Донбасс увяз в рутинной позиционной войне

Донбасс увяз в рутинной позиционной войне
1 Августа 2016

К началу августа 2016 года военная обстановка на Донбассе не претерпела значительных изменений по сравнению с прошедшими весенними и летними месяцами. По-прежнему налицо среднеинтенсивная позиционная война с ежедневными обстрелами и боестолкновениями на различных участках линии фронта (военная активность на фронте в Донецкой народной республике традиционно выше, чем в Луганской) с эпизодическими обострениями.

По тем или иным причинам локальные стычки приводят к втягиванию в боевые действия дополнительных сил артиллерии, что приводит к возрастанию числа двухсотых и трехсотых. Причем каких-то оперативных последствий столь кипучая деятельность не несет. Линия фронта почти не меняется, а глубокомысленные бодания сторон за нейтралку служат своеобразным средством стравливания пара.

Речи о выполнении минских соглашений, разумеется, не идет. К началу августа так и не завершен обмен пленными, не отведены средства огневого поражения калибром как свыше, так и ниже 100 миллиметров, не достигнуто прекращение огня, хотя в минских подгруппах в июне и июле пытались распространить практику частных перемирий с отдельных участков на большую часть линии фронта. Отсюда - тупик по политическим вопросам, связанный с выборами, границей, амнистией, миссией ОБСЕ и т.д.

Сводки с фронта стали однообразно-стандартными. Они состоят из ежедневных сообщений об обстрелах, в которых стороны обвиняют друг друга, и сообщений о передвижениях войск. Раз в несколько дней наблюдается всплески, связанные с обострениями на тактическом уровне. Изредка происходит локальный взрыв (вроде неудачного наступления ВСУ на Светлодарской дуге). Попутно идут рутинные сводки о небоевых потерях или потерях на минах, а также размазанные по времени обрывочные данные о потерях сторон, которые придавлены бдительным оком военной цензуры. Судя по нытью украинской стороны, июнь и июль получились для ВСУ кровавыми, поэтому в последнее время наметилась уже знакомая тенденция, когда за потери и неудачи на тактическом уровне Вооруженные силы Украины отыгрываются усиленными обстрелами населенных пунктов в прифронтовой полосе (которые, как обычно, списывают на самообстрелы). Страдают Донецк, Горловка, Докучаевск, Ясиноватая, различные прифронтовые села. Контрбатарейная работа носит ограниченный характер и не может полностью прекратить обстрелы. Как и ранее, проблема решаема путем физического отодвигания позиций ВСУ подальше от терроризируемых городов.

Регулярно возникает тема угрозы наступления со стороны ВСУ, что в теории должно помочь киевской хунте сорвать неспешный процесс выстраивания непризнанных государственных образований на Донбассе, так как иных способов помешать процессу не просматривается. Проблема для хунты заключается в том, что по мере приближения к выборам в США вероятность военной авантюры на Донбассе, на мой взгляд, начнет уменьшаться, с другой стороны, военные приготовления ВСУ, конечно, не остаются незамеченными разведкой ДНР и ЛНР, не говоря уже о российских спецслужбах. Поэтому - помимо собственно вооруженных сил ДНР и ЛНР, которые должны встретить гипотетический удар ВСУ, - в приграничных областях развернуты солидные силы сухопутных войск РФ. Они выступают в виде страхового полиса на случай, если хунта решить попробовать изменить ситуацию силой. Украина в рамках традиционных завываний про российскую агрессию продолжает обвинять Россию и ЛДНР, что российские войска не просто стоят у границы, а периодически проводят ротацию на территории ЛДНР. Из-за рутинности обвинений на них давно не обращают внимания.

