Вашингтон разрушил нефтедолларовый статус-кво. Потенциал СВО сквозь призму больших задач-2

Вашингтон разрушил нефтедолларовый статус-кво. Потенциал СВО сквозь призму больших задач-2
1 Мая 2023

Всеобщее ожидание масштабных событий на Украине - сначала большой осенней битвы на Донбассе, затем зимнего наступления русской армии, наконец, весеннего контрнаступления ВСУ - отражает запрос на смену динамики и скорейшее завершение страшного военного конфликта, круги от которого расходятся по планете. При том что он по-прежнему остается локальным и относительно ограниченным, для большей части мира периферийным. Но благодаря вовлечению крупнейших держав в гибридное столкновение определяющим в контексте пересборки мирового порядка. Расхождение в видении нового порядка предполагает затяжной характер украинской кампании.

Ставка на блицкриг всеми сторонами конфликта в итоге привела к позиционному дипломатическому тупику уже спустя полгода после старта СВО: критически сузилось поле для поиска компромиссов и вообще каких бы то ни было переговорных историй.

Минувшей осенью Россия окончательно закрыла мартовский торг и зафиксировала свои бенефиты, пригласив в состав федерации четыре новых региона и пробив сухопутный коридор в Крым. Украина согласна на диалог только на границах 1991 года. А коллективный Запад признал провал ставки на экономическое удушение Москвы и развернул регулярный конвейер поставок оружия на Восток. Но даже в текущем раскладе украинский конфликт мог бы остаться типичным гибридным, с перспективой отработанного входа в стадию остановок огня и гуманитарных пауз при посредничестве традиционных посредников, если бы не предельная эскалация переговорных позиций.

Москве не нужен Киев и вообще какие-либо украинские территории за периметром самоопределившихся в составе России Крыма, ЛДНР, Херсонской и Запорожской областей - только откат НАТО на позиции 1997 года. Демилитаризация, денацификация лишь производные от требования к Западу не превращать Украину в антироссийское копье. Поэтому все варианты перемирий и заморозок, корейского либо немецкого сценариев с расходом по Днепру будут считаться временными и без ответа на главную задачу. Тем более если учитывать, что часть территории страны оккупирована.

Но и для Запада любая заморозка по статус-кво станет болезненным поражением с учетом обещаний добиться победы над Россией, в пределе - разрушить государство. Причем если репутацией европейских лидеров можно пренебречь, заменив их на свежие кадры, то у США на кону статус главного в мире полицейского, казначея и судьи. Который надо защищать до конца не только перед третьим миром, но и перед своими партнерами.

Таким образом, мерилом успеха для украинского конфликта является не занятая территория, а сам факт решимости противников вкладывать ресурсы в борьбу - для Запада, впрочем, частично заемные. Однако если динамика военных действий резко упадет, а украинцы не продемонстрируют перспективу успешных наступательных операций, позиции партии мира серьезно усилятся, а европейские союзники Вашингтона получат аргументы для деэскалации: в чем смысл предельных жертв, если не получается не только развалить ядерную державу, но и сколь-либо подвинуть линию фронта?

Описанная логика во многом объясняет ставку Вашингтона на интенсификацию конфликта, пока украинцы в состоянии хотя бы попробовать продавить русскую оборону.

Россия же, сохранив консолидацию общества, стабилизировав экономическую и социальную ситуацию, может принять в расчет глобальные мировые процессы, активизировавшиеся в 2022-м после старта специальной военной операции.

Главный стратегический ресурс планеты - нефть. Нефтяной - самый емкий сырьевой рынок в мире, оцениваемый в 2022 году в 3,5 трлн долларов. Его основа - связка доллара и нефти: на основных мировых биржах и привязанных к ним хабах нефть торгуется в долларах, расчеты по сделкам происходят опять-таки в американской валюте. За счет системы нефтедоллара юрисдикция США распространяется на торговлю как нефтью, так и другими сырьевыми ресурсами. Что отчасти позволяет американцам безнаказанно эмитировать валюту практически в неограниченных количествах, размывая инфляцию доллара не только на собственную экономику, но и на экономики других стран.

Нанеся, как им казалось, разрушительные санкционные удары по российской экономике, американцы разрушили нефтедолларовый статус-кво. В январе 2022 года каждая вторая тонна нефти и нефтепродуктов из России шла на Запад. А в январе 2023-го - только каждая пятая тонна. Теперь половина российской нефти идет в Китай и Индию.

Однако самое важное, что неизвестный покупатель забирает каждую четвертую тонну российской нефти и нефтепродуктов. Таким образом формируется мировой теневой рынок - наряду с нефтью из Ирана, Венесуэлы и Сирии. И если до антироссийских санкций он был маргинальным, то теперь становится мейнстримным: среди его покупателей все больше развивающихся стран Африки и Азии. И стран крупных: в одном Пакистане живет больше людей, чем в Германии, Франции и Великобритании вместе взятых. Иными словами, рынок черной нефти растет, а доля нефтедоллара сокращается.

