Русский национализм в политическом измерении

Русский национализм в политическом измерении
24 Января 2016

В московском офисе «Международного мемориала» прошел интересный семинар на тему «Русский национализм и его политическое измерение». Основными докладчиками стали профессор МГИМО Валерий Соловей и либеральный политик Владимир Милов. В целом, за исключением отдельных эпизодов, выступления носили объективный и взвешенный характер, без сильного идеологического налета и перехода на личности.

Наиболее содержательным, на мой взгляд, был доклад Валерия Соловья. Он разделил русский национализм на банальный обывательский - так называемый национализм корней травы (запрос на национальную гордость и т.п.) и политический. Несмотря на то что уровень национализма корней травы находится в России на традиционно высоком уровне - от двух третей до трех четвертей населения, уровень поддержки политического национализма не превышает 10-15%. Политический национализм делится на системный (ЛДПР, «Родина») и несистемный. В результате украинских событий 2014-2015 годов главным бенефициаром политического национализма стал президент РФ Владимир Путин, а несистемный национализм был расколот (причем, несмотря на обвинения, полностью остался антипутинским), разгромлен и в результате оказался на пепелище. Единственным успешным проектом, трансформировавшимся, правда, из идеологического в более просветительский, оказался интернет-ресурс «Sputnik&Pogrom» Егора Просвирнина.

Националистические организации превратились в кружки по интересам, переживают сильнейшую фрустрацию и даже не демонстрируют попытки осмыслить произошедшее. Однако Соловей считает, что налицо явление временное и националисты обязательно оправятся от удара, новые реалии и вызовы позволят преодолеть раскол и переформатироваться. Противоречия, которые его породили, вряд ли будут целиком изжиты. Но отойдут на второй, а, возможно, и третий план.

Владимир Милов отметил абсурдность того факта, что при давно сформировавшемся запросе в обществе на политическую представленность русского национализма в парламенте националисты до сих пор так и не представлены. Тут, безусловно, есть заслуга власти, которая давно и системно работает против попыток националистов (включая информационную кампанию по дискредитации в СМИ) выйти в политический мейнстрим и всячески загоняет национализм в маргинальный сектор. Но одновременно наблюдается упорное нежелание самих русских националистов прохода в мейнстрим, наоборот, налицо демонстративно выпячиваемая антисистемность, отказ от работы в существующей системе координат и маниакальная одержимость разрушить все до основания и только потом что-то построить. Причем четкого понимания того, что и как строить, нет (отсутствие внятного идеологического и программного продукта).

Украинский кризис, считает Милов, вышел боком обеим сторонам раскола. Одни, поддержав действия власти (даже если внутренне против Путина), взяли чужую повестку, превратились в статистов и потеряли свою уникальность. Те же, кто выступил на украинской стороне, - как минимум не имеют электоральных политических перспектив в России (странно выступать в России за русских, но ехать воевать в украинские националистические батальоны). Однако Милов уверен, что все ненадолго. Он видит за русской национальной повесткой серьезный потенциал и считает, что после переживаемого движением кризиса националистические силы ожидает перегруппировка и модернизация. Возникающие периодически окна возможностей рано или поздно будут использованы, и националисты обязательно займут свои места в парламенте и начнут влиять на процессы в стране. Политическая представленность русского национализма - в интересах всего общества и всех политических сил, включая, кстати, и либеральные.

Помимо основных докладчиков выступило несколько экспертов. Так, известный регионалист Александр Кынев считает, что сама природа российской власти не позволяет несистемному политическому национализму развиваться. В силу достаточно сильной националистической (патриотической) составляющей во власти (в политическом мейнстриме) не может быть и сильного общественного запроса на самостоятельный националистический проект. Нет потребности в мелкой лавке рядом с большим супермаркетом. Несистемный национализм возможен только как арт-хаус, интересный для узкого круга ценителей. Иногда арт-хаус бывает удачным и интересным, но тогда он становится частью мейнстрима. Будущее у русских националистов возможно, но в случае влияния внешних обстоятельств и запроса государства в целях восстановления баланса сил. Эксперт также выразил непонимание слабой смычки национального движения и традиционной конфессии, хотя православие - часть национальной идентичности: «Русская Православная Церковь сама по себе - русский национализм сам по себе. Я такое не очень понимаю. Ведь в истории России они всегда были связаны. Почему же такого нет сейчас?» «Потому что связи нет никакой», - кинул скептическую реплику Соловей.

Русский националист Максим Брусиловский отметил, что кризис русского движения начался в 2011-2012 годах - в период активного протестного движения - и был связан с неспособностью к более или менее серьезной мобилизации сторонников. Что говорило о слабом электоральном влиянии националистических лидеров и стало моральным ударом по движению. Украина его добила. Крах политического национализма налицо, но за последнее десятилетие произошла сильнейшая националистическая инфильтрация общества - национализм ушел в народ (масса различных проявлений в виде риторики и околонационалистических общественных проектов), и рано или поздно он естественным образом выйдет наружу.

Выделялось также выступление политолога Игоря Зевелева, который отметил, что уровень этнического самосознания в России достаточно низок. Что после развала СССР казалось, что темой номер один станет тема разделенности крупнейшего в Европе русского народа. Но она не сыграла. Также Игорь Зевелев сообщил, что развитию национализма как самостоятельного актора, естественно, противостоит Кремль (как вела бы себя любая другая власть) через механизмы репрессий, кооптаций и перехватывания лозунгов. Но политика постоянно меняется и предоставляет новые контексты и возможности для русского национализма. Прежде всего - начавшиеся тектонические сдвиги в мировой политике - росте популярности и выход в мейнстрим правых партий и движений в Европе, феномен Дональда Трампа в Америке. Глобальные миграционные и политические процессы не могут обойти стороной и Россию. Меняется ситуация в окружающем русском мире (Украина, Белоруссия), на Кавказе, а также во внутренней политике Кремля. Так что русский национализм еще может сказать и скажет свое слово, убежден Зевелев.

Почему Владимир Ленин на самом деле развалил СССР

Русские националисты Воронежа просят губернатора не опираться на опыт Татарстана в сфере прав человека. Обращение национал-демократов

Автор(ы):  Всеволод Радченко, Национально-демократическая партия
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~Pj2cR


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com