Как не наступить на старые грабли. Александр Севастьянов о денацификации украины

Как не наступить на старые грабли. Александр Севастьянов о денацификации украины
4 Марта 2024

«Столетье с лишним - не вчера», - заметил поэт. Многое забылось, стерлось из памяти русских. Мы забыли, а теперь и знать не знаем, что собой представляла петлюровщина, заразившая за три года Украину, что она породила бандеровщину, что бандеровщина породила современный украинский воинствующий национализм, а он - русско-украинскую войну. Но ничего бы не было, если бы большевики выкосили петлюровцев как дурную траву, вытравили бы из умов украинцев, вместо того, чтобы потакать украинизаторам, исподтишка, а то и открыто делавшим свое черное дело.

Пора признать: были допущены роковые, ужасные ошибки.

Мы не добили петлюровцев и не искоренили петлюровщину после 1922 года.

Мы не добили бандеровцев и не искоренили бандеровщину после 1945-го.

Мы побоялись большого кровопролития и проявили мягкосердечие, гуманизм. Мы заплатили за мягкосердечие огромную цену - и платим куда большей кровью, в том числе своей, до сих пор.

А что будет дальше, история повторится?

Я не сомневаюсь, что в войне мы победим. Но меня интересует, добьем ли мы воинствующих украинских националистов? Искореним ли украинский национализм? Или вновь - уже в третий раз! - наступим на старые грабли, проявив преступную мягкотелость? Ведь, как показывает история, в последнем случае наши жертвы и усилия, пролитая нами кровь окажутся напрасны - если мы повторим ошибки большевиков-коммунистов, замирявших врага вместо того, чтобы стереть его с лица земли.

Чем замирение кончилось, мы теперь хорошо знаем. Гуманизм с треском проиграл прагматизму, приведя к таким кровавым, антигуманным последствиям, каких и в страшном сне было не увидать тем самым гуманистам.

Вот мне и хочется спросить президента Путина: понимает ли он, перед каким выбором его ставит история? Понимает ли, что если не выбрать из украинской почвы все до единого зубы дракона, они вновь через какое-то время дадут убийственные всходы?

Владимир Путин, словно отвечая мне, сказал Такеру Карлсону: «Я говорю, что украинцы - часть общего русского народа, они говорят: нет, мы отдельный народ. Ладно, хорошо. Если кто-то считает себя отдельным народом, он имеет право. Но не на основе нацизма, нацистской идеологии».

Но ведь по-другому не будет! Не может быть по-другому! Зачем обманывать себя? На какой другой основе может утвердить себя народ, 150 лет тому назад считавшийся частью русского, как не на почве тотального вытравливания русскости в себе? Уничтожения Русского мира в себе и вокруг себя, к чему, не скрывая, призывают в Киеве?

Петлюра и Бандера вновь воскреснут, если не будут истреблены, сведены под корень их последователи, которые насмерть бьются под их знаменами и с их именами на устах.

Двадцать лет пристального наблюдения утвердили меня в мысли: у нашего президента Путина психология не воина, а спортсмена, милостивого, милосердного. Он никогда не добивает противников. Иногда его политика приносит позитивные плоды, как в случае с Чечней. Иногда - сугубо негативные, как в случае с Михаилом Ходорковским или Алексеем Навальным. Вот и спрашивается, по плечу ли ему задача, которую не смогли решить ни Ленин, ни даже Сталин? А ведь решить надо, если мы не хотим, чтобы все повторилось, только в худшем варианте.

В Кремле заверяют, что цель денацификации Украины никто не отменял. Но понимают ли в Кремле, что значит слово «денацификация», к каким мерам обязывает? Я кратко набросаю несколько тезисов, чтобы прояснить вопрос.

Итак, что значит денацификация в переводе на язык конкретных дел?

Рациональная, как мне кажется, программа денацификации Украины насчитывает пять пунктов. Вот они.

Первое. Физическое истребление наиболее ожесточенных, упертых сторонников украинизации и дерусификации Украины, противников Русского мира. Они наши непримиримые, последовательные, глубоко мотивированные враги. Пока идет война, которая списывает любые человеческие жертвы, их удобно утилизировать прямо на поле боя.

Перед русской армией должна быть поставлена первоочередная задача: разведке нужно выяснять конкретно, где располагаются отряды украинских националистов типа «Азова», «Айдара», «Правого сектора» и т.д., чтобы прицельно стирать именно их с лица земли как представляющих для будущей России (да и Украины тоже) наибольшую угрозу.

А что с ними, уцелевшими, делать, когда война закончится? Куда их девать?

