Игорь Непомнящий: «Вопрос «Когда вы вернетесь?» сейчас звучит гораздо чаще, чем год назад»

Игорь Непомнящий: «Вопрос «Когда вы вернетесь?» сейчас звучит гораздо чаще, чем год назад»
23 Марта 2015

Один из авторитетных и заслуженных деятелей воронежской культуры Игорь Непомнящий рассказал главному редактору газеты «Экономика и жизнь - Русь», русскому публицисту и националисту Святославу Иванову о его травле областными чиновниками, губернской атмосфере и положении дел в главном культурном учреждении в Воронежской области.

Заслуженный артист России, многолетний директор воронежского Театра оперы и балета (уволен в октябре 2013 года) Игорь Михайлович Непомнящий - знаковая фигура воронежской культуры. Кто близко общался с ним, не мог не заметить внутренний аристократизм. Он красив по-чеховски - и лицом, и внутренним содержанием. И не случайно именно он, со своим профессионализмом и благородством, стал поперек пути нынешним гешефтмастерам от культуры. И удивляет даже не его спор с безграмотным выскочкой и авантюристом Эдуардом Бояковым. Удивляет, с какой жестокостью власть отвергает того, кто посмел иметь свое мнение, кто руководствуется не психологией временщика, а совестью и интересами нации. Хотел бы я посмотреть в глаза тех врачей, которые по приказу вице-премьера правительства Воронежской области Владимира Попова просто выбросили Игоря Непомнящего после двух микроинсультов из больничной палаты, задним числом сфабриковав решение консилиума. А кем надо быть, чтобы отказать в медицинской помощи приме-балерине театра Юлии Непомнящей. Окровавленная после бандитского нападения, она явилась в номенклатурную 15-ю поликлинику, сейчас - ОКБ №2, а ей сказали, что ее уже открепили - на том основании, что она «невестка Непомнящего». Хотел бы я посмотреть в глаза тому чиновнику, кто опустился до таких приказов подведомственным ему медикам. Стыдно не за власть, которую мы все своим молчанием и бездействием заслужили, стыдно за город, у которого некогда была репутация культурной столицы. Теперь осталось одно звание. Такими словами я и хочу предварить нашу беседу с Непомнящим, чтобы читатель понимал, что на самом деле речь идет не о культуре, а о чем-то более важном, о человечности.

«Ремонт мы планировали провести в 2008 году, и он бы обошелся бюджету в 600 миллионов рублей»

- Игорь Михайлович, прошло достаточно много времени со времени вашего ухода с поста директора воронежского Театра оперы и балета. На соответствующую тему много было написано, высказано, и мне кажется, что пришла пора дать окончательные ответы на вопросы: что произошло с театром и с вами? И что вообще происходит с культурной политикой областной власти? Начнем с того, что вы стали директором…

- 5 мая 1988 года…

- Вы легко согласились занять кресло директора театра?

- Вы знаете, я довольно долго отказывался. Но уже было время перестройки, стало модно избирать руководителя. Мне сказали: давай так - мы предложим, если коллектив тебя выберет, то станешь директором. Я согласился.

- И сколько отдано было за вас голосов?

- Меня избрали практически единогласно.

- Значит, вы реально были лидером коллектива.

- Я вырос в воронежском театре.

- Насколько я понимаю, Театр оперы и балета - статусная вещь для любого города. Таких, как в Воронеже, театров оперы и балета в регионах страны, по моим подсчетам, всего 17. Он некий бонус для города, в котором зритель вырос до понимания классики, выросла музыкальная общественность.

- Здесь еще и заслуга творческих коллективов. Воронежский зритель вырос на оперетте. Ведь поначалу у нас был театр музыкальной комедии. Потом, после успешного творческого отчета в Москве, по предложению председателя Союза композиторов СССР Тихона Хренникова театр был реорганизован. В 1960 году он стал Музыкальным. А в 1968-м, опять же после целого ряда блестящих постановок, получивших высокую оценку зрителей и критиков, наш театр получил статус государственного Театра оперы и балета. Большая заслуга тут главного дирижера Ярослава Вощака. Конечно, в любой стране мира для любого города иметь театр оперы и балета - большая честь. Классическая музыка, опера и балет - вершина искусства, показатель культурного уровня региона.

