Бим и Боб

Бим и Боб
11 Июля 2013

Новохоперский журналист Светлана Еремеева совершила небольшое открытие. Похоже, она установила прототип пса из книги Гавриила Троепольского «Белый Бим Черное ухо». «Четыре пера» не могли пройти мимо столь удивительной новости. Мы не только перепечатываем заметку Светланы Еремеевой с РИА «Воронеж», но и публикуем текст Владимира Гусакова, кандидата филологических наук, преподавателя кафедры русской литературы Воронежского госуниверситета, о Гаврииле Троепольском.

История пса

 

В начале 60-х годов Владимир Павлов учился заочно в ленинградском техникуме - хотел стать киномехаником. Будучи заядлым охотником, в Ленинграде он купил охотничью собаку. Все псы в питомнике были породистые и очень дорогие. Один из работников посоветовал ему купить выбракованного сеттера. Окрас собаки не соответствовал международным стандартам породы, поэтому отдавали ее совсем дешево. «Умнющий пес будет», - сказали Владимиру на прощание в питомнике.

 

Щенка он привез в поселок Централь Новохоперского района. Назвал его Бобом. На шее собаки были черные крапины, как бобы. Пес и вправду рос очень дружелюбным и сообразительным. «Мою маленькую дочку катал на санках, - вспоминает Владимир Александрович. - И на охоте Боб показывал себя отлично».

 

У Владимира был тесть - участник Великой Отечественной войны Василий Дмитриевич Рыбалко. Жил он под Острогожском в селе Криница. Был тоже помешан на охоте. Работал лесничим, был смотрителем острова Дальний Лес, расположенного в пойме реки Тихая Сосна между Коротояком и Копанищем. На тот остров приезжала поохотиться элита. Когда Владимир бывал в гостях у тестя, то тоже попадал на Дальний Лес. Пару раз одновременно бывал там с Гавриилом Троепольским.

 

- Ходили вместе на вечерней и на утренней заре на уток, - рассказывает Владимир Павлов. - Но не общались - просто были в одной компании.

 

Троепольского Павлов запомнил неприметным мужичком в брезентовом плаще и резиновых сапогах.

 

- Я сначала и не знал, кто он, - говорит Владимир. - На охоте Троепольский, конечно, стрелял. Но больше писал. Смотришь в бинокль - сидит в лодочке и что-то записывает в блокнот.

 

А года через два Владимир приехал к тестю уже с Бобом. Вез собаку из Централи в Острогожский район он на мотоцикле. Позади себя прикрепил ящик, и в нем преспокойно сидел Боб. По дороге они несколько раз останавливались отдыхать, и каждый раз Боб сам запрыгивал в ящик и ехал дальше. Встречные кто улыбался, кто рот от удивления открывал.

 

После такого путешествия дня два Боб отлеживался. А потом Владимир взял его с собой на охоту на зайца. Народу было много, все заядлые охотники с дорогими собаками, с импортными ружьями. Но так вышло, что отличился на охоте именно Боб. На него обратили внимание, удивлялись, какая умная собака. Боб лучше всех чувствовал зверя, и даже голос подавал по-другому, если зверя поблизости нет.

 

На той охоте был и Троепольский. А разъезжались охотники с железнодорожной остановки Лушниковка. Вот здесь писатель к Владимиру с Бобом и подошел. Похвалил собаку за ум, даже языком от удовольствия прищелкнул. Рассмотрел ее, обратил внимание на черное ухо, что-то еще расспросил о собаке, попрощался и отошел.

 

Везти Боба обратно на мотоцикле хозяин не решился. Подумал, что вскоре приедет за ним на машине или поезде. Но так получилось, что снова на острогожскую землю он попал только через два года.

 

Первым делом спросил у тестя про Боба. И увидел, что тот отвел глаза. Когда зашли в дом, тесть рассказал, что приехали двое знакомых и начали уговаривать его продать собаку. Говорили, что хотят сделать сюрприз Троепольскому и подарить ему пса. Старик сначала не соглашался. Выпили по первой, по второй, открыли третью бутылку. В общем, продал тесть Боба за 200 рублей.