Перевоспитать их нечего и думать (если не смогли перевоспитать петлюровцев и бандеровцев, которые спустя 50-100 лет добились ослепительного реванша, то при нынешних масштабах тотального всесокрушающего противостояния глупо было бы надеяться на что-то иное). Расстрелять всех участников украинских формирований мы тоже не сможем, что ясно, увы. Отправить их всех на пожизненное заключение? Во-первых, не получится без суда, а судом будет невозможно осудить всех, не поменяв задним числом законодательство. А, во-вторых, содержать целую армию на пожизненном сроке - невозможно, разве что на каторге, которой в России нет.

Я считаю, что необходимо отделить Западную Украину, отграничив ее стеной наподобие Берлинской, создав на той территории своего рода заказник украинского национализма. Куда нужно систематически выселять всех выявленных националистов без суда и следствия, административным порядком. Поскольку после войны придется все равно проводить тотальную люстрацию и проверку на лояльность новой власти, как делалось в послевоенной Германии, равно Западной и Восточной. Технология известна.

А чтобы в украинском заказнике, гадюшнике для гадюк хватало проблем, отвлекающих от противостояния с Россией, следует часть территории отдать полякам, часть венграм, часть румынам, а часть, возможно, белорусам. Но только именно часть, а не все, на что те претендуют. Тогда в Галичине начнется нескончаемая эра разборок и претензий с западными соседями, им станет не до войны с Россией.

Мне возразят, что если оставить националистам хоть клочок своей земли, он будет немедленно милитаризирован Западом до последней степени и превращен в плацдарм, нацеленный на нас. Пардон, а чем небольшой кусочек суши, отрезанный от морей, страшней для нас той же Польши - тысячелетнего врага, или Румынии, или Германии? Как писал Блок, «одной слезой река шумней», эка невидаль! Зато и прихлопнуть, если что, одним ударом можно будет - при том на достаточном удалении от российских границ, чтобы свои не пострадали.

Главное, что нужно понять: мы не можем оставлять в теле будущей Украины, а тем более будущей Новороссии как законной части России, раковые клетки петлюровщины-бандеровщины. Иначе все пойдет по уже известному, дважды повторенному сценарию, и третьего раза Россия может просто не выдержать. Людей русских не хватит.

Итак, все, что останется после отделения Западной Украины, должно быть жестко и бескомпромиссно зачищено от националистов, то есть денацифицировано.

Второе. Важным направлением денацификации Украины, ни с чем не сравнимым по своему агитационному значению, должны стать судебные процессы над нацистскими преступниками. Необходимо соблюдать максимальную гласность.

За образец должна быть взята Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников, созданная в ноябре 1942 года. В задачу ЧГК входил «полный учет злодейских преступлений нацистов и причиненного ими ущерба советским гражданам и социалистическому государству, установление личности немецко-фашистских преступников с целью предания их суду и суровому наказанию; объединение и согласование уже проводимой советскими государственными органами работы».

Акты и сообщения ЧГК были представлены на Нюрнбергском процессе и послужили одним из важнейших доказательств обвинения. А на территории СССР суды над нацистскими преступниками шли по городам и селам, где они лютовали. Их судили там открытым судом, иногда прямо на улице, и назначали наказания, часто казнили публично - через повешение; остальных присуждали к каторжным работам.

Аналогичные судебные процессы над участниками нацбатов и другими украинскими военными преступниками (и наемниками!) должны пройти на территориях, где они творили свои преступления. Привлекать к работе комиссии следует общественных деятелей, депутатов, гуманитарную интеллигенцию. А российская пропаганда должна неустанно рассказывать всему миру об их злодеяниях, которым нет прощения.

Необходимо скомпрометировать саму идею укронацизма и русофобии. Преступным должно быть признано само пребывание в составе нацистских формирований, по аналогии с пребыванием индивида в ранге вора в законе.

Не мешало бы восстановить смертную казнь, применив ее к главным преступникам, как в Нюрнберге. А к преступникам уровнем пониже применять длительные сроки заключения.

Русофобия, обесценивание Русского мира, прямая борьба с ним должны, наконец, найти отражение в Уголовном Кодексе России, должны стать вне закона.

Третье. Кто-то из ярых украинских националистов, участников запрещенных формирований отправится на зону, кого-то будут использовать на принудительных работах по восстановлению разрушенных городов и сел, пострадавших в ходе СВО, кто-то уедет или будет депортирован в Галичину. Но что делать со многими сотнями тысяч, если не миллионами, скрытых бандеровцев, ждунов и спящих, которые не попадут под антинацистский трибунал? Какой должна быть судьба тайно ненавидящих Россию украинцев, новых петлюровцев?

