Британия и Евросоюз: культурные, колбасные и рыболовные войны

Британия и Евросоюз: культурные, колбасные и рыболовные войны
11 Июня 2021

Похоже, прогрессирующее человечество возвращается в состояние, которое английские философы XVII-XVIII веков называли естественным, полагая, что в природном - догосударственном - состоянии среди людей царила война всех против всех. В середине ХХ столетия тоже своего рода философ Джордж Оруэлл прогнозировал к 1984 году примерно такое же состояние человечества, поделенного на перманентно воюющие блоки.

Он ошибся лишь в том, что буквально на следующий год во главе одного из блоков под названием СССР оказался человек, попавший в один из хитов Бориса Гребенщикова под именем «Полковник Васин со своей молодой женой». И в 1986-м полковник начал процесс под кодовым названием «Перестройка», в результате чего через пять лет одна из воюющих сторон объявила конец войне (холодной - как тогда говорили). А затем и сама покончила с собой, распавшись на 15 независимых частей.

А лет через 15 выяснилось, что Джордж Оруэлл в принципе не ошибся. Уже не просто холодная, а гибридная война опять скомпоновала противостоящие друг другу блоки. И то, что в прежние времена выступало как гарантия от перехода войны холодной в горячую стадию - ядерное оружие, - гарантией практически не является.

Так что, похоже, правы были и Гоббс, и Локк, и Бёрк, и примкнувший к ним в ХХ веке Оруэлл, полагая войну всех против всех естественным состоянием человечества. И их правота особенно проявляется в контексте тех событий, которые характеризуют их родину - современную Великобританию.

Для доказательства обратим наш взор внутрь Соединенного Королевства. С особенным акцентом на последнем слове. Как известно, чтобы страна называлась королевством, в ней должен иметься монарх. Мужского либо женского рода, или, как теперь политкорректно говорить, гендера. Женский гендер последние полвека представлен, как известно, королевой Елизаветой II. По неписанной британской конституции она считается не только главой государства, но и главой Британского Содружества (Commonwealth), которое охватывает все страны, когда-то входившие в состав Британской империи.

Я не оговорился, выбрав «считается», а не возвратный глагол «является». Потому что не все подданные Елизаветы II так считают. А поэтому сама королева в полном смысле своего титула королевой не является.

Вы, наверное, подумали, что речь идет о каких-то отмороженных анархистах или принципиальных противниках монархии в стиле Томаса Пейна. Отчасти не без них. Но речь все-таки идет об активистах woke culture - тех пробужденцах, которые направо и налево упраздняют, исключают из памяти и вычеркивают из современных культурно-образовательных практик всех, кто так или иначе замарался в имперском прошлом.

Сначала woke’ры тренировались на таких фигурах, как Сесил Роудс и Уинстон Черчилль. Но, наконец, дошла речь до Ее Величества. И где же? В, можно сказать, Мекке британской науки, британской просвещенности и британской образованности. То есть в Оксфорде. Студенты Колледжа Магдалены постановили, что портрет главы государства - королевы Елизаветы, - украшавший общий холл заведения, должен быть снят и отправлен в глухой запасник. Навсегда. Поскольку изображение королевы, при которой в основном был проведен процесс деколонизации Британской империи, выступает неприемлемым символом колониального прошлого.

Наглядный образец того, что в начале ХХ века один из авторов знаменитого сборника «Вехи» назвал емким термином «педократия», можно считать высшим пунктом в истории давно идущей культурной войны между левыми радикалами и консерваторами. Кроме прочего ее можно назвать культурной в том смысле, что нынешние британские монархомахи не тащат царствующую особу на эшафот и не отрубают ей голову, как случилось с Карлом I в 1649 году.

Времена не те, да и технологический прогресс свое дело делает. Раньше сталинский принцип «Нет человека - нет проблемы», задолго до самого Иосифа Виссарионыча, понимался и применялся буквально. Теперь cancel culture работает гуманно и более эффективно. Не надо эшафота, палача, кровищщи и толпы, падкой до зрелищ. Достаточно нескольким проснувшимся бросить клич в социальных сетях, и та или иная историческая или даже совсем современная персона подвергнется процедуре кенселлирования.

Например, из уже отснятых и вышедших в прокат с огромной кассой фильмов или сериалов будет вырезана нежелательная персона (случай Кевина Спейси). Или, как в случае с Ее Величеством королевой Елизаветой II, - ее портрет просто уносят в подвал. Чтобы не напоминала о проклятом прошлом тем персонам, которые там не жили, ничего по-настоящему о прошлом не знают, но зато - имеют право вершить моральный суд. И выносить вердикт по нормам и законам современности. Наплевав на незыблемый принцип любого правосудия, повторю, право - судия: «Закон обратной силы не имеет».

