Воронежский историк Аркадий Минаков: Почему нам нужны контрреформы в школе и вузе?

Воронежский историк Аркадий Минаков: Почему нам нужны контрреформы в школе и вузе?
28 Мая 2024

Анализ процессов, которые больше трёх десятилетий наблюдаются в сферах школьного образования и университетской науки, показывает, что в отрасли сложилась ситуация, близкая к катастрофе. Интеллект значительной части подрастающего поколения приблизился к пещерному уровню. 10-15 лет той же образовательной политики убьют интеллект русской нации.

Почему так? Начнём издалека. У интеллектуальной деградации есть, что называется, объективные предпосылки. Распространившаяся со скоростью лесного пожара гаджетная культура оказалась очень опасной. У неё есть безусловные плюсы, но есть и серьёзнейшие минусы, которые большинством пока не осознаются. 

Она не развивает память, аналитические и критические способности, эрудицию (а зачем что-то запоминать, ведь всё есть в интернете? Зачем учить таблицу умножения? - есть калькулятор. Зачем учиться правильно писать? - есть проверка орфографии. Зачем читать скучные книги? - есть яркие клипы и ролики и т.д.). 

В общем, гаджетная культура - та питательная почва, на которой можно не просто успешно взращивать квалифицированного потребителя (цель его воспитания неоднократно декларировали наши системные либералы в области образования и науки), но и не менее успешно убивать интеллектуальные способности. И дети с младенческих лет методично обрабатываются при помощи новейших технологий.

В итоге к первому классу мы получаем полуфабрикат, неспособный к целостному мышлению, а только к фрагментарному. Он сориентирован на то, чтобы выхватывать путём компьютерных технологий необходимую информацию, которая не складывается в результате в единое целое. Учителя видят, что значительная часть детей порой с трудом читает, а главное - с трудом понимает прочитанное. У большинства детей отсутствуют концентрация внимания, умение выделить основное, связно и логично изложить материал.

Характерными чертами нынешней системы образования, как школьной, так и вузовской (я говорю не о сравнительно благополучной Москве, а о школах и вузах большей части страны), являются: 

- нищенское финансирование и соответствующие зарплаты учителей и преподавателей;

- стремительное старение основной массы педагогического корпуса;

- бездарные учебные программы и учебники;

- необходимость предоставлять гомерическое количество никому не нужных (кроме бюрократии) отчётов, справок, графиков, планов, не дающих времени и сил учителям и преподавателям проводить занятия;

- перегруженность школьников ненужными предметами;

- отсутствие возможности ставить объективные оценки - за неудовлетворительные учителей жёстко наказывают: «Не умеете учить».

Учителя почти лишены каких-либо серьёзных способов дисциплинарного воздействия на нерадивых и девиантных учеников (нельзя повышать голос, выставить из класса, оставить на второй год и т.д.). Издевательства под камеру учеников и их родителей над учителями стали обыденным явлением.

Какая-либо требовательность в современной школе исключается. Тогда как в дореволюционной гимназии на промежуточных экзаменах при переходе из класса в класс отсеивалось до 50% плохо- и слабоуспевающих. 

Современная российская школа силком тащит любой контингент из класса в класс, что связано с введением предельно порочного подушевого финансирования, когда учебная нагрузка и зарплата учителя зависят от количества учеников. Чем меньше учеников, тем меньше зарплата. Классы до 40 человек - обычное явление. А количество учеников на одного учителя в принципе исключает сколько-нибудь качественное обучение.

Системное ослабление дисциплины в школах привело к тому, что там крайне успешно сформировалась всеобщая субкультура списывания, когда любая самостоятельная работа с текстом исключается и подменяется поиском решебников, подсказок и шпаргалок в якобы всезнающем интернете. 

Большинство школьников рассчитывает, что всё можно списать. Контрольные, экзамены и т.д. превратились в негласные соревнования по принципу «Кто лучше сумеет списать» (под партой, слушая миниатюрные наушники, в туалете и проч.). 