 

Всю жизнь прожил Павлов в Централи. От киномеханика прошел путь до председателя сельсовета. Сейчас уже давно на пенсии.

 

Через несколько лет после встречи с Троепольским, в 1971 году, вышла книга, а потом и фильм.

 

- Когда я прочитал книгу «Белый Бим черное ухо» ни о чем таком не подумал, - говорит Павлов. - А вот когда фильм смотрел, - что-то шевельнулось в душе. Будто кого-то знакомого увидел.

 

Недавно Владимир Александрович нашел свою старую фотографию с Бобом. Вспомнил охоту, встречи с писателем. Как Троепольский подходил и рассматривал Боба, расспрашивал о нем.

 

- Конечно, я ничего не утверждаю, - говорит пенсионер. - Но, может быть, для создания образа Бима писателю пригодился и мой Боб.

 

После Боба у Владимира Александровича была охотничья собака Звонок. Тоже смышленая, но до Боба далеко. А когда Звонка украли, больше он охотничьих собак не заводил.

 

История писателя

 

Каждый день сотни воронежцев проходят по проспекту Революции мимо необычного памятника - собака,  задрав морду, с напряжением вглядывается в лица людей, словно ища кого-то. Она и есть тот самый Белый Бим с черным ухом, которого прославил на весь мир  его создатель - русский писатель Гавриил Троепольский (1905-1995).

 

Перед нами - судьба творческого человека, в чем-то вполне узнаваемая и закономерная для трагического ХХ века, но в чем-то - совершенно неповторимая, потрясающая не внешними подробностями, а скрытым внутренним напряжением чувств и мыслей. Будущий талантливый писатель родился в революционном 1905 году в многодетной семье сельского священника в селе Ново-Спасское на Елани Козловской волости Борисоглебского уезда Тамбовской губернии (теперь - Воронежской области). Свое происхождение из духовной семьи Гавриил Николаевич в советские годы никогда не скрывал, не ретушировал свою биографию в угоду времени.

 

Первая половина биографии Троепольского напрямую связана с родным черноземом - он работал агрономом-селекционером. По существу полноценное вступление в литературу произошло только в 1953 году, когда в журнале «Новый мир» были напечатаны «Записки агронома». Вместе с очерками Валентина Овечкина «Районные будни» «Записки агронома» стали первыми ласточками оттепельной литературы. Мало того, они стали истоками целого мощного направления в русской литературе второй половины ХХ века - деревенской прозы. Главная книга всей жизни Гавриила Троепольского, повесть «Белый Бим Черное ухо» (1971), посвящена памяти Александра Твардовского, главного редактора журнала и близкого друга писателя.

 

Содержание «Белого Бима…» нет необходимости пересказывать - в наш электронный век она, слава Богу, не утратила своей известности для широкого читателя, и даже если кто-то не читал само произведение, то одноименный кинофильм Станислава Ростоцкого, фактически равный по этическому и эстетическому воздействию самому оригиналу, не может оставить равнодушным никого.

 

Чем же продолжает потрясать современников небольшая по объему страниц повесть, по меткому выражению Олега Ласунского, принесшая ее создателю «поистине вселенское признание»? Тема любви и сострадания к животным хорошо прописана в русской литературе: «Муму» Ивана Тургенева,   «Каштанка», «Белолобый» Антона Чехова, «Белый пудель» Александра Куприна, «Кусака» Леонида Андреева, щемящие есенинские строки о «братьях наших меньших» известны практически каждому с юных лет. С возрастом список можно, очевидно, только увеличивать. Книга Троепольского, тем не менее, занимает особое место. Она давно вошла в золотой фонд мировой литературы, одинаково волнует детей и взрослых, что свидетельствует не просто о случайно выигранном билете, который на удачу вытянул писатель, а о том, что к книге автор шел всю жизнь, отдал ей всю свою душу. После «Белого Бима…» он не уже ничего не опубликовал.