- Воронежский оперный и сегодня любим зрителями. Я посмотрел отзывы на спектакли. Они почти все восторженные. Но много замечаний, так сказать, на бытовые темы… Скажите, до 1988 года шла речь о ремонте театра?

- Уже поговаривали. Но ограничились установкой скульптурной композиции на крыше театра и раковин по углам. Потом разговоры затихли. Когда я стал директором, мы разговаривали на ту же тему с Юрием Сергеевичем Соловьевым, руководителем областного отдела культуры. Был период, когда мы очень хорошо жили, получали премии, тринадцатую зарплату… Потом все резко оборвалось. И к разговору о ремонте вернулись уже в 2004 году при губернаторе Владимире Кулакове. Сразу же были выделены деньги, чуть меньше 12 миллионов рублей, на проектно-сметную документацию. Она была готова в 2006 году. Ремонт мы планировали провести в 2008-м, и он бы обошелся бюджету в 600 миллионов рублей. На время ремонта мы обговаривали, что часть труппы будет выезжать на гастроли в Америку. У меня был большой договор на пять лет. Но встал вопрос о собственности. Владимир Григорьевич поставил условие, что ремонт начнется тогда, когда театр из федеральной собственности перейдет в областную. Вопрос решился буквально перед уходом Владимира Кулакова. И ремонт повис в воздухе.

- Власть поменялась. Был период затишья. Но в октябре 2011 года все СМИ со ссылкой на пресс-службу губернатора сообщили, что на следующий 2012-й запланирован ремонт Театра оперы и балета. Такое решение было принято на встрече руководителя департамента культуры Ивана Образцова с Алексеем Гордеевым. Вы при том разговоре присутствовали?

- С губернатором я не встречался и на тему ремонта никогда не общался. Шли перманентные разговоры о возможном ремонте, пока мне Иван Дмитриевич Образцов не сказал: готовься! Мы стали подыскивать место, куда перевозить декорации, где можно было бы обеспечить репетиционный процесс… У меня была договоренность с Дворцом имени 50-летия Октября. Там при небольших затратах сцену можно было приспособить для выступления балетной труппы. Мы посмотрели Дворец культуры машиностроителей, потому что там есть оркестровая яма. Хоть и небольшая, но есть, и там могла разместиться опера. Но потом мы остановились на зале по адресу Театральная, 17, где размещался драмтеатр до переезда в историческое здание. То был самый лучший вариант. Потому что разделение театра - нехорошо. А в Концертном зале, где есть подвальное помещение, мы могли разместиться целиком вместе с декорациями. У меня запросили старую проектно-сметную документацию. А параллельно также стал рассматриваться вариант строительства нового театра. Мы вместе с Олегом Суминым, руководителем департамента, в 2012 году были несколько раз в проектном институте в Москве. Нам даже сделали предварительный эскиз. Мы ездили даже за рубеж, смотрели, как был реконструирован театр в Милане, смотрели новый театр в Копенгагене… Но в конце 2012 года вся активность резко прекратилась.

- И такое совпало с образованием в сентябре 2012 года Автономного учреждения культуры Воронежской области «Воронежский концертный зал»…

- Еще на стадии его образования меня стали убеждать, чтобы театр сворачивал свою концертную деятельность. Я говорил: как же так? Такой большой коллектив, его нужно подпитывать. Людям нужно на новые постановки деньги давать… За вычетом фонда заработной платы мы зарабатывали на такой деятельности половину из того, что нам выделяло государство на все остальные расходы. В том числе и на новые постановки.

«Театр оперы и балета мешает многим шоу-бизнесменам»

- То есть о ремонте театра речи не идет. Театр уже рассматривают как конкурента Воронежского концертного зала, и вас заставляют уйти с рынка прокатных площадок… Я, кстати, заглянул в Устав ВКЗ, и там написано следующее: «Доходы учреждения, полученные от приносящей доход деятельности, и приобретенное за счет таких доходов имущество поступают в его самостоятельное распоряжение… Собственник имущества не имеет права на получение доходов от осуществления учреждением деятельности и использования закрепленного за учреждением имущества». Ребятам дали просто карт-бланш.