Разумеется, на Украине должен действовать жесткий запрет любых петлюровско-бандеровских партий и организаций, тотальное блокирование даже только потенциальных реваншистов. Совершенно необходим снос памятников Петлюре, Бандере, петлюровцам и бандеровцам, стирание их имен из топонимики, уничтожение символики, запрет на реваншистскую идеологию и риторику. Напротив, нужна установка памятников борцам с бандеровцами и жертвам бандеровцев, переименование населенных пунктов, улиц и площадей в их честь. И т.д.

Однако партии запретить легко, но куда деть их живых сторонников - носителей петлюровско-бандеровской идеологии?

Ответ нам дает опыт послевоенной Германии, который заключался, в частности, в регулярном и обязательном заполнении бесчисленных анкет, кто кем был и что делал за последние 30 лет. Тем, кто не запятнал себя службой нацистам, должна, как в свое время немцам, выдаваться справка об очищении. Разумеется, параллельно должны проходить публичные процессы с актами саморазоблачения и покаяния пособников режима, проводников его жестоких и беззаконных деяний. Пусть осознают свой грех братоубийства в полной мере.

Быть может, одним из главных условий конечной морально-политической победы России должно стать максимальное вовлечение всего населения в процессы следствия и суда над укрофашизмом, над бандеровщиной. Изобличение преступников, выдача их властям должны массово происходить по инициативе самих граждан, пусть негласной. Каждый порядочный украинец должен приложить руку к очищению нации, что сплотит сторонников России и отрежет им путь к отступлению.

Описанная практика - на десятилетия, пока не вырастут внуки нынешних укров.

Тем, кто проявит стремление к исправлению, может быть предоставлена возможность жить и работать на подконтрольных России территориях. Остальных надлежит беспрекословно и неукоснительно депортировать в Галичину, чтобы очистить страну от фашистского отребья.

Четвертое. Одним из основных направлений денацификации должна стать рерусификация. На Украине в течение 30 лет проводилась обратного рода политика дерусификации. Необходимо устранить ее последствия, восстановить позиции русского языка, литературы, культуры, истории на всем пространстве, подконтрольном России, будь то области, желающие войти в ее состав, или же оставшиеся в буферном марионеточном государстве между Галичиной и Россией.

Обязательно нужно придать русскому языку статус государственного, а уж он сам сумеет постоять за себя и за нас. Обаяние русского языка, русской культуры настолько велики (потому-то укрофашисты их и запрещали, подвергали гонениям), что веками выполняли роль скрепы между нашими народами и могут делать то же самое веками.

Что касается мовы, ее изучение нельзя запретить, пока в массовом виде существуют желающие учиться ей в школах и использовать в быту. А их явно очень много. За образец надо взять белорусскую систему: в школах имеются классы с изучением белорусского языка, но детей туда записывают не скопом, а только по желанию родителей. Кто хочет - учится только на русском, кто хочет - на русском и белорусском. По-моему, очень демократично и справедливо, правильно.

Но специально и усиленно поддерживать на государственном уровне сохранение, использование и развитие украинского языка, как делала слепая и тупая, ничего не понимающая в этнополитике советская власть, конечно же, не следует. Мы знаем, чем кончилось дело. Если украинцы желают говорить и писать на мове, учить ее в школах и вузах - ради Бога, препятствовать никто не станет. Но и настаивать - тоже. А русский язык свое возьмет.

Пятое. Для массовой денацификации потребуются усилия контрпропаганды - без преувеличения титанические и многолетние. Нужны будут специальные радио- и телестанции, днем и ночью вещающие на Новороссию, Украину (остаточную) и Галичину, как некогда на СССР вещали «Свобода», «Свободная Европа», «Немецкая волна» и другие. Информационная война на поприще денацификации Украины призвана стать важным направлением государственной политики России.

Само собой, должны быть уничтожены, вытерты с поверхности жизни идейные предпосылки возрождения украинского национализма - начиная со школьных и вузовских программ и учебников и кончая зачисткой библиотек, центров информации и люстрацией среди учителей, преподавателей, профессоров, научных работников и сотрудников СМИ и любых органов пропаганды. Необходимо введение единых учебников по истории, обществознанию и литературе, где версия украинской истории будет очищена от националистического, антироссийского и русофобского душка.

Возможно, есть смысл пойти по варианту послевоенной Западной Германии, в которой история ХХ века вообще не преподавалась, была как бы предана забвению. Но, по правде говоря, вариант мне кажется хуже. Поскольку просто отмахнуться от вопроса нельзя: на пустое место, оставшееся после исключения курса истории, пришли мифы и досужие пересуды обывателей, и в результате мы видим, как немецкий фашизм вновь подымает голову. Нам оно надо? Нет, лучше дать нашу версию истории, сделав ее обязательной.