Исходя из фактора выборов в США и погодных условий, хунта теоретически может попробовать провести локальное наступление в августе (например, попытаться атаковать Докучаевск или Славяносербск), чтобы захватить какой-нибудь населенный пункт ДНР или ЛНР, а потом снова свести дело к позиционной войне. Тут проблема в том, что при резкой эскалации с переходом к высокоинтенсивным боевым действием велика вероятность, что боевые действия уже не будут локализованы. Отсюда - дополнительные риски для хунты. Поэтому более вероятно, что до выборов в США на Донбассе мы будем наблюдать среднеинтенсивную позиционную войну с периодическими обострениями. Попытка наступать в нынешних условиях достаточно рискованна для обеих сторон с военной точки зрения. Но стоит учитывать, что политическая целесообразность может толкнуть киевскую хунту к военной авантюре, чтобы похоронить минские соглашения и свалить ухудшающуюся социально-экономическую ситуацию в стране на обострение войны на Донбассе с неизменным обвинением России. Образ внешнего врага надо подпитывать. Причем вполне очевидно, что Россия, делающая большую ставку на операцию в Сирии, в данный момент заинтересована в заморозке боевых действий или хотя бы снижении их интенсивности. Вообще на фоне кровавой вакханалии в Сирии происходящее на Донбассе выглядит практически статичной картинкой. Впрочем, здесь обманчивое впечатление. Под спудом монотонной позиционной войны таится огромное внутреннее напряжение, которое пока что находит выход в локальных операциях.

С моей субъективной точки зрения, вероятность военного поражения ДНР и ЛНР в ходе масштабных операций со стороны ВСУ околонулевая, что не отменяет возможных проблем на оперативно-тактическом уровне. Ведь украинская армия все-таки несколько сильнее самой себя времен Иловайска и Дебальцево, а в вопросах военного строительства в ДНР и ЛНР до сих пор есть существенные проблемы на организационном уровне. Вероятность того, что война закончится в 2016 году, находится где-то в районе нуля, а ее дальнейший ход, с моей точки зрения, будет зависеть от нового/старого контекста отношений новой администрации Белого Дома и Кремля.

В отношении государственного строительства в ЛДНР наблюдается продолжение дальнейшего формирования правовых механизмов, свойственных непризнанным государствам. Постепенно заполняется правовой вакуум, связанный с неопределенным статусом республик. Идет выдача паспортов, принят закон о нотариате и т.д., и т.п. В республиках сохраняется сложная социально-экономическая обстановка ввиду низких доходов населения и высоких цен, которые возникают, в том числе, ввиду различных накруток, связанных с таможней и спекулятивными махинациями. Их корни зачастую произрастают из кабинетов различных чиновников. Достаточно высоким остается влияние криминала на экономическую жизнь в ЛДНР, хотя масштабы открытого беспредела по сравнению с 2015-м значительно снизились. Деолигархизация, заявленная главой ДНР Александром Захарченко, предсказуемо вышла куцей, часть украинского бизнеса отодвинули от местной политики в рамках изменившихся подходов со стороны кураторских структур. Но в плане национализации крупной собственности, о чем периодически говорят даже официальные лица, проводится осторожная и половинчатая линия. Она сохраняет ситуацию, когда часть предприятий ДНР отчисляет налоги в Киев на том основании, что олигархи, ими владеющие, платят зарплату людям, если же отобрать завод, то его придется закрыть, а рабочих соответственно уволить.

Реальная политическая жизнь в республиках фактически отсутствует, и Москва делает однозначную ставку на существующие власти в ДНР и ЛНР, которые и должны провести пресловутые выборы, когда бы они не состоялись. Как и ранее, несмотря на всю критику в адрес глав ЛДНР Александра Захарченко и Игоря Плотницкого, их политическое будущее плотно увязано с минскими договоренностями, под которыми стоят их подписи. Поэтому с высокой долей вероятности до тех пор, пока действуют минские соглашения, Плотницкий и Захарченко никуда не денутся. В случае срыва Минска возможны варианты, хотя позиции Захарченко объективно более устойчивы, чем Плотницкого.

В целом республики - заложники конфликта между США и РФ, их будущее зависит от того, как и когда разрешится весь комплекс американо-российских противоречий, где борьба за Украину и Донбасс является одной из важных, но не единственной конфликтной темой. Задачи, стоящие перед ДНР и ЛНР, ясны - поддержание необходимого уровня боеготовности вооруженных сил, продолжение процесса государственного строительства в рамках курса на создание непризнанных государств, улучшение социально-экономического положения граждан, снижение уровня зависимости экономики от украинских и местных олигархов, вывод экономики из тени.

«Юг России» десантируется в Воронеж

Автор(ы):  Борис Рожин, севастопольский блогер
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~qNeFk


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте Vестник Vедьмы



 

 Vестник Vедьмы