Впрочем, в силу тотальности явления школьные учителя часто сами поощряют списывание на экзаменах, включая самые серьёзные. Вероятно, региональным структурам образования нужны высокие показатели. Всем известна практика, когда перед всероссийскими экзаменами в интернете появляются готовые ответы.

Но вишенка на торте - введение в начале нулевых годов ЕГЭ. Ведь ЕГЭ - не просто форма проверки знаний, а целая система порочных педагогических практик, которые привели к тому, что масса школьников старших классов просто не умеет удовлетворительно читать и писать и в жизни не прочитала ни одной книги (чем, впрочем, дети часто гордятся). 

Мне неоднократно приходилось сталкиваться с полным неумением абитуриентов (да и студентов) анализировать и конспектировать простейшие тексты, грамотно и логично излагать мысли, с незнанием основ ряда дисциплин. К примеру, учащиеся 11 класса не знают, как определить по карте север, юг и т.д., не могут, хотя бы кратко, объяснить смысл и значение основополагающих событий русской истории, назвать основные произведения русской литературной классики и т.д.

Ситуация обусловлена тем, что перед учащимися не ставят цель овладеть системой знаний. Их натаскивают на сдачу тестов по тем предметам, по которым им предстоит их сдавать. И особенно интенсивно процесс происходит в старших классах.

Отсутствие былого среднего балла по аттестату ведёт к тому, что предметы, которые не надо в обязательном порядке сдавать по ЕГЭ, школьниками игнорируются, их попросту можно не учить. Они никак не влияют на поступление в вузы.

Отдельный вопрос - современные учебники. Не берусь судить о качестве учебников по естественно-научным дисциплинам, но с уверенностью заявляю, что учебники по истории, русскому языку и литературе крайне неудовлетворительные. Они явно написаны авторами, которые никогда не преподавали в школе и университете. 

В лучшем случае учебники представляют собой книги для чтения, которые перегружены невероятным количеством излишней информации. По ним невозможно сколько-нибудь качественно учить. При том что авторы учебников - монополисты, которые никого не пускают в свою сферу, поскольку она приносит им огромные прибыли.

В вузы пришло уже не одно поколение малообучаемых студентов. Требовательность к абитуриентам чрезвычайно снизилась. В вузы, по сути дела, берут почти всех желающих. Но надо понимать, что люди, не получившие среднего образования, не могут сколько-нибудь эффективно усвоить высшее. 

Разделение на магистратуру и бакалавриат тоже снизило качество обучения. Коммерческие студенты, платники, убеждены, что за заплаченные их родителями деньги преподаватели просто обязаны ставить им положительные оценки. 

За последние годы появился многочисленный контингент в принципе необучаемых студентов из Средней Азии, которые, за редким исключением, не знают русского. То есть в вузах возникла среда, в которой студентам неинтересно учиться, они не мотивированы, у них часто пустые глаза, они не задают вопросов, не просят порекомендовать дополнительную, да и основную литературу. 

Их нынешние четвёрки и пятёрки - в лучшем случае бывшие тройки и четвёрки, а то и двойки. В сложившихся условиях преподаватели вынуждены существенно завышать студентам оценки.

Проблема качества знаний студентов неразрешима в условиях подушевого финансирования. Отчисление необучаемых за неуспеваемость приводит к сокращению учебной нагрузки, сокращению ставок и оптимизации, увольнению значительной части преподавательского корпуса. Поэтому преподаватели резко снизили планку требований к студентам.

Отдельно стоит сказать о зарплатах большинства вузовских преподавателей. Несмотря на успокаивающее цифры средних зарплат, большая часть педагогов и учёных живёт в откровенной бедности, не имея возможности делать хоть какие-то накопления на самые необходимые для повседневного существования вещи. 

Условно говоря, значительная их часть работает едва ли не за еду, и действующая практика ведёт отсчёт с начала 1990-х годов, с гайдаровских реформ. Особых изменений с тех пор не произошло. Уйдёт старшее поколение - люди преимущественно 50-70 лет, - и его некому будет заменить. 