Забавно, точнее - грустно, что администрация колледжа, оказывающая студентам образовательные услуги, ничего с вердиктом студенческой педократии реально поделать не может - даже если захочет. Во всяком случае президент колледжа Дина Роуз (Dinah Rose) заявила, что студенты в полном праве распоряжаться своим собственным пространством и что она уважает их право в соответствии с демократическими нормами. А вот министр образован Гевин Уильямсон (недавний министр обороны в правительстве Терезы Мэй) ограничился одним словом: «Абсурд».

Более многословен оказался сэр Джон Хейес (John Hayes), председатель группы консервативных членов парламента под названием «Здравый смысл» (Common Sense): «Самое печальное состоит в том, что хотелось бы думать о ребятах в колледже Магдалены как вменяемо разумных. Но их решение свидетельствует об обратном».

Печальная ирония заключается в том, что сам колледж был основан королем Генрихом VI в 1548 году. Что на 500-летие колледжа его посетила будущая королева и получила почетную степень. Что в 2008 году она вновь посетила колледж, чтобы поздравить с 550-летием. И что в 2013-м группа студентов того же колледжа приобрела портрет королевы и повесила его в общей студенческой комнате. И спустя всего восемь лет следующая студенческая волна демонстративно отправляет портрет главы государства в подвальную ссылку. Я не исключаю, что в случае очередного визита в колледж Елизавета II рисковала бы получить прием в духе того, которого удостоился Эммануэль Макрон во время посещения заштатного французского городка.

На фронтах культурной гражданской войны в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии каждый день случается нечто, что свидетельствует об успешных партизанских вылазках woke’ров. И с ними ничего не могут поделать даже министры правительства Бориса Джонсона. И я не случайно привел полное название государства. Поскольку на внешнем его контуре разгорается новая - и уже совсем не культурная (хотя пока что - культурная) война, получившая название колбасной. Она касается той части британского союзного государства, которая называется Северной Ирландией, или просто Ольстером.

Воюющие стороны - Великобритания и Евросоюз. Дело в том, что заканчивается шестимесячный льготный период, предусмотренный так называемым Североирландским Протоколом в Соглашении между ЕС с Великобританией. В течение шести месяцев после окончательного введения Brexit`a в Северную Ирландию из остальной территории по морю можно доставлять мясную продукцию (колбасы и охлажденное мясо) без всякого контроля.

А затем, согласно протоколу, между Ольстером и остальными частями британского государства должна быть установлена таможенная граница по Ирландскому морю вместо полноценной границы между Северной Ирландией и республикой Ирландия. Она не должна возводиться в соответствии с Соглашением Страстной пятницы от 1998 года, остановившем террористическую войну, которую вела ИРА (Ирландская республиканская армия) против британской армии и мирного населения Ольстера.

Но если британская сторона откажется следовать протоколу, Евросоюз угрожает поставить реальную границу на ирландском острове, чтобы защитить свою территорию от контрабанды из Великобритании. Несмотря на вероятность возобновления активности ирландских республиканских радикалов и их сторонников в Ольстере и катастрофические последствия для Великобритании в первую очередь.

Борис Джонсон категорически заявляет, что на установку таможенной границы по Ирландскому морю он не пойдет. И завоз колбас и мяса в Ольстер продолжит после 1 июля. Он надеется на здравый смысл и понимание со стороны Евросоюза. ЕС стоит насмерть, но намекает прямым текстом, что готов рассмотреть вариант продления льготного периода для Северной Ирландии, правда, только в обмен на уступки для французских рыболовов. В смысле их допуска в территориальные воды Великобритании. А против - рыболовы британские. Таким образом, колбасная война обострила уже давно тянущуюся войну рыбную.

И, похоже, перед нами тот уникальный случай, когда британскому премьеру идеально подошла бы формула «Ни рыба, ни мясо». Но, к сожалению для Бориса Джонсона, вопрос поставлен так: либо отдай рыбу и получишь мясо, либо не отдашь рыбу - не получишь и мяса. Напрашивается шуточный совет: а не стать ли Джонсону вегетарианцем? Однако тут не до юмора. Вопрос стоит ребром.

Автор(ы):  Леонид Поляков, Высшая школа экономики
Короткая ссылка на новость: https://4pera.com/~XDkyn


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com