Август 14-го. Бои за инициативу

Август 14-го. Бои за инициативу
11 Августа 2014

Боевые действия, развернувшиеся в первой декаде августа 2014 года в Донбассе, определялись в основном агонией приграничного южного котла вооруженных формирований Украины и глубоким рейдом двух батальонов из состава 30-й ОМБР и 95-й ОАэМБР ВСУ. Смысл столкновений заключался в определении рубежей, с которых будут развиваться операции сторон после того, как приграничные котлы неизбежно и окончательно прекратят существование.

Окруженная у границы группировка вооруженных формирований Украины изначально включала в себя:

- танковый батальон 72-й ОМБР;

- три механизированных батальона (два из состава 72-й ОМБР и один из состава 24-й ОМБР);

- два аэромобильных батальона 79-й ОАэМБР;

- батальон специального назначения из 3-го ОПСпН;

- танковые, разведывательные и снайперские подразделения 51-й, 72-й ОМБР, 1-й ОТБР, 79-й ОАэМБР;

- шесть артиллерийских дивизионов из состава 72-й ОМБР, 24-й ОМБР, 51-й ОМБР, 79-й ОАэМБР.

Общая численность группировки с учетом 500 военнослужащих ГПСУ достигала 5 тыс. человек при 60-70 танках, 200 единицах бронетехники, 130 артиллерийских орудиях и установках реактивной артиллерии. Судьба группировки оказалась печальной.

Первой прекратила свое существование самая восточная группа из состава 3-го полка специального назначения, танков и артиллерии 72-й ОМБР и спецподразделений 51-й ОМБР, действовавшая между Изварино и Краснопартизанском. Она была окончательно разгромлена 15 июля и затем частями вышла на территорию РФ или в расположение основных сил 2-го мехбата 72-й ОМБР южнее Краснопартизанска. Одновременно потерпела поражение самая западная группа, действовавшая в районе южнее Саур-Могилы у Степановки и Мариновки. Группировка включала в свой состав 1-й мехбат 72-й ОМБР, усиленный танками и артиллерией бригады и спецподразделениями полка НГУ «Гепард». Большая ее часть в окружение не попала и отошла 15-17 июля западнее в район Григоровки и Таранов. Только часть группировки оказалась в котле в районах Дмитровки - Дьяково. В результате общие силы окруженной группировки составили порядка 4 тыс. человек. Из них порядка 1000 было эвакуировано, по официальным данным, ранеными и убитыми в ходе боев июня-июля.

Судьба остальных окруженных сил сложилась по-разному. Механизированный и танковый батальоны 72-й ОМБР со средствами усиления попали в районе между Бирюково и Краснопартизанском не только в оперативное, но и в тактическое окружение. Так произошло потому, что осторожное командование ополчения Луганской народной республики (группировка Валерия Болотова) выделило для блокады достаточные силы в ущерб другим направлениям. В результате окруженная группировка остаточной силой до 500 человек была принуждена 4 августа сложить оружие и выйти на территорию РФ. Такое развитие событий исключительно выгодно и для ополчения, и для РФ. Если киевский режим подвергнет солдат репрессиям за произошедшее, то на фронт они уже не попадут. Если не подвергнет, то личный состав карателей получит наглядное подтверждение того, что можно безнаказанно оставлять позиции, если положение некомфортно, главное - толпой. Любое развитие ситуации дает хорошие основания для антивоенной пропаганды на территориях, контролируемых киевским режимом.

В столь же тяжелом положении оказалась группировка карателей в районе КПП «Должанский». С той существенной разницей, что выйти на территорию РФ им не удалось, и она оказалась частично уничтоженной, частично плененной 8 августа. Основные силы окруженных сосредоточились в районе Дьяково и предприняли выход из окружения в направлении Дмитровка - Мариновка - Червоная Заря. Таким путем 8 августа вышло из окружения порядка 1,5 тыс. человек из состава 79-й ОАэМБР, 72-й и 24-й ОМБР. Причем тяжелую технику сохранили только подразделения 24-й ОМБР, которые включились в бои за Саур-Могилу вместе с двумя батальонами из состава 51-й ОМБР и 25-й ВДБР, которые были переброшены в указанный район с севера. Сам выход из окружения оказался возможным потому, что командование ополчения не сумело выделить достаточно сил для тактического окружения. В результате группировка ВСУ превратилась в классический блуждающий котел, остановить движение которого чрезвычайно сложно.