Преподавательский контингент стремительно стареет. Пресекается преемственность поколений. Молодые люди, которые приходят в гуманитарные дисциплины, - зачастую не учёные и не педагоги, что, кстати, довольно чётко видно по так называемым библиометрическим показателям. Они, как правило, почти нулевые.

Наблюдается своеобразный технократический перекос, отдаётся явное предпочтение предметам естественно-научного цикла в ущерб гуманитарным дисциплинам. История и филология по-прежнему воспринимаются министерскими чиновниками как некие артефакты, подлежащие максимальной финансовой и кадровой оптимизации. 

В университетах искусственно (за счёт сокращения бюджетного финансирования) доводятся до состояния ничтожества исторические и филологические факультеты. Между тем гуманитарные дисциплины совершенно необходимы для адекватного понимания и здорового развития как отдельного человека, так и общества в целом. Основное их предназначение - формирование полноценного нравственного и культурного человека, творца, способного принимать нестандартные решения в социальной сфере. Функции гуманитарных дисциплин в корне отличаются от функций, присущих естественным наукам.

Последние в принципе не могут сформировать такие качества, как патриотизм, правовое сознание, нравственность, трудовую этику и т.д. Точно так же гуманитарные науки не направлены на непосредственное извлечение прибыли или приумножение материальных благ. 

Однако именно они могут указать на негативные последствия научно-технического прогресса, глубинные причины социальной и антропологической деградации современного общества, назревающей глобальной экологической катастрофы и т.д. 

К примеру, события на украине представляют собой - наряду со всем прочим - победу самостийнического гуманитарного исторического проекта над остатками советского. Он, безусловно, построен на тотальной фальсификации истории. И совершенно очевидно, что благодаря ему на украине возникла Антисистема - нацистский политический класс и новая нация. 

Её количественные и качественные параметры трудно измерить. Но, несомненно, уже есть и то и другое. И украинские так называемые историки, философы, литераторы, филологи, отстаивающие украинскую идею, одержали, надеюсь, пиррову победу. Итоги специальной военной операции покажут, насколько устойчивым окажется украинский нациогенез.

Так что школьная и университетская история, литература, русский язык, философия - дисциплины, не уступающие по серьёзности финансовому менеджменту, юриспруденции или медицине. Без них невозможно сформировать национальную идентичность, патриотическую позицию, национальное самосознание. С их помощью можно создавать новые государства, выигрывать войны, осуществлять или подавлять революции. Они могут быть опаснее ядерной физики.

Как историку мне ближе всего история России - один из базовых предметов, формирующих национальную память и национальную идентичность. Школьная история должна прежде всего формировать здоровое национальное сознание - речь идёт о дисциплине, которая не пропагандирует социальное разделение и классовую борьбу и в принципе не сосредотачивается почти исключительно на негативных аспектах русской истории. Пока же школьная и университетская версии русской истории далеки от постановки соответствующих задач.

Если серьёзно думать об исправлении ситуации, необходимо вернуть преподавание ряда существенных элементов истории России уже в начальные классы. Разумеется, максимально должны учитываться особенности детской психологии. Нужно исключить механический, формальный подход, например, практику интенсивного заучивания множества дат (максимум около десятка-двух, не более). 

У школьников младших классов должен сформироваться яркий и красочный образ России, который у них должен ассоциироваться прежде всего с деятельностью выдающихся людей и ключевыми событиями её прошлого. 

Иначе говоря, для школьников младших классов история должна быть персонифицирована, то есть подаваться через биографии великих людей: политических и военных вождей, святых, деятелей науки и культуры и т.д. Таких как князь Владимир Креститель, Александр Невский, Сергий Радонежский, Дмитрий Донской, Иван Великий, Ломоносов, Суворов, Кутузов, Серафим Саровский, Менделеев, Чайковский, Столыпин, мученики и исповедники Церкви, Ильин, Жуков, Гагарин, писатели-правдоборцы 1960-1970-х, герои чеченских кампаний, Русской весны, СВО.

Система образов и символов призвана стимулировать патриотические мотивации, способствовать формированию духовно здорового социума.