На фоне санкций, наложенных на РФ, даже лояльные или нейтральные США страны, экспортирующие нефть, например, Саудовская Аравия и Бразилия, рассматривают варианты торговли нефтью за региональные валюты или китайские юани с целью снизить торговые и санкционные риски. Инициативу поддерживают многие импортеры развивающегося мира - Индия, Турция, Пакистан, Китай и т.д. То есть США постепенно теряют стратегический контроль над рынком нефти, а доля нефтедоллара заметно снижается. Появляются альтернативы - петроюани и нефтерупии. А вокруг теневого рынка формируется своя, новая теневая финансовая инфраструктура - система кредитования, аккредитивов, страхования. До СВО подобное казалось невозможным.

Заморозка российских золотовалютных резервов, номинированных в долларах и евро, привела к тому, что многие страны начали отказываться от вложений своих авуаров в резервные валюты. Скажем, Китай месяц за месяцем выводит средства из госдолга США. Санкции против российских олигархов в тихих гаванях вроде Швейцарии привели к массовому бегству вкладчиков из банков. Что стало одной из причин внезапного банкротства Credit Suisse. К тому же на фоне непредсказуемости политики США (как внутренней, так и внешней) многие страны, державшие нейтралитет, стали формировать новые и укреплять старые союзы и объединения, видя новый формирующийся центр силы по осям Россия-Китай, Россия-Индия, Россия-Иран, Россия-Саудовская Аравия.

В последние месяцы более чем очевидно укрепление отраслевого объединения ОПЕК+, которое с присоединением к организации России, Азербайджана и Казахстана получило новую жизнь и огромное влияние на рынок нефти. Возобновился диалог в рамках БРИКС, вновь идут разговоры о расширении Евразийского экономического союза.

США банально передавили с попытками поставить в строй не только союзников, но и нейтральных партнеров. Если бы ставка делалась не на стремительное удушение РФ, а на постепенное и разнесенное по времени, далеко не факт, что фундаментальные изменения последовали бы, и так быстро. В Вашингтоне не учли, насколько изменился мир за последние 20 лет, что наглядно отразилось в динамике ВВП: страны БРИКС уже обогнали большую семерку (31,5% мирового ВВП против 30,7%), и разрыв будет расти.

Процессы суверенизации регионов развиваются стремительно: особенно ярко они заметны по Ближнему Востоку, где десяток лет назад не смели пикнуть без разрешения посыльного из Белого дома. Теперь же восстанавливаются отношения, казалось бы, исторически непримиримых соперников: Сирии, Ирана, аравийских монархий.

Катализатором изменений стали действия России на бывшей Украине. Схоластическое упражнение на тему «Возможен ли откат к прежней американоцентричной модели» вряд ли оправдано, тем более что американцы самоубийственно разгоняют центробежные тренды и ставят на страх, а не на партнерство. Более того, украинский конфликт в его текущей фазе остается наглядной демонстрацией нежелания американцев двигаться к миру и учитывать интересы представителей зарождающегося глобального порядка. И каждый новый месяц действия СВО лишь усугубляет ситуацию для Вашингтона.

Россия в попытках разорвать связь Европы с США держится в тени китайского партнера. Но, вероятно, как ни парадоксально, рассчитывает на возвращение экономического сотрудничества с Евросоюзом в рамках большого евразийского партнерства.

Другой фундаментальный сдвиг, спровоцированный СВО, - выход из тени Китая, его активизация на международной арене (одно посредничество в ближневосточных делах дорогого стоит), показательное укрепление партнерства КНР с Россией и все более явная ставка на работу с Европой в попытках вывести ее из-под американского зонтика.

Председатель КНР Си Цзиньпин в Москве уже объявил о переменах, которых не было сто лет. Пекин сравнивает нынешние события с последствиями Первой мировой войны, по итогам которой рухнули несколько империй и в конце концов колониальная система. Прежний мировой порядок перестал существовать, и начал формироваться новый.

Мирный план по Украине был представлен тогда, когда большинству стран мира стала очевидной бесперспективность ультиматума США к России. Предложение Пекина, пусть декларативное и неконкретное, воспринято как альтернатива для выхода из тупика. Китай неспешно выстроил свою площадку для обсуждения происходящих процессов и разрушил монополию коллективного Запада на толкование украинского конфликта.