- Все заработанные деньги они могут тратить по своему усмотрению. Именно поэтому меня и заставляли прекратить принимать гастролеров. Поступали даже анонимные угрозы по телефону, чтобы я закончил концертную деятельность, иначе будет плохо мне и моей семье. Хотя такая деятельность для нас была вполне законной, оговоренной и в уставе театра, и моим трудовым договором. Я просил от руководства приказ. Чтобы в письменном виде оно запретило нам вести концертную деятельность. Оно, конечно, уклонилось от такого шага и апеллировало к моему пониманию, что, мол, в деле замешаны большие люди… Отмечу, что ВКЗ получает и бюджетное финансирование, по многим статьям превосходящее Театр оперы и балета. Только у нас почти 500 человек штата, а там в десять раз меньше. И театр мешал многим шоу-бизнесменам.

Еще весной 2013 года я написал губернатору Алексею Гордееву письмо, где подробно описал всю ситуацию в цифрах. Привел данные о финансировании оперных театров в других городах. Для сравнения: Новосибирскому театру выделяется 395910000 рублей в год, Челябинскому ​- 160388000 рублей, Астраханскому - 380337000 рублей, Воронежскому - 101121000 рублей. Я сказал о том, что только концерты позволяют нам покрывать тот завышенный план, который нам выставили, - 212 мероприятий. А средняя зарплата по театру достигает 11500 рублей - только в случае выполнения плана… Ответа не последовало, зато в июне пришла разнарядка увеличить план на 25 тыс. зрителей. То есть - 25 аншлаговых спектаклей дополнительно.

- А потом появляется Эдуард Бояков со своим докладом «Воронежский пульс». Главная его мысль: Театр оперы и балета не то место, куда надо вкладывать деньги. Акустики нет, руководство плохое, труппу надо распустить…

- На презентации доклада я не выдержал и сказал, что доклад Боякова в части нашего театра - ложь. И что я могу такое доказать. Я пишу письмо на имя руководителя департамента культуры Елены Ищенко с просьбой выделить 120 тыс. рублей на проведение акустической экспертизы. Потому что речь идет о реноме государственного театра, качество зала которого голословно подвергают сомнению. Кому как не департаменту вступиться за честь театра и опровергнуть клевету? Но Ищенко оставила наше письмо без внимания.

- И тогда вы за свои личные деньги провели экспертизу?

- Да, был приглашен независимый эксперт из Москвы, который сделал заключение, что акустика нашего зала сопоставима с концертным залом консерватории имени Петра Чайковского. Я последовательно опровергнул все выводы доклада Эдуарда Боякова и заявил публично, что он лжец и обманщик и его доклад надо выбросить в мусорную корзину. У нас великолепный театр, который просто нужно отреставрировать. Мы доказали, что по финансированию среди аналогичных учреждений страны мы находимся в последней тройке снизу, а по всем показателям - в первой пятерке.

- И тогда…

- Тогда меня уволили.

- Ну, вас же вызывали предварительно куда-то?

- Меня два раза вызывал Владимир Борисович Попов, вице-премьер правительства области, курирующий культуру и социальную политику. У нас состоялся следующий диалог:

- Ты должен написать заявление.

- Зачем?

- Так надо.

Уже после моей пресс-конференции он вызвал меня во второй раз, спросил: «Ну что, надумал?» Я ответил, что не надумал. Он мне стал угрожать, что я лишусь медицинского обслуживания, что у меня дочь в театре, что есть внук и внучка (то есть речь, очевидно, идет об угрозах жизни и здоровью со стороны высокопоставленного чиновника. - ред.)... Иди, мол, думай. Я в дверях сказал ему: «Я на своем месте, в отличие от некоторых…»

- А с Ищенко вы встречались?

- У меня была с ней одна-единственная встреча. Она спросила: «Вы завидуете Михаилу Бычкову, что для него строят новый театр?» Я сказал, что никогда никому не завидовал. Потому что зависть никогда никого до хорошего не доводила. А в данном случае сам факт строительства вызывает массу вопросов. Я не завидую, а только удивляюсь. Но вам такого не понять. Она была очень удивлена таким ответом.

- Потом у вас была встреча с губернатором Гордеевым.

- Несостоявшаяся встреча... Я сказал ему, что писать заявление об уходе не буду. На что он ответил: «Тогда нам не о чем с вами говорить». И через два часа меня уволили. Так губернатор ответил на мое письмо - спустя полгода и в виде увольнения.

