Российско-турецкая разрядка. О чем договорились президенты Путин и Эрдоган

Российско-турецкая разрядка. О чем договорились президенты Путин и Эрдоган
11 Августа 2016

Президенты РФ и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган провели в Санкт-Петербурге первые с момента охлаждения отношений после атаки Су-24 российских Воздушно-космических сил турецкими ВВС конструктивные переговоры. Одним из наиболее важных их результатов были заявления обоих глав государств о возобновлении работы над построением «Турецкого потока» - газопровода по дну Черного моря из России в Турцию. Кроме того, ими объявлено о получении проектом строительства Россией в Турции АЭС «Аккую» статуса стратегической инвестиции.

«Переговоры стали возможными благодаря, с одной стороны, умению турок извиняться и каяться, а с другой - примирение стало достижимо вследствие очередного проявления президентом России христианского великодушия, - считает член бюро президиума политсовета партии «Родина» Алексей Рылеев. - Путин снова всех переиграл. Никто не верил в успех восстановление российско-турецкого диалога, но Россия вышла победителем из неприятной ситуации. Нормализация отношений с Анкарой ведет к однозначно положительному результату для нас, но не настолько позитивному, насколько бы нам хотелось. Мы восстановим, а, возможно, даже улучшим торговый оборот. Однако мы не сможем использовать на максимальном пределе реанимированный проект «Турецкий поток». Дело в том, что европейцы, скорее всего, не захотят иметь дело с человеком, который применяет в качестве основного метода политической борьбы репрессии. Эрдоган проводит их в отношении собственного населения, что может сказаться на коммерческом потенциале Турции в перспективе. Нам нужно поставлять русские природные ресурсы в Европу не через Турцию, которая не сегодня-завтра поссорится с Брюсселем, а через страну, входящую в Евросоюз. Например, транзитной страной для перекачки российского газа может стать Болгария или, скажем, Румыния. Впрочем, мы можем вернуться за стол переговоров и с Киевом. У него для поставок наших полезных ископаемых в Европу есть вся инфраструктура».

Алексей Рылеев напомнил о том, что никто из ответственных лиц не понес никакого наказания за то, что Россия угрохала 17 млрд долларов казенных денег на проект «Южный поток», который до сих пор не работает. «Надо учиться считать деньги. Тогда и пенсионерам не придется хамить. И для учителей найдутся средства», - добавил он.

«В последние годы Ближний Восток, включая Южный Кавказ, погрузился в нестабильность, - отмечает, в свою очередь, политолог Александр Сотниченко. - Наблюдается резкий рост насилия, что не может не беспокоить Россию. Мы пытаемся повлиять на то, чтобы в регионе был мир, поскольку конфликты на границах России негативно сказываются на нашей безопасности. И на безопасности наших ближайших партнеров и союзников на Южном Кавказе. В основе имеющейся турбулентности лежит Арабская весна, которая превратилась в серию длительных конфликтов, спровоцировала рост влияния исламского радикализма и появление крупных террористических организаций. Такие вещи нужно решать сообща. Россия уже достаточно долго сотрудничает в сфере безопасности с Ираном. Особенно по Сирии, где мы занимаем сходную позицию по поддержке светского режима Башара Асада и против террористов, которые пытаются свергнуть законное правительство. Однако в противостояние с терроризмом активно вмешалась Турция как раз на стороне вооруженных группировок. Анкара с 2011 года выступает в поддержку сирийской оппозиции и считает режим Асада нелегитимным. Однако такая позиция негативно сказалась и на безопасности Турции, и на уровне ее экономического развития, и на контактах с соседними государствами. К 2016 году Турция поругалась практически со всеми государствами по своим границам. Произошел конфликт с Россией, с моей точки зрения, неизбежный: слишком отличаются наши подходы по Сирии. К тому же у Турции складываются непростые отношения с ее традиционными партнерами - США и ЕС.

По Соединенным Штатам стоит выделить два главных момента. Первый. Американцы сделали ставку на поддержку курдов в Сирии, что для Турции абсолютно неприемлемо. Анкара, делая ставку в Сирии на поддержку вооруженной оппозиции, считала, что оппозиция должна взять власть и объединить Сирию под своим руководством. А вот Штаты сделали ставку на развал Сирии как государства. Для Турции подобная позиция Белого дома крайне неприемлема. Второй момент. Он связан с военным переворотом в Турции. Как утверждает турецкое руководство, его нити ведут в США. Такого предательства союзнических отношений Турция потерпеть не могла. Пожалуй, сейчас отношения между Турцией и США находятся на самой низшей точке с 1974 года.