 

В ставшей уже классикой ХХ века книге фигура Бима по своим нравственным характеристикам стоит выше всех положительных героев вместе взятых. Не забываем, что речь действительно идет о собаке, а не о какой-то маске, за которой скрывается хороший человек! Благородству и верности Бима в некоторой степени уступает даже его добрый хозяин Иван Иванович.

 

Нравственное превосходство Белого Бима раскрывается, конечно же, в противостоянии с его главными врагами - Теткой и Серым (их имен мы не слышим даже из уст взрослых героев). Персонажи изображены Троепольским не просто правдоподобно - они узнаваемы, здесь сатира  не требуется, они говорят сами за себя. Очевидно, что многие читатели, будучи сами жильцами многоквартирных домов, до сих пор могут встретить подобных обитателей среди своих соседей (о чем можно только сожалеть).

 

Последняя встреча Бима с Теткой потрясает даже взрослого читателя и при многократном перечитывании, не говоря уже о соответствующем эпизоде кинофильма. Все мытарства Бима, казалось, позади - голод, холод, долгое бродяжничество, избиения, травма на железнодорожных путях, встреча с волчицей, внутреннее напряжение в ожидании встречи с хозяином. Наступило раннее утро (время добрых надежд, время ожидания близкого счастья), до родного подъезда остаются считанные метры, несчастному Биму впервые стало хорошо, поскольку Иван Иванович действительно очень близко, а все плохое осталось позади. Но вот выходит она,  и  измученная собака вступает в свой последний круг ада. В повести даже ловцы бездомных бродячих собак изображены гораздо более человечными; Тетка же для Бима страшнее волчицы, она только внешне похожа на человека, ее ненависть к собаке просто зверина.

 

Встреча Бима с Серым человеком стала своеобразным Рубиконом. Именно он преподал собаке главный страшный урок недоверия к человеку: зверски избив его, он переходит к ласковой речи, стремясь быстрее избавиться от обокраденной и униженной собаки. После встречи с ним у Бима исчезает привычное доверие к людям. «Венец творенья» сам учит тварь  жестокому отношению к себе, поскольку отучает любить себя. Материальным результатом встречи с  Серым для «интеллигентной собаки» стало противное ощущение «вкуса человеческого мяса от задницы».

 

Человек в изображении Троепольского не просто уступает собаке по своим моральным качествам, он в ряде эпизодов повести просто отвратителен, так как способен на предательство, ложь, лицемерие, бессмысленную жестокость, причем таковыми могут быть даже дети (вспомним, например, историю встречи с Конопатиком). Науке ненависти Бим также выучился, как мы видим, не у лесных хищников, а у человека.

 

Конечно же, в повести «об одном Биме с черным ухом» мы встречаем немало добрых, любящих и сопереживающих чужому горю взрослых и детей, но верная и преданная собака погибает, не выдержав моральной и физической схватки именно с человеческим миром.  Станислав Ростоцкий в своем трагически правдивом фильме не показывает мертвого Бима - в сознании детей, отправившихся на поиски пропавшей собаки, и в сознании зрителей он навсегда остается живым.

 

Каждый день сотни воронежцев проходят мимо ждущего своего хозяина Бима - каждый по своим делам. В выходные и праздники скульптуру окружают малыши и взрослые, коренные жители и гости города. Многие с удовольствием фотографируются рядом с собакой и даже в обнимку с ней. А Бим все также продолжает смотреть в сторону улицы, напряженно вглядываясь в лица прохожих, поскольку его история написана человеком о людях, постоянно забывающих ту простую вечную истину, которой жил главный герой бессмертной книги: «Верил Бим в доброту человека. Великое благо - верить. И любить».

 

Светлана Еремеева, Новохоперский район, РИА "Воронеж";

Владимир Гусаков, кандидат филологических наук, преподаватель кафедры русской литературы Воронежского госуниверситета

Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~sy918


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com