- И после вашего увольнения внимания к театру, судя по всему, со стороны власти не прибавилось, а наоборот…

- Сразу же после моего увольнения, чтобы оправдать свои действия и опорочить меня в глазах общественности, в театр для проверки была направлена Счетная палата Воронежской области. Но, к огорчению моих гонителей, проверка не нашла ничего, что могло меня скомпрометировать как руководителя.

- Получается, что боролись не только против вас. Получается, что наша власть сделала выбор… в пользу денег. Интересы бизнеса поставлены выше вечного как мир классического искусства. Впервые за всю историю области и города власть просто пренебрегла статусом культурного региона, где есть замечательный Театр оперы и балета, созданный, с одной стороны, великолепными мастерами, а, с другой, - благодарной просвещенной публикой… Если Вера Полозкова и Иван Вырыпаев победили Чайковского и Моцарта, то горе такому городу и региону!..

- На самом деле классику нельзя победить. Если налицо и победа, то пиррова победа. Самое обидное, что за прошедший период ничего ведь не сделано выше и лучше классических спектаклей. Они могут смотреться десятки лет, и они всегда актуальны. Причем, как признают все воронежцы, оперный театр остался единственным, куда не стыдно пойти с детьми.

«Бывшие подчиненные выражают свою озабоченность положением театра»

- В принципе, прошло страшное понижение культурного уровня города. Власть пренебрегла интересами не только оперного театра, как знамени традиционной культуры. Город, грубо говоря, опустили. Причем показательно. Чтоб неповадно другим было. Интересно, а в каком случае вас бы оставили в кресле директора?

- Если бы отказался от концертной деятельности.

- Таково первое. А второе, если бы проглотили оскорбления от Боякова?

- А их бы не было!

- А что для театра означал отказ от концертной деятельности?

- Мы бы не выжили. Кстати, новому директору в прошлом году запретили концертную деятельность, но потерянную прибыль возместили, увеличив бюджетное финансирование. Плюс ему осталось из прошлого периода 11 миллионов, заработанных при мне перевыполнением плана. А в 2015 году таких денег не будет, потому что новых постановок за полтора года практически не было. Деньги на всю культуру сокращают.

- Как я понимаю, театр и так подходит к черте, за которой деградация… Вот Владимир Васильев, выдающийся балетмейстер, который с вашей подачи успешно сотрудинчал с нашим театром. Он осуществил в Воронеже четыре постановки…

- Да, наши отношения с Васильевым сложились давно, я его приглашал еще до 2000 года, но тогда его назначили директором Большого театра. У нас в театре в 2013-м была лаборатория Васильева современной хореографии, и, когда встал вопрос обо мне, он меня поддержал. Сказал: «Я без Непомнящего ставить не буду». И меня на какое-то время оставили в покое.

- Так вот, Васильев в интервью Евгении Горловой, во-первых, признался, что «уже прирос к воронежскому театру», и подчеркнул, что «необходимо именно в Воронеже сохранить традиции совершенно гениальных хореографов». А, во-вторых, прямо обратился к власти. «Я надеюсь, - сказал Владимир Васильев, - что в скором времени произойдет капитальный ремонт здания, когда будет другая аппаратура, когда театр будет максимально наполнен современным оборудованием и усовершенствован. Вот тогда на сцене будут просто обязаны ставить только лучшие спектакли…» Мне кажется, что вопрос концептуальный. Дело в отношении нашей власти к главному театру региона и к классическому искусству в целом, что говорит о культурном уровне тех, кто нами управляет. Ведь посмотрите, как в том же Донецке во время войны высветилась огромная роль Театра оперы и балета. Он стал некоей опорой, поддерживающей не только культуру, но и саму жизнь…

- Люди гордятся оперным театром и оказывают ему всяческую поддержку. И такое происходит везде. Посмотрите, какой великолепный театр построили в Астрахани. В саратовском Театре оперы и балета прошел потрясающий капитальный ремонт. Красноярский театр капитально отремонтировали. А ведь он построен в 1978 году, а наш театр - в 1961-м! И до сих пор капремонта не было. По соответствующему поводу лично мной написано во все инстанции 60 писем! Но, увы!