Что касается напряженности в отношениях с Евросоюзом, то она складывается главным образом из-за проблемы беженцев, которые из Сирии и других государств Ближнего Востока через Турцию переходят в Европу. И Турция не особо обеспокоена ограничением потока мигрантов, что вызвало негативную реакцию со стороны ЕС. Тем более что в Европе, во Франции, в Германии, в Бельгии, произошли многочисленные теракты. Конечно, Турция напрямую не виновата. Но европейцы стали сдержанно относиться к своим партнерам в исламском мире. И совсем недавно мы слышали радикальные высказывания европейских политиков, что Турция никогда не войдет в ЕС. Крайне негативно на партнерские отношения повлияло единогласное признание событий 2015 года - геноцида армян со стороны германского Бундестага. Турция, которая твердо отстаивает свою точку зрения на историю столетней давности, не могла не отреагировать. Таким образом, Анкара оказалась полностью в политической изоляции. Положение очень сходное с российским, ведь РФ после присоединения Крыма и Севастополя живет в значительной степени в условиях политической и экономической изоляции со стороны Запада. И подобное обострение отношений с Западом толкает наши страны навстречу друг другу. Реджеп Эрдоган, безо всякого сомнения, - опытный и умный политик, и он переступил через себя, извинился за сбитый самолет российских Воздушно-космических сил и пошел на развитие отношений.

Западное лобби в Турции сразу отреагировало военным переворотом. Переворот, к счастью, был быстро подавлен. Эрдоган, с одной стороны, обвинил в его организации западных партнеров, с другой - постарался, используя факт переворота, расправиться со своими политическими противниками. Сейчас уже можно сказать, что Реджеп Эрдоган является единственным лицом, определяющим внешнюю политику Турции. Поэтому именно с ним и нужно проводить переговоры по расширению партнерства. А заинтересованность Турции в налаживании отношений с Россией совершенно очевидна и однозначна. И встреча в Санкт-Петербурге показала, что Турция стремится намного более активно наладить отношения с Россией, чем наоборот. Эрдоган говорил о том, что необходимо расширять партнерство дальше, что поставлена планка в 100 млрд долларов в год, до которой мы можем дойти. Однако реакция России является гораздо более сдержанной. Владимир Путин четко сказал, что санкции, которые были наложены на турецких производителей, будут отменяться поэтапно. Он сказал, что сначала будут запущены те проекты, которые выгодны России, а потом Россия посмотрит на то, как они реализуются. В первую очередь речь идет о «Турецком потоке» по дну Черного моря и строительстве АЭС «Аккую». И по мере реализации проектов Россия будет поэтапно снимать санкции с турецких компаний и производителей и пускать их на рынок.

Сирийский вопрос обсуждался в кулуарах. Но, судя по всему, ни у одной из сторон нет решения, которое бы устроило другую сторону. Тем не менее все понимают, что вопрос надо решать. Как мне представляется, Россия, Турция и Иран, то есть стороны, которые заинтересованы в мирном решении сирийского конфликта и сохранении единой Сирии, будут проводить серию консультаций, которая должна закончиться формированием некой трехсторонней группы, в работе которой должны будут обсуждаться все конфликты на Ближнем Востоке и возможные направления их решения. В ее задачи должно входить создание механизмов не только по решению конфликтов, но и - по-возможности - отстранение от решения конфликтов таких внерегиональных акторов, как Евросоюз и США. Мы увидели, что ЕС и США негативно влияют на ситуацию на Ближнем Востоке. Куда бы ни вмешались США - нет ни одного позитивного примера, где настал бы мир. То же самое касается ЕС, показавшего в ходе сирийского кризиса свою политическую несамостоятельность и несостоятельность. В Европе происходят теракты, явно связанные с Сирией. Тем не менее позиция ЕС по сирийскому кризису не меняется. Так что единственный выход для государств, которые явно заинтересованы в стабилизации положения, - создание серьезной региональной группы, в первую очередь на базе России, Турции и Ирана. Судя по тому, какая встреча произошла недавно в Баку, и учитывая, что Азербайджан находится в хороших отношениях со всеми тремя сторонами, но сохраняет в определенном смысле политическую независимость, я надеюсь, что Баку станет центром, в котором будет собираться трехсторонняя группа.

