Политолог Вячеслав Сальников: «Я считаю пограничный статус Воронежской области недоразумением, которое должно быть устранено»

Политолог Вячеслав Сальников: «Я считаю пограничный статус Воронежской области недоразумением, которое должно быть устранено»
11 Июля 2016

Содокладчиком лидера «Родины», депутата Государственной Думы Алексея Журавлева на заседании воронежского клуба политологов (тема - «Преимущества и вызовы Воронежской области как приграничного региона») стал Вячеслав Сальников, доцент кафедры международных отношений и мировой политики факультета международных отношений Воронежского государственного университета. Мы публикуем текст его выступления.

Говоря о геополитических трансформациях, которые испытывает современный мир после крушения Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений, хочется отметить не только тренд в сторону монополярности, но и расширение зоны проблемной государственности, объединяющей, с одной стороны, территории, над которыми либо отсутствует, либо ограничен государственный контроль (Сомалиленд, Дарфур, ряд территорий Ближнего и Среднего Востока), а с другой стороны - рост государств, испытывающих дефицит международного признания, - непризнанных государств (Арцах, Абхазия, Южная Осетия, Луганская и Донецкая народные республики, Косово и т.д.). К несчастью, вследствие украинского кризиса 2013-2014 годов, вызвавшего коллапс украинской государственности и донбасский сецессионизм, зона проблемной государственности приблизилась к воронежским границам.

Как известно, регион граничит с Луганской областью Украины, от которой отделилась Луганская народная республика. Воронеж имеет опыт быть пограничным городом. Он возник как город-крепость в 1586 году для обороны южных рубежей России от набегов степных кочевников и черкас - предков нынешних украинцев, которые в 1590-м сожгли Воронеж. И только через четыре года Воронеж был восстановлен. По мере расширения границ Российского государства Воронежский край надолго перестал быть пограничным - вплоть до Гражданской войны, когда, согласно Брестскому миру, образовалось государство Украина, чьи восточные границы достигли границ Воронежской губернии. И до распада Советского Союза, когда условные границы между союзными республиками вдруг стали реальными. То есть пограничность - не наше естественное состояние, а состояние, в которое мы попадаем во времена смуты. Если, конечно, мы не считаем, что должны вернуться к границам Московии, в чем нас пытаются убедить патриоты РФ.

Я считаю приграничный статус Воронежской области недоразумением, которое должно быть устранено. Разумеется, за счет расширения пространства Русского мира, но никак не наоборот. Хотя есть разного рода инициативы со стороны наших соседей о вхождении в состав Украины территорий с компактно проживающим украинским населением. Я уже давал соответствующий комментарий средствам массовой информации, обыгрывая название населенного пункта Хохол как анклава батькивщины. Поиски же выгод от нашего особого приграничного положения, особенно в условиях коллапса украинской государственности, считаю крысячеством, ибо рассуждения о том, усилят или ослабят беженцы с Украины наш экономический и демографический потенциал, или о том, какие выгоды несет воронежской экономике украинский дефолт, не достойны порядочных людей. Тем более что Воронежская область для украинских беженцев и трудовых мигрантов - в основном транзитная территория.

Что касается возможностей и ограничений для приграничного сотрудничества Воронежской области, то территория бывшей Российской империи до сих пор представляет единое экономическое и социокультурное пространство, несмотря на усилия политиков и интеллектуалов. Надо не рушить старые связи и расширять новые. А что касается ограничений, то они возникают из самого статуса субъекта Федерации, не обладающего самостоятельностью в сфере внешней политики. Можно, конечно, развивать возможности разного рода межрегиональных структур типа еврорегиона «Донбасс», но ростовчане здесь действуют более успешно (если верить научным публикациям типа статьи В. Бредихина в «Журнале исторических, политологических и международных исследований»). Да и сам проект еврорегиона после украинского кризиса, насколько я понял, пока приостановил свою деятельность. Поэтому, развивая межрегиональное и межмуниципальное сотрудничество с сопредельным государством (государствами), мы должны четко осознавать, кто мы и что хотим.

Кто мы? Воронежцы, россияне, русские, украинцы? Для чего нам нужно развивать отношения с Луганской областью и другими областями Украины, с ЛДНР? Сами скажем или будем ждать указивки из Кремля? А если она не поступит? А если, не дай Бог, переворот, возвращение Крыма Украине, сдача Донбасса и новое смутное время? Я полагаю, что нужно активно действовать и властям (региональным и муниципальным), и представителям бизнеса, и гражданского общества, чтобы не допустить разрыва экономического и социокультурного пространства между территориями Воронежской областью и Луганщиной как части Юга России от Измаила и до Волгограда.

Можно возразить: «А как же Украина?» Отечественные историки (Александр Волконский, Николай Ульянов, Михаил Смолин и другие) аргументированно доказали антироссийскую и антирусскую сущность украинского проекта. Можно, конечно, цепляться за советское украинство, но полагаю, что оно умерло. Украина охвачена нацистским и евроинтеграционным угаром: «Україна це Європа!» и «Україна понад усе!» Угар сознательно поддерживается на государственном уровне в надежде через сплочение нации перед лицом общего врага преодолеть коллапс украинской государственности. И если уж мы - воронежцы - оказались на границе, мы должны остановить продвижение антирусского украинства, а по возможности - перейти против него в наступление. Неся, если не формирование единого общерусского сознания, то хотя бы идею славянского братства. Создавая единое экономическое и социокультурное пространство славяно-православной цивилизации или Русского мира. Что касается ЛДНР, то надо помнить, что Донбасс, несмотря на все издержки и проблемы, - форпост Русского мира. Надо помочь наладить там мирную жизнь, а если потребуется - позволить ему стать частью России. Разумеется, блокировав активизировавшийся архетип гуляй-поля. Но лучше, воспользовавшись децентрализацией Украины, в рамках возрожденного еврорегиона «Донбасс» включиться в восстановление экономики Донбасса, интеграции его в Русский мир, а через него - и всей Украины.

Вывод: если уж мы и оказались приграничным регионом, то от нас требуется: 1). остановить волну агрессивного украинства (как военного, так и ментального) и энтропию хаоса, присущую зонам проблемной государственности; 2). сделать все, что в наших силах для восстановления экономического и социокультурного пространства православной цивилизации, объединяющей наши народы (пространство Русского мира); 3) помочь установлению мира на Донбассе и восстановлению там нормальной жизни; 4) прирасти возрожденным Донбассом, а в идеале - и денацифицированной Украиной. Как все реализовывать? Через межрегиональные и межмуниципальные связи. Через налаживание экономических и культурных связей. Через участие в миротворческих и гуманитарных акциях. Через объединение усилий общества и государства, государственных мер и гражданских инициатив. Через создание условий для нормальной жизни жителей области, которые должны ощутить блага от расширения Русского мира. И тогда Воронежская область перестанет быть пограничным регионом со всеми вытекающими отсюда вызовами и проблемами. То есть надо не молиться на пограничный статус, а стремится уйти от него через расширение пространства Русского мира. А пока мы - пограничье, свято выполнять свой долг защищать рубежи Отечества.

ж1.jpg

Лидер «Родины» Алексей Журавлев в Воронеже: «Выдача ополченцев Донбасса на верную смерть в Киев - предательство интересов Русского мира»
Автор(ы):  Вячеслав Сальников
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~UN7Fn


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте