Политолог Ростислав Ищенко о переговорах нормандской четверки: «Тот, кто победит в Сирии, победит и на Украине»

Политолог Ростислав Ищенко о переговорах нормандской четверки: «Тот, кто победит в Сирии, победит и на Украине»
20 Октября 2016

В Берлине состоялись переговоры в нормандском формате. Лидеры РФ, Германии, Украины и Франции договорились разработать план реализации буксующих минских соглашений. По словам президента Украины Петра Порошенко, в Донбасс будет введена вооруженная миссия ОБСЕ: она обеспечит подготовку к проведению местных выборов. Но позже стало известно, что решение принято лишь по увеличению количества наблюдателей ОБСЕ в зонах отвода и хранения тяжелого вооружения. Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что миссия ОБСЕ не является насущным вопросом и потребовала работы о предоставлении Донбассу особого статуса.

«Исходя из слов Меркель о том, что переговоры были жесткими и трудными, многие заключили, что на встрече звучали исключительно обвинения в адрес России и на нее оказывалось совместное давление, - комментирует политолог Ростислав Ищенко. - Если их мнение отчасти верно по отношению к тройке, обсуждавшей Сирию, то и во время встречи четверки, посвященной Донбассу, и после нее участники сообщали, что солидарное огромное давление оказывалось на Порошенко, а не на Владимира Путина.

В ходе переговоров обращает на себя внимание то, что президент Франции Франсуа Олланд, который по Украине вообще молчал и не пищал, очень резко высказывался по поводу российской активности в Сирии. Олланд - человек, который совершенно определенно, уже до конца связан с американской позицией. Второй раз президентом Франции Олланд не изберется, он, очевидно, вызывает у французов идиосинкразию, и ему уже все равно. Остается только до конца отрабатывать американскую позицию. И тот факт, что Олланд выступал по Сирии, а не по Украине, показывает, что центр тяжести противостояния ушел в Сирию. На Украине американцы уже даже не думают что-то делать, украинское направление абсолютно маргинализировано.

Что касается радостных заявлений Петра Порошенко о вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе, то первая истерика в СМИ по аналогичному поводу была весной, когда вопрос впервые обсуждался нормандской четверкой. Российская позиция тогда была точно такой же, как и сейчас: Россия ничего не имеет против вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе, но Украина должна обо всем договориться с руководством ДНР и ЛНР, потому что не Россия же вводит вооруженную миссию в Донбасс. С точки зрения правил любых международных организаций - хоть Организация Объединенных Наций, хоть ОБСЕ, - согласие на ввод международных вооруженных сил и гарантии безопасности (хоть вооруженной, хоть безоружной миссии, хоть военной, хоть полицейской, хоть миссии наблюдателей) дают власти, реально контролирующие территорию. Здесь не российское изобретение, а международная норма. И понятно, почему норма действует. Представим, что США, или Россия, или весь Совет безопасности Организации Объединенных Наций, дают согласие на введение куда-то военных, полицейских или санитаров. А на месте сидят какие-нибудь негры, папуасы или украинцы - да неважно кто. И если местные, которые с оружием в руках, находятся не в курсе того, что вы кому-то дали разрешение или вообще не считают разрешение правильным, то, когда миссию там начнут убивать, - кому убиваемые будут предъявлять претензии? Тем, кто дал приказание на ввод? Так они соответствующую территорию никак не контролируют. Поэтому есть устоявшаяся международная норма - когда власти, реально контролирующие территорию, независимо от того, признаны они или не признаны мировым сообществом, дают согласие на введение соответствующей миссии.

Киеву было сказано: мы все не против, идите, договаривайтесь с ДНР и ЛНР. Но Киев до сих пор с ДНР и ЛНР прямых переговоров не начинал. Он вообще не признает их существование. Поэтому рассказы о вооруженных миссиях ОБСЕ можно вести и два, и три, и четыре года. Пока Порошенко не сподобится (или кто-то, кто будет вместо Порошенко) сесть за один стол с главами народных республик Александром Захарченко и Игорем Плотницким и непосредственно с ними договориться - до тех пор вооруженная миссия ОБСЕ там не появится. А если украинская власть договорится с народными республиками, то, возможно, и миссия ОБСЕ не понадобится. Кстати, и Владислав Дейнего, и Эдуард Басурин, официальные представители ЛДНР, уже четко заявили в спокойном тоне, что введение вооруженной миссии - абсолютно нереализуемая вещь с технической стороны. Но Украина вцепилась в вооруженную миссию, как в один из способов затягивать переговоры и перекладывать на Россию ответственность. Россия ловко ушла из-под удара. Было сказано: хотите вооруженную миссию - мы не против, разговаривайте непосредственно с Донбассом. Украина с Донбассом говорить не хочет и не может. Все, вопрос снят. А ликование Петра Порошенко по поводу миссии объясняется просто. Вы что, ожидаете, что Порошенко приедет в Киев и скажет: ребята, надо мной там издевались, заставляли уступать, принуждали к сожительству? Когда он подписывал вторые минские соглашения и его 16 часов мучили всей компанией, он же тоже вышел, отряхнулся, бодрячком приехал в Киев и рассказал, что продиктовал условия. Условия-то он продиктовал, только Украина их почему-то выполнять не хочет.

Так что встреча четверки была чисто ритуальным действом. Переговоры имеют смысл только в том случае, если намечается какой-то конструктив. Ранее была заявлена позиция Украины, из которой было понятно, что никакого конструктива не будет. Потом Меркель приглашает к себе на чай. Я предполагаю, что Меркель звонила Владимиру Путину и говорила: «Надо встретиться - может быть, мы вместе друга Петра додавим? Даже если не додавим, но мы же должны показать, что формат работает. Мы же все говорим, что он нужен (и он действительно нужен), но если мы перестанем встречаться, то через две-три недели или через два-три месяца нас будут спрашивать: а что за формат такой, в котором вы только переругиваетесь через СМИ?» И встретились, посидели в очередной раз, довели до Порошенко солидарную позицию Франции, Германии, России. Порошенко в который раз сделал финт ушами, уехал в Киев и сказал, что все было совсем наоборот. Ради Бога! Первый, что ли, или последний раз?

Зачем тогда нужны минские соглашения? Дело даже не в том, что они сохраняют человеческие жизни. Такое утверждение, кстати, спорно. В конце концов если соглашения будут продолжаться десять лет и десять лет будут продолжаться обстрелы, то погибнет больше людей, чем погибло бы во время краткосрочных активных боевых действий. Мы не знаем, сколько соглашения протянут. Просто мы столкнулись с тупиковой ситуацией, когда вроде бы нужно воевать, но воевать нельзя. Все очень хорошо показал сирийский кризис, потому что, если бы Россия влезла за год до него на Украину, то на Сирию сил бы уже не осталось и отношения с Европой были бы совершенно другие. Они и сейчас не благостные, а тогда были бы вообще отвратительные. То есть надо было создать политическое пространство для маневра, когда вроде бы и войны нет, но вроде как и территория под контролем. Вот для чего был создан минский процесс, от которого Украина и отказаться не может, и выполнить его решения не может. Поначалу наши европейские друзья и партнеры по своей недалекости искренне верили, что минский процесс действительно станет процессом урегулирования военного конфликта. Но через некоторое время они поняли, что у Украины совсем другой подход, и начали склоняться к нашей позиции. Налицо, таким образом, небольшая, но существенная дипломатическая победа России.