Таким образом, потери приграничной группировки ВСУ составили 1000 убитых и раненых в период боев июня и июля и не менее 1000 пропавших без вести. Вышедшие через территорию России и основная масса вышедших из окружения 8 августа общей численностью до 1,5 тыс. человек представляют сомнительную ценность для дальнейшего ведения операций и могут быть зачислены в безвозвратные психологические потери, использование которых в боевых действиях является крайне рискованным. Боеспособность сохранило не более 500 человек из первоначального состава в 4 тыс. окруженных.

В результате зачистки окруженных вблизи границы подразделений карателей под контроль ополчения перешел обширный приграничный район с передним краем по линии Антрацит - Нижний Нагольчик - Дьяково - Дибровка. Однако фронт не очень выгоден для обороны и требует в перспективе больших сил для своего удержания. Наиболее выгодный для обороны рубеж Новопетровское - Григоровка - Семеновское так и не был достигнут ополчением в ходе наступательных операций. Все изложенное в перспективе лишает устойчивости достигнутые на соответствующем направлении территориальные успехи ополчения.

Более того, начатый 26 июля из района Дебальцева глубокий рейд двух батальонов ВСУ из состава 95-й ОАэМБР и 30-й ОМБР, пролегавший через Шахтерск, Степановку, Латышево, Передериево и далее на Миусинск, не только привел к оставлению ополчением важных пунктов - Степановка, Мариновка, Дмитровка, но и значительно изменил оперативную обстановку. Рассматривать рейд как оперативный замысел нет смысла - понятно, что конечный результат был получен не в результате хорошо проработанного замысла, а в результате упорства и усилий по сохранению боеспособности своих подразделений командованием группировки.

Надо сказать, что само выдвижение карателей в район Красного Луча трудно назвать неожиданным. То, что, имея хорошие исходные позиции в районе Дебальцево и Лутугино, каратели постараются прощупать указанный район на предмет захвата того, что плохо лежит, отмечалось в самом начале августа. Направление удара с юга тоже стало достаточно очевидным довольно рано. 5 августа каратели атаковали Победу и Латышево южнее и юго-восточнее Снежного. 6 августа - тоже Латышево и Рассыпное уже восточнее Снежного, 7 августа - Лиманчук северо-восточнее Снежного и само Снежное в районе «Химмаша». Ударная группировка карателей совершенно явно обтекала Снежное в поисках слабого места. Удар на Миусинск вечером 7 августа был прогнозируемым. После того, как резервы ополчения втянулись в бои за Миусинск, столь же ожидаемо последовал бросок карателей от Дебальцево к Красному Лучу, который и был осуществлен 8 августа. Под контролем карателей оказались его пригороды и окраины, дорожная развязка севернее города и пригород Антрацита - Боково-Платово. С юга в него же стремятся силы рейдовой группы. Силы ополчения ведут бои в Миусинске, на подступах к Антрациту и в находящемся между ними пригороде Красного Луча - Новопавловке. Естественно, ситуация не означает, что Красный Луч взят. Сил карателей недостаточно, чтобы прочно контролировать такой сравнительно крупный город и обеспечить свои коммуникации. Но ситуация снова стала критической на пустом месте.

Почему так произошло? Потому, что ни Красный Луч, ни Миусинск не были заблаговременно заняты необходимыми для обороны силами, которые не оборудовали города для обороны в инженерном отношении. Повторилась в больших масштабах и с худшими последствиями история с Шахтерском. У ополчения, конечно, были силы, чтобы занять указанный район заблаговременно достаточной группировкой.

Такого не могли сделать ополченцы Донецкой народной республики (группа Игоря Стрелкова). Их силы и так были втянуты в бесперспективные бои по сохранению непрерывного фронта. Напряжение их сил в районе Шахтерска и Снежного в сочетании с регулярным реагированием на провокации по поводу того, что Донецк вот-вот уже взят, исчерпало их резервы. И привело не только к оставлению Степановки, Мариновки, Дмитровки и Кожевни (что, в общем, не страшно), но и к отводу подразделений ополчения с Саур-Могилы, что крайне прискорбно и с позиции самой группировки, и с позиции общего положения ополчения. Необходимо отметить, что перспектива оставления Донецка была абсолютно нереальной, что бы там не происходило в районах Марьинки, Красногоровки, Авдеевки и Ясиноватой. Реальной ее может сделать как раз развитие обстановки в районе Миусинска и Снежного.