И вот посетивший КНР в поисках инвестиций президент Бразилии Лула да Силва обрушился с критикой на США, которые поощряют войну на Украине поставками вооружений. А президент Франции Эммануэль Макрон поручил своим советникам разработать мирный план по Украине, явно намереваясь согласовать его с Пекином. Более того, Макрон заявил о необходимости для ЕС иметь стратегическую автономию в условиях формирования двух мировых полюсов - США и Китая. По мнению президента Франции, автономия даст Евросоюзу шанс стать третьей сверхдержавой. А президент Европейского совета Шарль Мишель, в свою очередь, заявил, что большинство стран ЕС разделяют мнение Эммануэля Макрона о необходимости стратегической автономии ЕС.

Очевидно, что многие европейские лидеры не хотят нести экономические издержки из-за противостояния США с Китаем (в перспективе дойдет до понимания ущербности поддержки американской конфронтации с Россией за европейский счет - если теракт на «Северном потоке» его не дал). В 2020 году Китай стал главным торговым партнером ЕС, отодвинув США на второе место. Даже самые оптимистичные экономисты не видят потенциала для быстрого роста американской экономики, в то время как полуторамиллиардный Китай перспективу роста имеет и, соответственно, увеличивает привлекательность своего внутреннего рынка для европейских производителей.

Таким образом, экономическая целесообразность заставит страны ЕС все больше дистанцироваться от попыток США втянуть их в торговую войну с Китаем в битве за далекий Тайвань. А дистанцирование может поставить ЕС перед необходимостью самостоятельно обеспечивать свою безопасность. И здесь, к слову, также выигрывает Франция с ее развитым ВПК. Период атлантической консолидации, во многом эмоциональный и инерционный, вскоре закончится. А значит, Штатам придется прибегнуть к привычной практике «Разделяй и властвуй», провоцируя внутриевропейский раскол по линии Польши с ее амбициозным проектом так называемого Междуморья.

Правда, ряд европейских политиков, рассчитывающих продолжить карьеру в международных организациях наподобие НАТО и МВФ, как председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен или глава МИД ФРГ Анналена Бербок, продолжают яростно отстаивать линию вашингтонского обкома. Но по мере осознания европейскими элитами необходимости выбора самостоятельного геополитического пути, а главное, экономического выживания, их взгляды со временем станут восприниматься как моветон.

Россия в попытках разорвать связь Европы с США держится в тени китайского партнера. Но позволим предположить, что одной из перспективных задач в рамках дальнейшего развития СВО стоит, как ни парадоксально, возвращение экономического сотрудничества с ЕС, несмотря на существующий идеологический антагонизм и разорванные торговые связи. О нем свидетельствуют не только настроения в кабинетах, весьма неприятные для развития политики импортозамещения, но и свежая редакция Концепции внешней политики РФ, подписанная президентом Владимиром Путиным 31 марта 2023 года.

В отношении европейских стран там указано намерение двигаться к прекращению недружественных действий, к полному отказу государств и их объединений от антироссийского курса (в том числе от вмешательства во внутренние дела России), а также «для их перехода к долгосрочной политике добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества с Россией». В концепции предполагаются глубокие интеграционные процессы в рамках большого евразийского партнерства между ШОС, ЕАЭС, АСЕАН, арабским миром. Но отдельным пунктом следует - цитата - «осознание государствами Европы безальтернативности мирного сосуществования и взаимовыгодного равноправного сотрудничества с Россией… помогут европейским государствам занять достойное место в большом евразийском партнерстве и многополярном мире».

Проект большого евразийского партнерства обкатывался Россией с 2015 года вместе с представителями восточной его части. Но, возможно, от взаимодействия с западным фасадом, временно оккупированным США, Путин, большой сторонник идеи Большой Европы (тогда не Евразии) от Лиссабона до Владивостока отказываться не намерен.

Как актуальное состояние СВО приближает его планы? Во-первых, при любом развитии нынешнего конфликта Россия и Европа обнаружат общую границу без посредников в виде мечущихся в разные стороны постсоветских стран. Рано или поздно ситуация заставит сообща ликвидировать последствия конфликта, а затем вырабатывать архитектуру европейской безопасности (что, собственно, и предлагала Россия накануне СВО). Переговоры будут автоматически толкать прагматичное экономическое сотрудничество крупнейшего ресурсного игрока планеты и по-прежнему самого индустриально развитого региона мира. А сторонников взаимовыгодной коммуникации в Евросоюзе по-прежнему достаточно. Наконец, такая опция появляется при одном важном условии - разрешении украинского конфликта с учетом российских интересов, что предопределит имиджевое фиаско военного зонтика Соединенных Штатов и вынудит европейских партнеров вернуться к суверенной защите своих интересов.

Бахмут практически взят. Потенциал специальной военной операции сквозь призму больших задач

Автор(ы):  Журнал «Эксперт»
Короткая ссылка на новость: https://4pera.com/~gN7nq


Люди, раскачивайте лодку!!!