Политическая система Испании дала трещину

Политическая система Испании дала трещину
21 Декабря 2015

На парламентских выборах в Испании Народная партия (PP) получила больше всех голосов (29,3%), но потеряла 63 мандата и абсолютное большинство в нижней палате парламента - Конгрессе депутатов. На втором месте - социалисты (PSOE) - 22%, на третьем - леворадикальная Podemos («Мы можем») - 20,6%, на четвертом - либеральное новообразование Ciudadanos («Граждане») - 13,9%. Таким образом, две вероятные коалиции идеологически близких - PP-Ciudadanos и PSOE-Podemos - не набирают необходимого большинства (176 голосов) для формирования правительства.

«Возможны четыре варианта развития событий в Испании, - рассуждает Владимир Сапунов, доктор филологических наук, профессор Воронежского госуниверситета и заместитель декана факультета журналистики. - Первый. Крупные партии обращаются за поддержкой к мелким, также получившим места в Генеральных кортесах. С идеологической точки зрения, здесь больше шансов у левой коалиции, так как среди миноритариев лидируют ERC (левая каталонская партия), PNV (баскская националистическая партия) и левое объединение IP-UP. Кроме того, еще до выборов Ciudadanos (праволиберальный несистемный ответ на появление Podemos) отвергали возможность коалиции с Народной партией. Правда, важные посты в правительстве, очевидно, сделают крайних либералов более умеренными. С другой стороны, правых поддерживает крупный капитал, что, с материальной точки зрения, может положительно сказаться на вербовке неопределившихся депутатов от мелких партий. Но под большим вопросом и объединение левых - Podemos жестко критикует PSOE за системность, называет их социалистами на бумаге, а после выборов лидер леворадикалов Пабло Иглесиас заявил, что «Испания проголосовала за смену политической системы». Да и пойти на союз с баскскими и каталонскими индепендистами для PSOE было бы непросто при ее безусловной приверженности концепции территориальной целостности Испании (партия Podemos хотя бы признает возможность референдума о независимости провинции Каталония).

Второй. Широкая коалиция двух системных партий - умеренно правой PP и умеренно-левой PSOE. Принципиального различия во взглядах на будущее Испании у двух партий, в общем-то, нет (например, по поводу необходимости продолжения неолиберального экономического курса и следования в фарватере политики США - социалисты твердо ступили на такой путь во времена премьерства Фелипе Гонсалеса в 80-е годы), но объединению могут помешать многолетние конъюнктурные и личные противоречия партийных верхушек, особенно сложно решаемым будет вопрос о новом премьер-министре. Однако тот факт, что социалисты показали худший результат в истории, а Народная партия - худший результат с 1989 года, - значительно увеличивают вероятность их коалиции.

Третий. Формирование испанского правительства меньшинства на основе сильнейшей фракции. В таком случае Народная партия остается у власти. Вариант совсем не выглядит утопичным, так как, учитывая системность PSOE, она может не входить в правительство, но поддерживать ключевые законопроекты, не неся за них формальной ответственности. Аргументы «за» и «против» здесь примерно те же, что и в случае с официальной широкой коалиции, но менее вероятным, чем предыдущий, подобный вариант делает то, что социалисты не получат постов в правительстве Испании. И, с прагматической точки зрения, для партийной верхушки соответствующий сценарий может не показаться привлекательным.

Наконец, четвертый вариант. Провал всех переговоров о коалициях, парламентский и правительственный кризис и новые выборы. В любом случае выборы действительно оказались уникальными в постфранкистской испанской политической системе, потому что лишили возможности две системные партии формировать правительство на свое усмотрение. Появились третья, четвертая и пятая политические силы. Однако ситуация совсем не означает, что результаты выборов внесут коррективы не только в политическую жизнь, но и в реальную политику испанского государства в условиях замороженной политической системы ЕС. Системные партии по-прежнему на вершине испанской политической пирамиды, а внесистемные, даже если получат рычаги власти, могут довольно быстро осистемиться, как показал опыт Алексиса Ципраса и СИРИЗы в Греции. Тем более что сама Испания уже дала похожий пример даже не политического, а общественного флюгера, когда весной 2011-го на улицы Мадрида вышло не менее миллиона человек, требующих изменения неолиберальной политической системы. Появилось леворадикальное движение возмущенных граждан (indignados) 15-M (15 мая, оно, собственно, и положило начало партии Podemos), но на парламентских выборах в конце года абсолютное большинство было у неолиберальных сил. Так что сухие цифры результатов выборов в Генеральные кортесы вполне могут и не получить семантического приращения - то есть не превратиться в политические и особенно социально-экономические изменения на территории страны».

«Выборы совершенно меняют расклады в Испании, - соглашается с коллегой историк Александр Колпакиди, - ведь рухнула существовавшая многие годы двухпартийная система в стране. Левая идея в Европе получает новый стимул. Во второй стране после Греции крайне левые получили большой процент и стали национальной силой. Для России будет большим плюсом, если будет сформирована левая коалиция, ведь Podemos выступала против западных санкций и за сотрудничество с Россией. Есть шанс, что таким образом единство Евросоюза по отношению к России разрушится. Однако особых надежд на выгодное нам развитие событий я бы не питал. На примере Греции видно, что в рамках одной страны невозможно кардинально изменить всю политику. Каждая страна, а в Евросоюзе особенно, зависима друг от друга, правительство не свободно, и потому не стоит рассчитывать на какие-то чудеса вроде того, что экономика начнет моментально расти, а с Россией выстроятся прекрасные отношения. Если левым вдруг дадут власть, спустя какое-то короткое время наступит разочарование, и уже на следующих выборах народ не будет так радоваться, как сейчас. Но вместе с тем налицо, безусловно, яркое событие. Возрождение левого движения, которое после краха Советского Союза во всей Европе переживало упадок. На мой взгляд, в отношении левых политических сил как никогда уместно ввести термин «новые левые». Их называют радикальными левыми, но, как показала Греция, не такие уж они и радикальные. Старые левые дискредитировали себя догматизмом, отсутствием свежих идей, и вот появились новые. Людям нужны новые лица, новые идеи, новые стимулы и смыслы. СИРИЗА, Podemos их создали и предложили. И они пользуются популярностью среди значительной части европейского населения».

Европейские крайне-правые на фоне миграционной лавины

Каталония как испанский вариант Украины

Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~847Z0


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com