На крымский вопрос Турция может просто закрыть глаза. Сирия в свое время закрыла глаза на вопрос провинции Хатай, которую Турция оккупировала еще в 1939-м году. Дамаск с тех пор отказывается признавать турецкий суверенитет над территорией, тем не менее ситуация не помешала активнейшему взаимодействию между Сирией и Турцией в период с 2004-го по 2011 год. Крым не будет признан российским ни одной крупной страной мира до серьезной международной конференции - наподобие послевоенной Ялтинской. Поэтому то, что Турция не будет признавать Крым, нормально. К тому же в Турции основным инициатором негативного отношения к России из-за Крыма является мощное крымско-татарское лобби, влиятельное в бизнесе и политике. Однако после попытки переворота концентрация власти в руках Эрдогана достигла беспрецедентного максимума. И если Эрдоган всерьез настроен на развитие отношений с Россией, то ни проблема Крыма, ни крымско-татарское лобби ему помешать не смогут. За последние полгода мы видели немало экспертов, с огромным удовольствием комментировавших разрыв между нашими странами, и по сей день громко звучит, что Турция нам не нужна, Турция нам враг. Во-первых, прежде всего так говорят или армяне, или связанные с армянским лобби эксперты, потому что армянская сторона была безумно довольна конфликтом между Россией и Турцией. Во-вторых, западники, которые считают, что Россия должна дружить только с США и ЕС и делать все, что ей скажут, а такие страны, как Турция, должны занимать периферийное место в российской внешней политике. И, в-третьих, люди, которые вообще неправильно понимают политику. Политика - искусство возможного, здесь нет друзей и врагов. В политике есть только интересы, которые у государств постоянно меняются.

В нулевых годах интересы России и Турции во многом совпадали. На практике все было реализовано в достижении беспрецедентно высокого уровня экономических взаимоотношений. Наше экономическое сотрудничество достигло уровня 34 млрд долларов, то есть за десять лет выросло более чем в десять раз. То есть у нас действительно очень много общего, и разрывать отношения абсолютно невыгодно. Эрдоган в свое время решил, что может пойти на разрыв, и действительно санкционировал конфликт, в частности, из-за Сирии. Сейчас он разочаровался в том своем решении, если, правда, оно было его решением, поскольку Эрдоган обвиняет и в уничтожении российского самолета, и в проведении антироссийской политики бывшего премьер-министра Ахмета Давутоглу и лоббистскую группу Фетхуллаха Гюлена. Иными словами, Эрдоган снимает с себя ответственность, говорит, что был не виноват и готов продолжать добрые отношения с Россией. Единственная сенсация, которая случилась в Санкт-Петербурге, - тот факт, что Эрдоган неоднократно называл Владимира Путина дорогим другом. В целом налицо нарушение дипломатического протокола. Стороны, которые недавно находились друг с другом в состоянии, близком к войне, не могут так быстро менять свои отношения. Но, с другой стороны, очевидно, что Эрдоган желает восстановления отношений, что за ним стоят большие силы, в том числе из турецких бизнесменов, которые потеряли немало средств и влияния из-за конфликта. И даже с учетом кризиса в отношениях мы являемся вторым экономическим партнером для Турции. Мы поставляем в Турцию более 60% газа и значительное количество нефти. Турция заинтересована в различных российских технологиях - начиная с атомной энергетики и заканчивая военными технологиями, особенно учитывая туманные перспективы дальнейших отношений Турции с Соединенными Штатами.

Почему для России важен турецкий рынок? Во-первых, Турция является вторым в мире покупателем российского газа после Германии. И что очень важно: торговый баланс между Россией и Турцией в нашу пользу. И когда наши отношения были на уровне 34 млрд долларов, то более 26 миллиардов - экспорт России в Турцию. Другое дело, что Турция поставляла в Россию, скажем так, товары с высокой добавленной стоимостью. И промышленные товары, и строительство. Плюс ко всему туризм - рекреационный бизнес, который тоже является товаром с высокой добавленной стоимостью. Но сейчас все вполне возможно пересмотреть, особенно учитывая заинтересованность Турции в российских технологиях, связанных и с энергетикой, и с военной проблематикой. А вот цифра в 100 млрд долларов, которую озвучил Эрдоган, кажется абсолютно недостижимой. С моей точки зрения, здесь бесконечно далекая перспектива. Но вот до кризисного уровня в 34 миллиарда и даже выше - в 40 и больше - вполне можно дойти без проблем, поскольку бизнес наших стран крайне заинтересован друг в друге».

Бояться надо Воронежу, а не Украине. РФ получила официальный повод для проведения военной операции против Киева, но им не воспользуется

Почему Европа умалчивает доклад миссии Штудмана по Крыму?

Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~crtLQ


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте Vестник Vедьмы



 

 Vестник Vедьмы