В учебной литературе необходимо свести к минимуму социально-экономическую, революционную и западо-центристскую проблематику. Сейчас же именно она является основной, системообразующей, определяющей структуру и содержание учебников. 

Социально-экономическая проблематика в либеральной историографии в советское время была призвана формировать материалистическое и атеистическое мировоззрения. 

Но есть вещи и похуже.

Так, история так называемого освободительного движения (то есть оппозиционных либералов и социалистов всех видов), по вполне компетентному (в данном случае) мнению И.В. Сталина, по сути дела, воспитывает потенциальных революционеров и террористов; западоцентризм, когда Запад выступает эталонной цивилизацией, формирует комплекс неполноценности и внутреннюю русофобию (постоянно повторяющимися положениями об отсталости и необходимости радикальных реформ и догоняющей модернизации). 

Положение о Западе как цивилизационном эталоне обусловливает маниакальное внимание к революциям, радикальным и нерадикальным реформам, всему тому, что в рамках западнического дискурса должно приблизить якобы отсталую Россию к прогрессивному Западу. 

Нельзя, безусловно, полностью отказываться от социально-экономической проблематики или истории революционных движений, о них, конечно же, надо формировать определённые представления. Но они не должны пронизывать учебный текст. Им необходимо в будущих учебниках посвятить отдельные и хорошо продуманные главы,

Поскольку ядро любой цивилизации - религия, то в учебниках необходимо по максимуму дать синтетические сведения из истории Византии и Православной Церкви. Требуется адекватный взгляд на формирование народа, государственности, культуры, искомый цивилизационный подход. 

В университетские программы должна быть введена такая дисциплина, как история христианства, история Православной Церкви. И здесь я апеллирую к опыту университетов дореволюционной России: в 1869 году на историко-филологических факультетах была введена история церкви. Развёртывание её преподавания и научной деятельности в той же сфере готовили почву для русского религиозного возрождения. И оно состоялось, но когда большая часть национальной элиты оказалась за пределами страны, в эмиграции.

История должна быть максимально персонифицирована не только для школьников младших классов и восприниматься через деятельность великих государей, святых, полководцев, деятелей культуры, науки и т.д. и эмоционально окрашена. 

В массовых учебниках требуется национальный пантеон. 

Что касается негативных личностей из русской истории, то они должны быть там в назидание, но тоже по-своему ярко представлены: Святополк Окаянный, Лжедмитрии, семибоярщина, Мазепа, революционные лидеры и правители XX века, генерал Власов, лжегерои из 1990-х годов и проч.

Учебники должны быть методически выверенными. Нынешние таковыми не являются, по ним практически невозможно ни выучить, ни научить. Их создают уже в течение десятилетий монополисты, часто не имеющие никакого отношения к педагогическому процессу. Настоящие учебники должны быть приняты в результате серьёзных и независимых от коррупции конкурсов.

В учебниках историографии упор нужно делать на консервативные течения русской историографии. Без её знания невозможна подготовка специалистов в области исторического знания. 

Нынешние учебники написаны либо с откровенно марксистских, либо с либерально-западнических позиций. Если мы хотим сформировать в историческом сообществе влиятельный патриотический сегмент, опирающийся на концепт русской цивилизации, то историография должна подаваться в духе консервативной традиции русской историографии. 

Речь идёт об обращении к традициям Н.М. Карамзина, Д.И. Иловайского, М.О. Кояловича, И.Е. Забелина, С.Ф. Платонова. Соответствующая линия развивалась и продолжает развиваться в трудах современных русских историков государственно-патриотического направления.

Одним из основных направлений научной деятельности должно стать то, которое сейчас практически отсутствует, - обобщение имеющихся исследований, большая реферативная работа. Есть гигантское количество интереснейших материалов и исследований, которые неизвестны историкам как раз в силу отсутствия профильного направления.

Словом, система преподавания явно и очевидно требует контрреформ.

