всех французских правых, которое, казалось, уплывало от нее к лидеру движения «Реконкиста» Эрику Земмуру. Ее партия «Национальное объединение» стала третьей по количеству мест в парламенте страны, а по сути - победительницей, поскольку на первом и втором местах оказались не партии, а партийные коалиции - центристский альянс президента Эммануэля Макрона «Вместе» (245 кресел) и разномастная красно-зеленая коалиция Nupes (Новый народный экологический и социальный союз) с лидером партии «Непокоренная Франция» Жан-Люком Меланшоном во главе (131 место). А Национальное объединение Марин Ле Пен неожиданно - даже для самого политика - в одиночку, без каких-либо союзников, завоевало 89 мандатов.

«Неслыханная победа, на которую не смели надеяться даже самые оптимистичные руководители Национального объединения», - пишет «Le Figaro». Но скажем больше: произошло событие, опровергающее законы, которым подчиняется Пятая республика.

С момента возникновения партии «Национальный фронт» (1972 год) детище бывшего парашютиста Жан-Мари Ле Пена - отца Марин - служило излюбленной мишенью для нападок левых, центристов и даже умеренных правых. Сторонников фронта клеймили фашистами, что во Франции с ее сильными левыми традициями равносильно смертному приговору в политике. Отчасти здесь были виноваты крутые молодчики, с которыми Жан-Мари Ле Пен создавал свою партию, - сами себя они называли национал-революционерами и предпочитали парламентским дебатам тактику прямого действия - вразумление идеологических противников железными прутьями и дубинками. И хотя Ле Пен - старший довольно быстро от них избавился, в общественном мнении Пятой республики намертво укоренилось представление о его партии как о сборище фашистов, расистов и ксенофобов. Признаться в приличном обществе, что ты не то что голосуешь за НФ, но хотя бы в чем-то разделяешь его платформу, было совершенно невозможно.

Между тем идеи Национального фронта разделяли многие избиратели, особенно те, кто принадлежал к глубинному народу - крестьяне, работяги, мелкие предприниматели. Они из года в год голосовали за кандидатов от партии Ле Пена... но их действия ни к чему не приводили. Политическая система Франции выработала очень эффективный защитный механизм, не позволявший лепенистам избираться в заксобрания и органы исполнительной власти, - он получил название Республиканского фронта. Применялся он в тех случаях, когда во втором туре голосования примерно равное число голосов набирали кандидаты правых, левых и НФ. Под девизом «Не пустим фашистов во власть!» политик, имевший минимальные шансы на победу, добровольно снимал свою кандидатуру, чтобы исключить конкуренцию между двумя приемлемыми соперниками и не дать победить сопернику неприемлемому, то есть представителю НФ.

Система работала как часы: и левые, и правые, и центристы смыкались в непробиваемую когорту, о которую разбивались усилия Национального фронта. Она дала сбой один раз, в 1986 году, когда по инициативе Франсуа Миттерана выборы - единственный раз в истории Пятой республики - проводились не по мажоритарной системе в два тура, а по пропорциональной - в один тур. Невозможность организовать республиканский фронт сразу же сказалась на результатах партии Ле Пена - в парламент прошло целых 35 делегатов. Больше экспериментов во Франции не ставили.

Сменившая отца на посту партийного лидера Марин Ле Пен сделала все возможное, чтобы оттереть с одежд Национального фронта засохшую кровь и грязь 1970-х, изгнать из партии старых демонов, придать ей лоск и респектабельность. В 2017 году Марин продемонстрировала отличные результаты на президентских выборах, уступив в первом туре Эммануэлю Макрону меньше 3% голосов. Но затем сработал республиканский фронт - и во втором туре разрыв был 32%. А на состоявшихся спустя месяц выборах в Национальное Собрание ей удалось провести в парламент восемь однопартийцев.

В дальнейшем Марин провела ребрендинг отцовского наследства, сменив стигматизированное название «Национальный фронт» на менее боевое, но и не вызывающее нежелательных ассоциаций - «Национальное объединение».

Нынешний электоральный цикл принес Марин Ле Пен куда более весомые трофеи. Президентские выборы, впрочем, она снова проиграла, но уже с гораздо менее разгромным счетом (41,5% против 58,5% у Макрона). Зато представительство в парламенте ей удалось увеличить ни много ни мало в 11 раз - с восьми до 89 депутатов.

Главным фактором, обеспечившим невероятный результат Национального объединения, безусловно, стал конец республиканского фронта. Кандидаты от партии Марин Ле Пен выиграли во втором туре больше половины из 108 кампаний по всей стране. Причем выиграли и у левых, и у макронистов из центристской коалиции «Вместе». Одной из проигравших в противостоянии с Ле Пен и ее соратниками стала сама министр здравоохранения Брижит Бургиньон, которой избиратели предпочли кандидата от Национального объединения Кристин Ангран. Сторонники президента не смогли договориться с левыми, как обычно. «Республиканский фронт на местном уровне умер», - констатировал Матье Галлар из французской социологической службы Ipsos.

