Их свинячье дело

Их свинячье дело
18 Июля 2013

Проезжая по ростовской трассе вдоль Павловского района, невозможно не заметить тянущиеся на десятки километров загородки. Формы загородей различны - сетки, проволока, крупные сухие фрагменты деревьев. А цель одна - защита от обитающих в дикой природе возможных переносчиков вируса африканской чумы свиней. 

Правила борьбы без победы

 

Придорожный дизайн понятен и объясним. Павловский район входит по АЧС во вторую угрожаемую зону. То есть самой чумы тут не обнаружено. Но появление ее вполне вероятно. Очаги-то АЧС уже выявлены в соседних Бобровском, Петропавловском, Верхнемамонском и Калачеевском районах. Чума паспорта не предъявляет. Гуляет само по себе. Вот павловчане и страхуются.

 

Что ж тогда на зачумленных территориях творится? Подумать боязно.

 

Однако стоило свернуть с М-4 и пересечь межрайонную границу, как стало ясно: калачеевский народ куда более отчаянный, чем павловский. Загородки исчезли. Так называемые посты дезактивации мы преодолевали без труда. Без вопросов к нам.

 

Направлялись мы в Новую Криушу, где, собственно, и зафиксирован наиболее масштабный в регионе эпизоотический очаг АЧС. Беда случилась не на подворье какой-нибудь ветеринарно необразованной бабы Мани. Нет, все произошло на предприятии, которое вроде как само по себе являлось противочумной гарантией. На новеньком свинокомплексе одного из самых крупных в области производителей мяса - агрохолдинга «Агроэко».

 

Калачеевский район поначалу попал, как и Павловский, во вторую угрожаемую зону. При которой эвтаназия свинопоголовья не предусматривается. Хрюшек и поросят следует сдавать на мясоперерабатывающие предприятия. Осуществлять забой животных и продажу мяса самолично уже не разрешается. Причем, согласно принятым осенью прошлого года «Правилам борьбы с африканской чумой свиней», из второй (и даже первой!) угрожаемых зон «может быть исключена территория свиноводческих предприятий закрытого типа». Так что агроэковскому комплексу «Новокриушанский» ничего особого не угрожало. У него ж четвертый компартмент. Самый высокий уровень защиты. Так что напрягать стали владельцев личных подсобных хозяйств. Везите всех животных без исключения на Калачеевский мясокомбинат (у того тоже высшая степень защиты). Кто-то согласился: в селе было организованно закуплено то ли 600, то ли 650 голов взрослых свиней (поросят никто сдавать не пожелал); примерно столько же свиноводы забили для личных нужд. Однако многие новокриушанцы с предложенным не согласились. Не поверили в чуму. Не в последнюю очередь и потому, что на комплексе-то все было спокойно.

 

Потом было проводимое областным департаментом аграрной политики селекторное совещание. На нем, в частности, присутствовал и владелец одного из новокриушанских личных подсобных хозяйств Николай Курнабиров. Как утверждал Николай в разговоре с нами, руководитель департамента Анатолий Спиваков заявил, что в Воронежской области занимающееся свиньями ЛПХ надо свести к нулю и вообще забыть про него на два года. Чтобы искоренить рассадник заразы.

 

Потом вроде бы на одном из подворий села у заболевшей свиньи заподозрили наличие вируса АЧС. Не подтвердилось. И до сих пор чума ни в одном из ЛПХ Новокриушанского сельского поселения (а равно вошедших в первую зону трех других - Калачеевского, Скрипнянского и Советского) не зафиксирована.

 

Комплекс неполноценности

 

Зато рвануло на комплексе. Россельхознадзор заявил: 26 июня областная ветлаборатория выявила генетический материал вируса АЧС при исследовании материала, отобранного от трупов свиней, содержавшихся на свинокомплексе «Новокриушанский».

 

Тут, правда, вышла некоторая накладочка. Директор Всероссийского НИИ ветеринарной вирусологии и микробиологии Денис Колбасов вердикт воронежских спецов публично (в газете «Коммерсантъ») не подтвердил. Из Воронежа в Покров, где располагается ВНИИ, передали одну-единственную пробу. Ее анализ АЧС не выявил. Для полноценного диагноза требовались новые пробы. Которые, увы, позднее подтвердили худшие опасения. Но новый градус накала страстей возник сразу, отсчитывая от 26-го.

 

Теперь выходило совсем уж худо: свиньи с подворий должны быть уничтожены.

 

В день, когда мы были в Новой Криуше, селяне как раз ожидали приезда команды, которая займется уничтожением свинопоголовья на подворьях. Стопроцентного. Но команда не прибыла. Не удалось приступить к ликвидации и в следующие дни. Жители не дали.

 

В принципе не понятен сам механизм подобной процедуры. Ликвидаторы станут явочным порядком занимать подворья и силой отнимать животных? В крупном-то селе? Во дворах, в каждом из которых наличие чумы не подтверждено?