В не менее сложном положении находится горловское ополчение (группа Игоря Безлера), его силы связаны в самой Горловке и Енакиево, на подступах к Дебальцево и в зоне крушения малайзийского Boeing-777. Даже набег на Пантелеймоновку 7 августа данной группировке оказалось нечем оперативно парировать. Еще сложнее положение стахановского ополчения (группа Павла Дремова). То, что ему удается удерживать занятый район своими силами, уже и так исключительный результат.

Безусловно, усилить гарнизон Красного Луча и Миусинска должны были ополченцы из Алчевска (группа Алексея Мозгового) и Антрацита (группа Николая Козицына). Однако непосредственно для группы Козицына ценность Красного Луча по сравнению с открытием движения через КПП «Должанский» не велика. Поэтому основные и лучшие силы действовали южнее против котла, что совершенно естественно. Что же касается группы Мозгового, то у ее командира также были совершенно неотложные и намного более важные для него дела, которые были абсолютно публичны. Ну а то, что в оперативном окружении оказались не только донецкая, горловская и стахановская, а и алчевская группировки ополчения, должно только укреплять во мнении, что произошедшее в районе Красного Луча и Миусинска - дело для алчевской группировки незначительное.

Помочь могла и луганская группировка ополчения (группа Болотова), но тут надо отметить, что подчинение ему в районе развития событий носит исключительно и демонстративно формальный характер. Следовательно, и командовать, и оценивать обстановку в том районе для него крайне проблематично. Да и перебросить гарнизон из Луганска в Красный Луч и Миусинск, минуя Антрацит, практически невозможно.

В результате всего вышеперечисленного ополчение, имея силы для заблаговременного занятия и укрепления ключевого пункта, имея ясные указания на намерения противника, не сумело сделать такого практически по объективным причинам. Но только на первый взгляд. В реальности основной причиной существующего положения вещей является глубоко субъективная причина - не прекращающаяся, решительная, бескомпромиссная и, что наиболее важно, абсолютно бесперспективная борьба вокруг командиров ополчения за единое командование. Борьба не просто бесперспективна, но достижение успеха в ней возможно только в одном случае: если все группировки ополчения, кроме одной, будут разгромлены противником. Причина такого положения вещей в том, что вокруг командиров ополчения есть абсолютный консенсус по вопросу, что же такое единое командование. А именно: единое командование - когда все подчиняются одному, а один не подчиняется никому, но, разумеется, прислушивается к тем, мнение кого он считает разумным. Маленькая проблема консенсуса в том, что договорится о том, кто тот самый один, в таком поле невозможно - от слова «совсем». Принуждение же практически неизбежно выльется в ведение боевых действий внутри ополчения.

В реальности же единое командование в условиях добровольческих формирований возможно, только если командующий напрямую подотчетен коллегиальному органу управления вооруженными силами. И ему приходится мотивировать и нести ответственность за результаты своей деятельности перед таким органом даже в том случае, если он считает, что все, кто в нем собрались, профаны и вредители. Принципиально, что главой такого коллегиального органа главнокомандующий быть не может. Ну и излишне говорить о том, что назначение на пост главнокомандующего означает обязательный и непременный отказ от непосредственного командования какой-либо отдельной группировкой. Причины такого, думается, совершенно очевидны, и дело не в перегрузке, а в том, что такой отказ - непременный компромисс ради согласия остальных подчиняться и недвусмысленная демонстрация равной удаленности от интересов конкретных группировок. Прискорбно, что столь совершенно очевидные соображения ускользают из поля зрения командования ополчения и политического руководства народных республик уже более месяца.

Как общий вывод следует отметить то, что в развернувшейся в первой декаде августа борьбе за наиболее выгодные позиции для дальнейших боевых действий после ликвидации приграничных котлов ополчению не удалось добиться успеха. Оно не сумело не только организовать наступательные действия ни на одном из перспективных направлений, хотя условия и были, но и не удержало ряд ключевых для возможного наступления позиций. Основные причины - нерешенные организационные вопросы, излишнее увлечение ускорением ликвидации приграничных котлов и сбором тамошних трофеев. Обстановка в районе Миусинск - Красный Луч - Антрацит не носит характера катастрофы, при достаточно энергичных и согласованных действиях кризис вполне может быть разрешен в пользу ополчения. Однако инициативу ополчение упустило, сумели ли ее вернуть себе каратели после того, как выдохлось их июльское наступление, определят результаты боев 9-11 августа.

Автор(ы):  Михаил Литвинов, военный эксперт
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~Lts75


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com