- Игорь Михайлович, боюсь, что до окончания срока нынешнего губернатора никакого ремонта в театре не будет. Команда Гордеева, особенно московская ее часть, кажется, озабочена лишь тем, как сложится их дальнейшая судьба. С собой можно унести деньги, заработанные на откатах, акции, долю в прибылях. А кусок здания государственного учреждения не унесешь. Отсюда и отношение к Театру оперы и балета. Я думаю, что мы должны спокойно, по мере сил сопротивляясь, ждать «когда Бог переменит Орду». Но, на мой взгляд, вы и без того как-то уже успокоились после всего случившегося?

- Я согласен с вами, что ситуация не изменится до конца срока губернатора Алексея Гордеева. Или если центральная власть наконец-то разберется с тем, что у нас происходит, тогда что-то изменится. Ведь что выяснилось. Театр оперы и балета все минувшие годы буквально выживал. Якобы не было денег. Но потом оказалось, что огромные деньги есть и на выставки, и на фестивали… То есть государство действительно помогает культуре. Но уже на местах чиновники проявляют свою заинтересованную избирательность, куда направить средства. Что касается моего самочувствия. Вы знаете, у меня есть успокоительное лекарство. Я с ним каждый день. Моя внучка. Она как успокоительная таблетка. По секрету вам скажу, что и без работы я фактически никогда не был. Мой опыт востребован был всегда. А недавно мне сделали очень лестное предложение из Москвы. Позже я о нем расскажу. Меня греет и то, как ко мне относятся мои бывшие подчиненные. Мы встречаемся, они выражают свою озабоченность положением театра. И всегда следует вопрос: Игорь Михайлович, когда вы вернетесь? Как-то на одном представлении вышел на сцену с цветами поздравить коллегу, а из оркестровой ямы слышу громкий вопрос: Игорь Михайлович! Когда вы вернетесь? Первые ряды слышали и одобрительно заулыбались. Зрители подходят, благодарят за то, что я сделал для театра. Приятно.

- А вот на сайте театра ваше имя уже не упоминается. Хотя, насколько я знаю, при вас театр впервые выехал на зарубежные гастроли в Европу и Америку. Благодаря чему театр знают во всем мире…

- До меня театр был один раз на гастролях в Африке. А широкая гастрольная деятельность началась при мне. Но на мне она и закончилась.

- Главное, чтобы театр не закончился. Хотя вся ситуация с воронежской культурой если не катастрофическая, то трагическая. Шесть месяцев уже прошло с момента ухода Елены Ищенко. И никак не могут найти на ее место достойного человека, руководителя департамента. Налицо, с одной стороны, беспомощность власти в вопросах, выходящих за пределы гешефта, а, с другой, - следствие неуважения ее к людям традиционной культуры. Если с вами, человеком, который беззаветно служил главному театру области сорок лет, так поступили… То нормальный человек, себя уважающий, сделал вывод и не пойдет в такую команду… Та же Ищенко, которая подписала приказ о вашем увольнении. Она стала не нужна никому после того, как выполнила чужую волю.

- На мой взгляд, в области - команда временщиков. Они призваны только урвать и сбежать. И их не интересует, что тут будет после них.

- Я думаю, фиаско с назначением нового руководителя департамента культуры - первый звонок власти пока лишь от культурного сообщества. Своеобразный протест против культурной политики в регионе. Своим неучастием в «делах тьмы» лучшие люди Воронежской области дали оценку того, что делает власть в столь важнейшей сфере. И я уверен, что вы, Игорь Михайлович, обязательно вернетесь. Ведь на самом деле вы никуда и не уходили. Ваше имя уже принадлежит истории, и никому не по силам вычеркнуть ваш вклад в воронежскую культуру, ваши заслуги на посту директора главного театра региона. И главное, ваше присутствие в городе, мужественное честное поведение многих вдохновляет. Я вам желаю здоровья и терпения.

- Спасибо. Знаете, я в своей жизни никому не делал подлости. Я просто не умею. Всегда только помогал людям. А, когда случились все указанные события, даже сам не ожидал, сколько людей пришло мне на помощь, сколько поддержало меня. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех воронежцев за поддержку. И заверить их, что я не опускаю руки. Впереди 40-летний юбилей моей творческой деятельности, новые события и продолжение борьбы за настоящее искусство.

Автор(ы):  Святослав Иванов
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~s3Saa


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com