Если коротко перечислить самые существенные моменты, то они следующие:

- необходима государственная программа жёсткой цифровой гигиены как в дошкольном возрасте, так и в школе и университете;

- дети должны быть по максимуму изолированы от гаджетной и клиповой субкультур, пока у них не разовьются интеллект и способности, формируемые традиционной книжной культурой, вкус работать с книжными текстами;

- необходимо исключить дошкольное образование на основе западного контента, мульфильмов, роликов и т.д.;

- то же самое cледует сказать о собственной массовой культуре. Необходима государственная программа дошкольного образования и воспитания, опирающаяся на использование русских сказок, детских рассказов, музыки, картин, рисунков и т.д., созданных на основе вековых православных традиций русской культуры и педагогики;

- ликвидация всех тех структур в соответствующих министерствах, которые плодят нынешний чудовищный бумажный вал, не дающий нормально работать педагогам. Установка на минимизацию какой-либо бумажной отчётности, планов и проч.;

- труд педагогов должен быть законодательно и административно защищён системой административных наказаний и штрафов, следует исключить издевательства над ними со стороны девиантных детей и их родителей. В школу должны вернуться элементарная дисциплина и формирование беспрекословного авторитета педагога;

- резкое (в разы!) повышение зарплаты педагогов и учёных при одновременном повышении требований к их профессиональным и моральным качествам. Непрофессионализм и коррупционность должны наказываться долговременным или пожизненным запретом на профессию;

- отказ от подушевого финансирования школы и университета, увеличение бюджетного финансирования;

- создание на соревновательной основе и при материальной поддержке государства новых учебников, качество которых должны оценивать независимые комиссии, в их состав ни при каких условиях не должны входить нынешние монополисты;

- любые тестовые системы проверки знаний могут иметь исключительно вспомогательный, второстепенный характер. Безусловное упразднение ЕГЭ как основного метода оценки знаний;

- беспощадное вытравливание культуры списывания;

- сокращение числа избыточных, ненужных предметов, ориентация на традиционные гимназические предметы и программы;

- введение регулярных промежуточных экзаменов, позволяющих отсеивать малопригодных к обучению учеников, создание для них сети ПТУ, специальных школ, училищ и т.д. В противном случае невозможно достичь высокого качества обучения;

- разнообразие моделей школ и университетов. Всеобщая бюрократическая унификация должна быть уничтожена.

Цель - создание модели школы, построенной на лучших традициях русского образования. Необходимо творчество уровня С.С. Уварова и С.А. Рачинского.

В кадровом вопросе самое главное - опора на педагогов и учёных, разделяющих традиционные духовно-нравственные ценности, а не на так называемых эффективных менеджеров, которые всё загубят.

Автор(ы):  Аркадий Минаков, доктор исторических наук, директор Зональной библиотеки ВГУ
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~tE3ud


Люди, раскачивайте лодку!!!


0
Guest
Добрый день!
Вряд ли , что это все услышат "верхи". Все написано верно. Но процесс "реформирования" запущен, его продвигают. Вот сегодня утром объявили, что учебник по обществоведению для 9 класса будет стоить 209 рублей, а планировалось, что стоимость будет больше 900 рублей, а по итогам аукциона снизили цену. Столько же будут стоить и учебники по истории. Такое качество содержания и будет!
Имя Цитировать 0
0
Guest
Это автор к кому обращается?
Он не понимает, что его текст читают те, кто не принимает решений? Минаков долго пальцами клаву тёр, а результат - нулевой.
"Перья", вы ему хоть заплатите,а то совсем за Миноквоа обидно!
Имя Цитировать 0
0
Guest
К сожалению Путин и Мишустин не слышат людей. Путину много раз в прямом эфире задавали вопрос, почему майские указы от 2012 года, о том, что з/платы врачей и преподавателей ВУЗов должны составить 200% от средней по региону, не выполняются. Путин говорит, что разберется, на этом все заканчивается и ничего не происходит. Мишустину депутат Оксана Дмитриева задала аналогичный вопрос, на что Мишустин сказал, что ему министр высшего образования доложил, что все выполнено, вопрос закрыт. О как!!!! А проверить вранье подчиненных, не судьба???
Такое ощущение, что власть СЛЕПОГЛУХОНЕМАЯ, что управляемость страной потеряна.
Имя Цитировать 0