В любом случае необходимо решительно и глубоко вмешаться в вузовскую гуманитарную науку Украины, которая десятилетиями создавала духовную, интеллектуальную базу для украинского национализма. Должна быть экстренно создана система переподготовки и денацификации учительского персонала как средней, так и высшей школы, нужна тотальная замена учителей-националистов на учителей-антифашистов (условно говоря), настоящая кадровая революция.

Культура - культурой, а политпросвет тоже имеет значение. Отдельный разговор - зачистка в тех институтах, что останутся на месте бывшей украинской армии, то же и в полиции. С моей точки зрения, задача демилитаризации Украины (а ее никто не отменял) требует ликвидации украинской армии и СБУ вообще как таковых и заменой их военным базами России (по образцу военных баз США в демилитаризованной Японии).

Аналогичные перемены нужны в разведке и тайной полиции, где полномочия следует передать соответствующим службам России и ЛДНР. Соответственно, необходим подконтрольный России и пророссийский по духу Главпур, работающий с молодежью.

Задача денацификации обязательно потребует долгого внешнего управления Украиной со стороны России, потому что по своей воле Украина сама себя никогда не денацифицирует. Власть на Украине необходимо радикально поменять, неважно каким путем, демократическим или нет. Нам нужны наместники России, свои генерал-губернаторы, и никак иначе.

Но где брать наместников, с чьей помощью Россия сможет управлять Украиной, ходом ее денацификации? Кто гарантирует нам успех?

Необходима тотальная люстрация, зачистка освоенных территорий Украины, замена руководящих кадров с опорой на пророссийское население. Нельзя повторить ошибку большевиков, допустивших к работе в советских органах всевозможных грушевских, полозов, любченок, шумских и т.п. - явных или скрытых заукраинцев петлюровского толка. Новую украинскую политическую элиту придется выращивать с нуля. На прежнюю надеяться нечего. Януковичи, азаровы, медведчуки - отыгранные карты, их власть будет скомпрометирована, не начав работать. И, разумеется, даже близко к Украине нельзя подпускать злого гения русского народа Владислава Суркова и его креатур.

Поначалу кадры для руководства можно находить среди российских грамотных историков и политологов, хорошо знающих украинские расклады, ориентирующихся в проблематике. Их у нас мало, но они есть. Безусловно, кадровый резерв со знанием местной специфики и пониманием задачи найдется в республиках Донбасса. Можно обратиться к влиятельному белорусскому республиканскому общественному объединению «Белая Русь», стоящему на платформе триединства русского народа. Оно правильно политически ориентировано и могло бы поставить какое-то количество кадров, приемлемых для украинцев, традиционно воспринимающих белорусов вполне терпимо.

В первую очередь стоит поискать надежные кадры среди активистов русского движения. Резерв - те украинские граждане, что были вынуждены бежать от нацистского режима, прежде всего - представители русского движения на Украине, которых в начале 2010-х годов было немало. Кому, как не им сводить счеты с врагами-бандеровцами и обустраивать свою Родину! Но и на самой Украине найдется немало скрытых противников нацистского режима, затаившихся в условиях разгула бандеровской диктатуры, которых следует привлечь к работе по денацификации страны.

Социальная база денацификации постепенно изменится в лучшую сторону, количество наших сторонников вырастет, если удастся поменять власть в подконтрольной русским части Украины и справиться с задачей рерусификации. Но потребуются десятилетия, в течение которых России ни в коем случае нельзя уходить с Украины. Прежде всего потому, что только наличие твердой антифашистской власти, опирающейся на силу, даст возможность большинству населения поверить в перемены и встать на сторону русской власти, ведь люди всегда тянутся к силе.

Руководящим для нас должен стать опыт послевоенной денацификации Германии. 70 лет немцы каялись всем народом, выжигая в себе нацизм каленым железом, вели непрерывную люстрацию и платили репарации и компенсации, тоже всем народом. Но главным условием было жесткое внешнее управление, так как сама себя денацифицировать Германия бы не смогла, а может быть, и не захотела бы.

Жизнь поставит каждого гражданина Украины перед выбором: либо ты украинец, либо русский. Предсказать результат плебисцита не берусь, но мы должны помочь сделать правильный выбор в сторону русскости.

Некогда мы не добили петлюровцев и бандеровцев, а потом и позабыли про них. За свою роковую ошибку мы заплатили и продолжаем платить огромную цену.

Мы не имеем права ее повторить.

Автор(ы):  Александр Севастьянов, патриарх русского национализма
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~6gg4y


Люди, раскачивайте лодку!!!


0
Guest
Статью написал настоящий нацист! После убийств мирных жителей Украины и катастрофических разрушений инфраструктуры, кого он собирается приручать и перевоспитывать? Даже украинские младенцы с молоком матери впитали ненависть к русскому миру! Сидел бы на болотах и не гавкал!
Имя Цитировать 0