Минские соглашения - пространство для дипломатического маневра, боевые действия без войны, попытка выиграть пространство и время, не применяя вооруженные силы. Причем с учетом того, что в интересах России на определенное время маргинализировать конфликт для того, чтобы не связывать там огромные ресурсы. У России ресурсы не резиновые, в случае увязания на Украине она не сможет эффективно противостоять США в других точках планеты, в той же Сирии. Но в Сирии решается судьба мира, а на Украине решается судьба Донбасса. Поэтому конфликт можно подморозить на какое-то время. Тот, кто победит в Сирии, победит и на Украине.

Теперь о трехсторонней встрече по Сирии. Некоторые проводят аналогии с Великой Отечественной войной - допустим, наши войска подходят к Харькову и говорят: граждане нацисты, мы вас бомбить не будем, вы забираете оружие, своих раненых, выходите - мы делаем вам коридор - и удивляются. Но, во-первых, в Сирии все-таки идет гражданская война (кроме того, что она осложнена внешней интервенцией). Она идет в городских кварталах. У сирийского лидера Башара Асада армия за последние годы сократилась примерно в два-три раза. Если каждый дом он будет брать штурмом, то у него скоро войска кончатся, а боевиков в Сирию подвезут. А если он будет брать штурмом городские кварталы, экономя сухопутные войска, но разнося дома из артиллерии и при помощи авиации, то тогда, действительно, очень скоро и нам, и ему предъявят претензии по поводу того, что там пачками гибнет мирное население. Мы можем сколько угодно говорить: вы сами такие. Но долбать будут нас. Кроме того, Асаду, в отличие от США, нужен мир. Следовательно, нужно как можно меньшее количество жертв. Потому что если ваши самолеты разнесут мой дом вместе с моей семьей, то дружить я с вами потом не буду в любом варианте, чтобы в стране потом не происходило. В силу указанных причин предоставляются гуманитарные коридоры, по которым часть боевиков уходит, часть остается. Ситуация в целом ослабляет сопротивление оставшихся. Те, которые уходят, уводят с собой семьи, с ними уходит часть мирных жителей. Потому у сирийской армии, у Воздушно-космических сил России оказываются развязаны руки для достаточно жесткой зачистки тех, кто остался. Те, которые уходят, они ведь уходят куда? В город Идлиб, что на границе с Турцией. Высока вероятность, что часть из ушедших туда турки мобилизуют на войну с «Исламским государством», с которым они сейчас активно сражаются на севере. Либо часть покинувших Алеппо потихонечку рассосется по домам оттуда. Более того, там, на севере, куда они уходят, сейчас идет война группировок боевиков между собой. И алеппские боевики там включатся в междоусобную войну, что для Сирии тоже выгодно.

Если развить идею по поводу Великой Отечественной войны, то в 1944 году мы целой финской армии сказали: спасибо, друзья, расходитесь по домам, а мы воевать больше с вами не будем. Еще через два месяца финская армия упорно и ответственно воевала с немцами, и несколько немецких дивизий были разгромлены финнами. То же самое возможно и в Сирии. Если вы знаете, что люди будут воевать против ваших врагов, почему их не выпустить? Тут же не первый котел, который так рассасывается. В конце концов стереть город с лица земли - выход, но, разумеется, не самый лучший.

Если суммировать наблюдения по поводу встреч нормандской четверки и тройки по Сирии, то никаких серьезных уступок со стороны России не было, как не было, впрочем, и серьезных приобретений. О каких-то политических уступках речь не могла идти изначально. Дело в том, что там ни уступать, ни приобретать было не у кого. Россия конфликтует с Соединенными Штатами. А в Берлине были их младшие партнеры, и мы не уверены, что они долго будут нашими партнерами. Поэтому просто шло очередное дипломатическое маневрирование для того, чтобы улучшить наши общие политические позиции, для того, чтобы как минимум сохранить, а как максимум улучшить наши отношения с Францией и Германией, немножко сдвинуть в лучшую сторону их позиции».

Лидер «Родины» Алексей Журавлев: «Киев ведет на Донбассе войну террористическими методами»

Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~8LMgM


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте Vестник Vедьмы



 

 Vестник Vедьмы