 

Ситуация обостряется еще и тем, что для подавляющего большинства новокриушанцев свиноводство было в последние годы практически единственным способом выживания. Существовавший тут прежде мощный колхоз имени Ильича (один из лучших в области) почил в бозе. На его месте - три новых хозяйства. Рабочих рук там особо не требуется.

 

Компенсацией люди недовольны. Она, как они подсчитали, покрывает в лучшем случае треть упущенной ими выгоды. Смена профиля хозяйствования их тоже не прельщает. Свинья - синоним быстрых (и хороших) денег. А теленка когда вырастишь? Не говоря уж об экзотике вроде фазанов или перепелов.

 

В селе при населении немногим более 2 тыс. человек (точных данных нет, даже на официальном сайте поселения отчего-то приведены лишь данные на 1 января 2009 года - 2238; за 4,5 года показатель, безусловно, уменьшился) на ЛПХ держали около 3 тыс. голов свиней. Для сравнения возьмем данные по Верхнемамонскому району, попавшему в первую угрожаемую зону чуть ранее Калачеевского. В Осетровском сельском поселении, как сообщала районная газета «Донская новь», было отчуждено и утилизировано 69 голов свиней, в тамошнем селе Ольховатка - 17 поросят. Почувствовали разницу?

 

И еще один важный момент. На комплексе свинопоголовье уничтожат лишь на двух площадках из трех. А на ЛПХ, напомним, целиком и полностью, чего селяне понимать не хотят. Точнее, видят здесь подвох.

 

Зона отчуждения

 

Разумеется, разговором с селянами мы не ограничились. Попытались проехать к местам, где комплекс уничтожает своих свиней. Честно говоря, на удачу не надеялись. Но удалось. Опять же без труда. Без вопросов. Подъехали к самой траншее. Потом прошли к другой. Никакая охрана не показалась. Вокруг ходили люди. Одни были одеты в прозрачные (и, надо полагать, герметичные) костюмы с капюшонами. Другие, как бы выразились правоохранители, похожие на лиц среднеазиатской национальности (гастарбайтеров), нарядами себя явно не обременяли, предпочитая легкий верх (футболку) и легкий же низ (вроде как шорты). Подъехал трактор с тележкой новых туш. Тракторист вполне себе славянской наружности к вопросу о завозной дешевой рабсиле отнесся с явным скепсисом: «Вот мне эсэмэска пришла. Сообщают, что заработок капнул. Хотите глянуть?». И продемонстрировал экран мобильника, на котором высвечивалась сумма в 1090 рублей.

 

Отбыли мы от траншей так же беспрепятственно, как и приехали.

 

Пора было возвращаться в Воронеж.

 

На обратном пути мы миновали как минимум три охранно-карантинных полицейских поста. Оборудованных честь по чести: с уложенными на асфальт многометровыми резиновыми ковриками, усыпанными толстым слоем опилок. Ни на одном из постов нами, движущимися из эпицентра АЧС, не заинтересовались. Да, похоже, вовсе не заметили. Жара. Не до нас людям. Хоть знаменитое новокриушанское сало провози в торговых масштабах, хоть пару-тройку поросят. Счастливого пути, как принято писать на выездах из районов.

 

Между тем существует грозное постановление за подписью Николая Котолевского. № 502 от 29 июня. Называется: «Об установлении режима чрезвычайной ситуации для органов управления, сил и средств муниципального звена ТП РСЧС Калачеевского муниципального района в связи с введением ограничительных мероприятий (карантина) по африканской чуме свиней на территории Калачеевского муниципального района».

 

Свидетельствуем, оно, если и исполняется, то скверно. По крайней мере в отношении работы постов. Тут Николаю Тимофеевичу придется спросить, видимо, в первую очередь с себя самого. Главой же черным по белому прописано: «Контроль за исполнением настоящего постановления оставляю за собой».

 

Власть пишет постановления и распоряжения. Селяне - письма в Гепрокуратуру и администрацию президента страны. А консенсуса все нет.

 

Понятно, ЛПХ-таки дожмут. Но возникает вопрос относительно комплексов.

 

Миф о невозможности проникновения на них чумы рухнул. У нас - «Новокриушанский». В Тверской области - агрофирма «Дмитрова Гора», тоже имеющая высшую ступень зоосанитарной защиты. Подтянулись братья-белорусы с их «Лучесой».

 

Крупные свинокомплексы у нас принято притулять поближе к селам. Но в свете последних событий не пора ли принять за правило возводить подобные комплексы не ближе 5-20 км от населенных пунктов? Так сказать, в зоне отчуждения. Тогда и население, как произошло в случае с Новой Криушей, не пострадает. 

 

Александр Сорокин

 

«Московский комсомолец» в Воронеже»

Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~IIl9t


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com