У худрука воронежского Камерного театра Михаила Бычкова появился новый повод примерить шкуру адвоката

У худрука воронежского Камерного театра Михаила Бычкова появился новый повод примерить шкуру адвоката
23 Августа 2017

В России наделали много шума задержание и домашний арест худрука московского «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова. По версии следствия, он являлся организатором хищения до 70 млн рублей бюджетных средств, выделенных в 2011-2014 годах Минкультуры на реализацию проекта «Платформа». Скандал вокруг Серебренникова актуален и для Воронежа. В защиту его вероятного подельника - куратора воронежского детского фестиваля «Маршак» и экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского - выступал худрук Камерного театра Михаил Бычков.

По версии следствия, в 2011 году известный режиссер и худрук столичного «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников придумал и разработал проект по развитию и популяризации современного искусства «Платформа». На его реализацию и финансирование в 2011-2014 годах Минкультуры выделило более 214 млн рублей. Под проект Серебренниковым было создано АНО «Седьмая студия». К работе «Седьмой студии» известный режиссер привлек своих знакомых Юрия Итина, который стал гендиректором АНО, Нину Масляеву - в качестве главного бухгалтера, а также экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского и Екатерину Воронову. Малобродский и Воронова были генеральными продюсерами нового проекта. Сам же Кирилл Серебренникова стал в «Седьмой студии» художественным руководителем.

Как полагает следствие, выполняя прямые указания Серебренникова и Итина, другие фигуранты расследования ежегодно разрабатывали планы мероприятий в рамках проекта «Платформа», которые содержали заведомо недостоверные завышенные сведения об их количестве и стоимости. Затем они представляли их в Минкультуры в качестве обоснования бюджетного финансирования. В дальнейшем они же изготавливали и представляли туда финансовые и творческие отчеты, свидетельствующие о том, что субсидии, полученные АНО «Седьмая студия», израсходованы в полном объеме.

Более того, по поручению Серебренникова Итин, Малобродский и Ко заключали фиктивные договоры с подконтрольными им юрлицами и частными предпринимателями, якобы выполнявшими работы в рамках проектов. Перечисленные по контрактам средства обналичивались и распределялись Серебренниковым между остальными предполагаемыми участниками хищений. Всего, по подсчетам следователей, похищено до 70 млн рублей.

Обвинение построено на показаниях главного бухгалтера Нины Масляевой, которая решила сотрудничать со следствием. Она утверждает, что организаторами хищений выступали Кирилл Серебренников и Юрий Итин, а все остальные фигуранты уголовного дела выполняли их указания. Сама Нина Масляева по распоряжению Серебренникова и Итина, чтобы скрыть криминал, вносила в финансовую отчетность ложные сведения.

Уголовное дело Кирилла Серебренникова и его предполагаемых подельников имеет непосредственное отношение к Воронежу. Дело в том, что Алексей Малобродский курировал воронежский детский фестиваль «Маршак», а в его защиту от имени и по поручению либерально-культурного обкома выступал худрук Камерного театра и Международного Платоновского фестиваля искусств Михаил Бычков. Бычков известен как фаворит губернатора Алексея Гордеева и его супруги Татьяны, а также как апологет современного искусства, отличающийся русофобскими взглядами. По сведениям президента Воронежского института искусств Виктора Семенова, Алексей Малобродский - родственник Бычкова. Они - то ли двоюродные, то ли троюродные братья.

«Исток происходящего, как мне кажется, коренится в событиях 1996 года - речь идет о президентских выборах в России, - комментирует уголовное дело Кирилла Серебренникова и Ко политолог Борис Межуев. - С того момента началось систематическое развращение культурного слоя Москвы. Столица тогда в первый раз была завалена шальными деньгами. Практически все творческие слои интеллигенции, все, кто имел хоть какое-то влияние на общественное мнение, получали деньги - через разные каналы и черным налом. Вспомним пресловутую коробку из-под ксерокса. С тех пор Москва превратилась во что-то вроде Рима эпохи первых цезарей. Там тоже каждый, кто хотел прийти к власти, должен был обеспечить толпе хлеба и зрелищ.

Серебренников - влиятельный человек в театральной среде Москвы. Скорее всего, деньги он получил именно за свое влияние. А не за спектакли.

Я не знаю, можно ли к кому-то предъявлять юридические или моральные претензии. Все по своему ведут себя логично. Власть понимает, что если она не будет кормить креативный класс, его будут кормить противники власти, условно говоря, коллективный Михаил Ходорковский. Креативный класс, разумеется, тоже не хочет голодать, и было бы смешно рассуждать о его желании голодать. Карательные органы со своей стороны говорят о необходимости строгого исполнения закона, и они тоже по-своему правы, хотя в подобную ситуацию с критериями Уголовного кодекса вмешаться трудно.

Поэтому морально и юридически уголовное дело оценить невозможно: налицо слепок с той отвратительной реальности, в которую погрузилась Москва с конца 1990-х годов. И не одна Москва. Похоже, такова судьба всех больших городов, постиндустриальных центров с огромным полупаразитическим креативным классом, прекрасно понимающим, что обладает ресурсами шантажировать власть своей нелояльностью. По-видимому, подобного рода шантаж (разумеется, не со стороны Кирилла Серебренникова, а со стороны каких-то более влиятельных людей) стал ощутим и в кругу лиц, принимающих политические решения. На шантаж решили ответить: типа бояться теперь уже нечего, с Западом отношения не исправишь, а здесь будем действовать предельно жестко, невзирая на регалии. Уверен, мы увидим со стороны оппозиции ответные шаги аналогичного толка: «Посмотрим, не побоитесь ли вы ссоры с культурной общественностью», если Кирилл Серебренников окажется в лагере, а актриса Чулпан Хаматова, условно говоря, в партии «ПАРНАС», то есть открыто объявят о своем разрыве с режимом.

Боюсь, сложилась плохая ситуация, ведь стороны начнут испытывать друг друга на слабо. Не уверен, что она выигрышна для власти. Тем более что в обществе страха перед властью нет. И страх в ближайшее время не появится.

Что касается того, как поступать с московским креативным классом, то, думаю, здесь придется действовать методами просвещенного абсолютизма: распределять средства через профессиональные сообщества, находя в каждом из них тех, кто сможет отвечать за результат. По понятным причинам ситуация вызовет огромное и справедливое недовольство, введение новых правил будет воспринято, как отдача отрасли в подчинение конкретным лицам, но так все же лучше, чем то, что мы имеем сейчас. Своего рода пауперизацию интеллигенции, которая в итоге ведет к тому, что в ее среде выгоднее всего занимать позицию умеренной нелояльности. Потому что если ты искренне лоялен, то на тебя просто не обратят внимания. Именно поэтому в интеллектуальных и творческих средах на последовательных лоялистов смотрят чаще всего как на штрейкбрехеров, своим копеечным патриотизмом срывающих крупные гешефты. Мне кажется, надо всерьез задуматься над тем, как менять гнилую атмосферу в московской интеллектуальной среде. Думаю, что лечение страхом тут абсолютно бесполезно и бессмысленно».

Чернышовгейт-4. Почему новоусманский префект предъявляет претензии к воронежским силовикам, но не к губернатору Алексею Гордееву

Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~oCvQc


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте Vестник Vедьмы



 

 Vестник Vедьмы