Партия Ле Пен добилась значительных показателей среди молодых избирателей-миллениалов и выиграла голоса рабочего класса. А ее успехи грозят «потенциальным крахом так называемого центристского консенсуса, продвигаемого глобалистскими элитами, такими, как бывший банкир Ротшильдов Макрон», - утверждает рупор американских консерваторов «Breitbart». Между первым и вторым турами голосования опросы давали партии Ле Пен от 25 до 45 мест, предполагая, что антимакроновские настроения во французском обществе заставят многих левых избирателей встать на сторону Марин, чтобы лишить заигравшегося в полубога президента контроля над парламентом. Но голосование показало, что социологи недооценили степени раздражения, которое Эммануэль Макрон вызывает как у правых, так и у левых.

Сама Марин Ле Пен перед выборами надеялась получить хотя бы 15 мест в Национальном Собрании, что позволило бы ей сформировать парламентскую группу. Но вместо 15 она получила 89 мест, что дало ее движению, как заявила сама Марин, «больший доступ к рычагам французского правительства, чем когда-либо в истории».

И действительно, имея 89 мест в парламенте, Национальное объединение может инициировать вынесение вотума недоверия правительству - а нынешнее правительство крайне непопулярно, и к отставке премьер-министра Элизабет Борн призывают как правые, так и левые. Имея 60 депутатов, парламентская группа получает право направлять уже принятый законопроект, с которым она не согласна, в Конституционный суд, где его могут признать противоречащим Конституции страны. Иными словами, у партии Ле Пен появляются реальные инструменты влияния на политику Франции.

К тому же вечером 19 июня Марин Ле Пен выиграла настоящий джекпот. По законам Пятой республики партиям, сформировавшим парламентские группы, выделяются из бюджета очень приличные деньги - около 10 млн евро в год. До 2027-го Национальное объединение получит более 50 млн евро, и финансирование более чем актуально для партии, официальный долг которой составлял на конец 2020 года около 24 млн евро - ни один французский банк не соглашался финансировать кампании националистов.

У самой Ле Пен, оглушенной неожиданным успехом партии, планы, судя по всему, наполеоновские. «Мы потребуем всего, на что имеем право: посты вице-президента Национального Собрания и председателя финансовой комиссии!» - заявила она.

Французские левые отреагировали болезненно. «Ей дали больше легитимности не только политические партии, но и средства массовой информации, - с неудовольствием прокомментировала триумф Марин Ле Пен политолог из Тулузы Рим-Сара Аллоуан. - Есть некоторые издания, которые даже не называют ее ультраправой!»

Между тем Марин решилась на неожиданный, но потенциально очень сильный ход. Она объявила журналистам, что намерена отказаться от своего поста председателя партии «Национальное объединение», чтобы возглавить новый мощный парламентский блок. Депутатская деятельность позволит ей полностью сосредоточиться на парламентской борьбе и вести поединок со своим старым соперником Макроном. «Я очень рада собрать многих наших депутатов, в первую очередь чтобы поздравить их с победой, - написала Марин Ле Пен в своем Twitter 20 июня, когда стали известны окончательные результаты выборов. - А также для того, чтобы подготовиться к нашему прибытию в Бурбонский дворец, куда мы войдем в качестве первой силы оппозиции Эммануэлю Макрону».

Заявление Ле Пен сделала сильное - учитывая тот факт, что второе место все-таки не у ее партии, а у красно-зеленой коалиции Nupes Жан-Люка Меланшона. А Меланшон не только во всеуслышание объявлял, что одна из его главных задач - не допустить победы ультраправых, но и всерьез намерен побороться за пост премьер-министра.

Сама Марин критикует Меланшона с не меньшей яростью, чем он ее. «Меланшон не набрал и половины числа депутатов, необходимых, чтобы претендовать на должность премьера. Он лгал избирателям, что было санкционировано», - написала она. Но Меланшон, как и Ле Пен, стремится разгромить Макрона, и два непримиримых противника могут стать ситуативными союзниками. Парижский корреспондент BBC Хью Шофилд сравнил широкий союз левых партий под руководством Меланшона и Национальное объединение Марин Ле Пен с двумя половинками клещей, между которыми оказалось центристское правительство Макрона. Да, они на разных полюсах политического спектра, но правило «Враг моего врага - мой друг» никто не отменял!

Проиграл в большой игре только человек, которого считают даже более правым, чем Марин Ле Пен, - Эрик Земмур, лидер движения «Реконкиста». Сторонник привилегированного союза с Россией, Земмур действительно во многих отношениях радикальнее, чем осторожная и склонная к компромиссам Марин. Он едва ли не единственный французский политик, отважно сражающийся против Великого Замещения, как называют политику глобалистов по уничтожению французской идентичности.

Казалось бы, его позиция должна быть близка и понятна Марин Ле Пен. Но лидер Национального объединения увидела в Земмуре не соратника, а соперника. В четвертом округе департамента Вар произошло неслыханное: партия Ле Пен и макронисты объединились в... республиканский фронт, чтобы не допустить победы Земмура. В итоге Земмур получил только третье место и не попал в Национальное Собрание.

Не здесь ли кроется секрет небывалого успеха партии Ле Пен на парламентских выборах? Пообтесавшийся и сменивший даже свое одиозное имя Национальный фронт больше не угрожает теневым хозяевам Пятой республики - теперь его даже выгодно использовать как оружие против настоящих правых вроде Эрика Земмура. А раз так, то партию Марин Ле Пен можно пустить и в Национальное Собрание - не страшно!

Кризис Пятой республики. Французские избиратели не оценили объятий и поцелуев Макрона с недофюрером Зеленским

Автор(ы):  Кирилл Бенедиктов, политолог
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~wsb4I


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте