Андрей Огиевский должен уйти с поста худрука воронежской Оперы

Андрей Огиевский должен уйти с поста худрука воронежской Оперы
14 Января 2016

Ведущие солисты потребовали его отставки на пресс-конференции.

Уважаемые представители средств массовой информации! Мы пригласили вас с целью прояснить ситуацию, сложившуюся вокруг скандала в Воронежском государственном театре оперы и балета, которая связана с подачей коллективного заявления об увольнении ведущих солистов оперы. Мы просим прощения за те условия, в которых проходит конференция, так как руководство театра запретило общение с прессой в здании театра.

Начать мы хотим с обращения к руководителю департамента культуры Эмилии Сухачевой.

Уважаемая Эмилия Александровна!

Мы, нижеподписавшиеся солисты Воронежского государственного театра оперы и балета, просим вас разобраться в сложной ситуации, сложившейся в нашем коллективе. Наше обращение вызвано следующими обстоятельствами.

Со времени вступления в должность нового художественного руководителя театра Андрея Огиевского мы наблюдаем недвусмысленную ситуацию, указывающую на стремление нашего руководства создать невыносимые условия для работы большей части ведущего состава солистов с последующим вытеснением их из театра.

Вступив в должность, новый художественный руководитель не счел нужным лично познакомиться с солистами оперы и ознакомиться с их профессиональными возможностями.

Сухачева.jpeg

Свою деятельность Андрей Огиевский начал с открытия юбилейного 55 сезона театра гала-концертом, в котором участвовало всего четверо, несомненно, достойных солистов из всей многочисленной труппы театра. Но большая часть ведущих солистов не была задействована в концерте. Остальными участниками были приглашенные солисты, для чего были потрачены значительные средства из бюджета - при том, что зарплата ведущих солистов театра ниже оплаты неквалифицированного труда. Заметим: ведущих солистов, а что уж говорить об остальном составе труппы?

Вызывает вопрос необходимость привлечения посторонних певцов на постановку «Дон Жуана» Вольфганга Амодея Моцарта при наличии в труппе голосов, соответствующих предлагаемым партиям.

Шагом, переполнившим чашу терпения солистов, стало единоличное решение Андрея Огиевского - без всякого ознакомления с исполнительскими возможностями артистов труппы (а в некоторых случаях - и без личного знакомства) - о назначении персональных повышающих коэффициентов и квалификационных категорий.

Просим вас создать комиссию для выработки четких критериев оплаты труда и назначения категорий, которая будет включать в себя всех дирижеров театра, непосредственно работающих с артистами театра, режиссеров и помощников режиссеров.

В конце декабря 2015 года на основании докладной Андрея Огиевского и.о. директора Александр Арнаутов подписал соответствующий приказ об изменении ППК большей части солистов. На встрече солистов с руководителями театра Огиевский никак не обосновал критерии своих решений. Ни количество исполненных партий в спектаклях, ни уровень их сложности не стали убедительными доводами для изменения его решения. Также не было предоставлено никаких, определяющих процесс начисления ППК, документов. На многочисленные вопросы мы не получили ни одного ответа. Нами были приведены конкретные примеры, подчеркивающие несправедливость его решений. В частности, одинаковое количество исполненных партий в спектаклях и уровень их сложности у двух ведущих солистов-мастеров сцены - Дмитрия Башкирова и Игоря Горностаева. У обоих за сезон 2014-2015 года исполнено по 43 спектакля. Оба солиста являются лауреатами международных конкурсов, оба исполняют в нашем театре партии мирового репертуара более десяти лет. Разница лишь в том, что Дмитрий Башкиров категорически не согласен с решениями руководства театра, ущемляющими интересы труппы, в частности, по гала-концерту на открытие сезона и концерту на День города «Маэстро Дунаевский». Таких примеров множество.

солисты4.jpg

В сентябре 2015 года, уже при художественном руководителе Огиевском, на День города театр выступал на площади Ленина со спектаклем «Маэстро Дунаевский». Мы считаем, что мероприятие - в том виде, в котором оно проходило, - явилось полной дискредитацией Театра оперы и балета в глазах воронежского зрителя и совершенной несостоятельностью руководства театра. Сцена перед театром своим размером была не предназначена для показа спектакля с участием балета. Солисты выходили петь, а микрофоны включались только через минуту после начала их выступления. В то же время на противоположной стороне площади громоподобно звучала молодежная дискотека. Через 15 минут после начала спектакля большинство зрителей, пришедших посмотреть и послушать музыку Дунаевского, ошарашенные такой какофонией, ругая организаторов, покинули зрительские места. На монтаж сцены, зрительских мест, светового и музыкального оформления были потрачены немалые государственные средства, а выступление музыкантов и актеров выглядело безобразно, хотя все артисты очень старались, работая в любимом спектакле. Художественный руководитель присутствовал на позоре театра, стоя в первых рядах и улыбаясь происходящему. Он ведь наверняка знал или должен был знать, в каких условиях будет выступать театр, которым он руководит. Мы уверены в том, что никакой ответственности за унизительное зрелище господин Огиевский не понес. Возникает вопрос: «Когда с руководителей, отвечающих за качество работы государственного учреждения, начнут спрашивать, а не потакать их безответственности и прихотям?»

На протяжении нескольких лет в Воронежском государственном театре оперы и балета не было ни одной новой оперной постановки. Последняя - Карл Орф, «Умница». О больших постановках со времен «Волшебной флейты» Моцарта речь и не велась, так как средств на них в театре нет. С приходом Андрея Огиевского на пост художественного руководителя были найдены большие средства на постановку оперы «Дон Жуан» Вольфганга Амодея Моцарта. 

Сказать, что Моцарт мог написать некачественную музыку или что «Дон Жуан» не интересен публике, - нельзя. Но опера «Дон Жуан» - не самая популярная опера композитора. И следует отметить, что моцартовские постановки не пользуются в Воронеже очень большим спросом, кроме, может быть, жемчужины комической оперы - «Свадьбы Фигаро». Тем не менее выбор Огиевского падает именно на «Дон Жуана».

И такое, в общем, неплохо. Наконец, новая постановка. Выделены громадные средства. Костюмы шьют на «Мосфильме», декорации тоже делают в Москве. Только все походит на пир во время чумы. При том, что есть свои пошивочный и декорационный цеха. При том, что работники влачат жалкое существование на нищенскую зарплату, которая ниже уровня оплаты неквалифицированного труда. При том, что нас ругали за неоправданные затраты на «Волшебную флейту» в 3 млн рублей.

Дирижер-постановщик «Дон Жуана» - Андрей Огиевский - издал безграмотный приказ о назначении на партии, в котором главным критерием подбора актеров на роли послужили их внешние данные. И такое в оперном театре, где все решают голос и актерское мастерство. Решение говорит только о непрофессионализме Огиевского как музыкального руководителя спектакля.

На постановку были приглашены певцы извне, хотя есть и свои, обладающие необходимым творческим потенциалом солисты для исполнения партий в спектакле. Оправданы ли дополнительные затраты на приезжих для освоения партитуры? За время с начала работы над партиями Андрей Огиевский провел одну-единственную спевку. Правда, официально принял партии. И у некоторых солистов таков был единственный урок по партиям. На мизансценических репетициях с Михаилом Бычковым Огиевский не присутствовал ни разу. Нонсенс! В качестве вывода можно задать вопрос о целесообразности такого подхода к работе и профессионализме художественного руководителя - дирижера-постановщика спектакля.

Заявление девяти.jpg

Очень важным моментом в деятельности Андрея Огиевского является полная несостоятельность в вопросах оперетты, которая составляет третью часть всего репертуара театра. Мало того, что он сам признается в том, что совершенно ничего не знает о жанре оперетты, так он еще даже и не делает попыток вникнуть в его тонкости. Примером служит его публичное заявление на пресс-конференции в начале сезона о том, что постановка оперетты «Веселая вдова» не имеет к нему никакого отношения и он не несет за нее ответственности, тогда как художественный руководитель, вступая в должность, отвечает за все события художественного плана, происходящие в театре. Также нужно отметить отсутствие Андрея Огиевского (к слову, председателя художественного совета) на сдаче праздничного концерта «Карнавал» (по страницам любимых оперетт) 12 января 2016 года. Тем самым он показывает свое отношение и пренебрежение к любимому воронежской публикой жанру оперетты и мюзикла.

Следующий вопрос, который мы хотели бы затронуть, - деятельность художественного совета. К сожалению, напрочь забыта прекрасная практика советских театров, где решающий голос оставался за художественным советом. В его компетенции и вопросы репертуарной политики, и критерии художественной оценки ставящихся спектаклей, вопросы подбора и оценки артистической составляющей труппы. В наш состав художественного совета входят руководители подразделений, дирижеры, режиссеры, много лет работающие с коллективом, отлично представляющие творческие возможности собранных специалистов, фактически создавшие существующую ныне труппу. Но мнение профессионалов или вовсе не учитывается и решения принимаются единолично Огиевским, или худсовет вынужден поддерживать официальную точку зрения. По результатам принимаемых решений в театре можно предположить только два варианта.

Наделить художественный совет реальными полномочиями может только художественный руководитель. Но на соответствующее предложение Андрей Огиевский ответил решительным отказом. К тому же очень сомнительна необходимость введения в художественный совет, занимающийся зачастую решением сугубо технических, текущих репертуарных внутренних проблем театра, сторонних экспертов, даже, несомненно, очень высокой квалификации в своей области, но не знающей ни специфики оперного театра, ни творческих возможностей артистов труппы.

Среди подписавших заявление на увольнение есть солист Назар Немченко, приехавший с Украины по приглашению бывшего художественного руководителя театра. Все мы знаем политическую обстановку, сложившуюся между Россией и Украиной. По указанию президента РФ Владимира Путина была разработана «Программа добровольного переселения соотечественников». Назар изъявил желание принять участие в программе и приехал в Россию с женой и двумя малолетними детьми. По приглашению бывшего руководства он устроился в Воронежский оперный театр на работу с понижением квалификационной категории. Со времени прихода в театр Назар спел ведущий теноровый репертуар и, работая с февраля 2015 года, помимо текущего репертуара, принял участие в двух премьерах.

С приходом Андрея Огиевского ситуация кардинально изменилась после ноябрьского приказа на «Дон Жуана», когда Назар был назначен, не взирая на более крепкий тип голоса, на лирическую партию Дона Оттавио. Певцом был официально оформлен отказ от партии, на который, по словам самого Огиевского, имеет право любой певец один раз в два сезона. Худрук, вызвав Назара, популярно объяснил, что если он не будет участвовать в постановке, то театр не нуждается в его услугах и он может ехать обратно в Днепропетровск, что фактически означает участие в шестой волне мобилизации Нацгвардии Украины или застенки СБУ. На законном заявлении об отказе от партии Огиевский поставил свою резолюцию: «В связи с отказом от партии рассмотреть целесообразность нахождения Немченко в штате солистов». Затем последовал приказ о снижении ППК Назара до нулевого уровня. Складывается впечатление, что все неугодные худруку будут наказаны либо в денежном эквиваленте, либо будут уволены из театра. На данном этапе Назар с семьей находится в безвыходном положении: либо отъезд на Родину для участия в военных действиях или нахождения в тюрьме СБУ, либо остаться без определенного места жительства. В связи с чем мы просим о помощи общественности и лично губернатора Алексея Гордеева в решении сложного положения молодой семьи.

Нельзя не отметить тот факт, что значительная часть ведущих солистов является артистами, приехавшими из других городов. При приглашении их на работу одним из условий являлось предоставление служебной или съемной квартиры. Так как театр не имеет собственного фонда служебного жилья, всем солистам были арендованы квартиры и со всеми заключились договора. Последние два года квартирный вопрос является рычагом давления на артистов: при несогласии с руководством и его политикой каждый раз делается упоминание о том, что их просто-напросто могут выселить на улицу. Тогда как зарплата солиста не позволяет не то, что купить жилплощадь, а даже взять кредит или вступить в ипотеку. И все описанное безобразие творится на фоне того, что некоторые старожилы театра, отдавшие ему более 40 лет своей жизни, участвующие практически во всем репертуаре театра, являющиеся незаменимыми в своем амплуа, до сих пор вынуждены жить со своими семьями в стенах общежития. Мы неоднократно поднимали вопрос и в стенах театра, и в департаменте культуры, но опять же не получили вразумительных ответов на него. Хотелось бы донести до наших руководителей ту мысль, что если театр откажется арендовать квартиры для артистов, то они просто будут вынуждены уехать в другие театры искать лучшей жизни.

Огиевский.jpg

После опубликования нашего заявления об увольнении в СМИ мы услышали в свой адрес немало слов, порочащих нашу честь и достоинство. В частности, Огиевский назвал нас пятой колонной. Налицо чудовищное оскорбление в предательстве в адрес артистов, служащих театру многие годы, оно на совести художественного руководителя. Вместо сплочения труппы на творческих принципах работы Андрей Огиевский пытается внести раскол в театре, называя одних «лучшими солистами, прославляющими наш театр», а других - «группой недовольных интриганов, занимающихся дрязгами», хотя именно недовольные являются ведущими солистами театра, на которых держится весь текущий репертуар.

Мы официально заявляем, что не преследуем личные интересы, а идем на серьезный конфликт с художественным руководителем театра, отстаивая справедливость. Подтверждением тому является наличие в наших рядах солистов, которые, наоборот, были поощрены в ППК, но они так же, как и мы, категорически не согласны с теми методами управления, которыми оперирует Огиевский. Мы выражаем вотум недоверия художественному руководителю театра, требуем пересмотра его решений и публичных извинений за нанесенные нам оскорбления. Просим руководителя департамента культуры Эмилию Сухачеву о создании прозрачного механизма, регламентирующего персональный повышающий коэффициент, направленный на стимуляцию работы творческого коллектива.

Также своим выступлением мы хотим привлечь внимание общественности к нищенским заработным платам всех работников театра, а в особенности труппы театра. Губернатор Воронежской области Алексей Гордеев неоднократно высказывался в своих выступлениях об уникальности нашего театра, его высоком профессионализме и большом творческом потенциале. Между тем деятельность художественного руководителя Андрея Огиевского ведет к разрушению уникального оперного театра, единственного в Черноземье, лоббированию своих личных интересов и - через всякого рода манипуляции (в том числе и ППК) - уничтожению его творческой составляющей - актеров.

В 2016 году на 10% урезан бюджет театра, в том числе и по заработной плате. Все выглядит как пир во время чумы. Нет денег на восстановление нескольких спектаклей, таких как, например, «Тоска», «Царская невеста», «Марица» и других, причем на постановку «Дон Жуана» выделено 10 млн рублей, хотя, со слов и.о. директора Александра Арнаутова, сумма уже уменьшена до 9 млн!

Мы еще раз обращаемся к общественности и лично губернатору Алексею Гордееву с криком о помощи в сохранении Воронежского государственного театра оперы и балета. Мы совсем не против постановки Михаилом Бычковым «Дон Жуана», но мы не понимаем, как будет выживать большинство работников театра в наше непростое кризисное время на среднюю заработную плату, составляющую, по нашим оценкам, не более 13 тыс. рублей в чистом виде, не учитывая, конечно, доходов художественного руководителя Андрея Огиевского.

Сейчас все мы испытываем жесточайшее психологическое давление со стороны руководства и администрации театра, но мы не намерены отступать. Всему есть предел! Мы, конечно же, не хотим увольняется из любимого театра и намерены всеми доступными нам средствами защищать справедливость вплоть до суда или же крайней меры - голодовки. В театре есть профорганизация, которая обязана заниматься трудовыми конфликтами и условиями работы коллектива. Но многолетняя практика показала, что она бездействует и занимается лишь подарками к праздникам. В связи с чем мы хотим публичного обсуждения всех тех вопросов, которые актуальны и лихорадят весь театр уже многие годы, на общем собрании труппы с обязательным присутствием представителей СМИ, руководителей театра и руководителя департамента культуры Эмилии Сухачевой. Вопросы таковы:

1). Нищенские заработные платы;

2). Критерии оценки квалификационных категорий и ППК;

3). Полномочия и состав художественного совета театра;

4). Деятельность художественного руководителя Андрея Огиевского;

5). Реконструкция здания театра и его судьба. 

Алексей Иванов, Дмитрий Башкиров, Назарий Немченко, Уриэль Гранат, Роман Дюдин, Светлана Дюдина, Людмила Солод и Софья Овчинникова

Воронежский оперный театр достали Михаил Бычков, Андрей Огиевский и Эмилия Сухачева

Обыкновенный волюнтаризм. Зачем Андрей Огиевский и Эмилия Сухачева унизили ведущих солистов воронежской Оперы

Эмилии Сухачевой не удалось погасить конфликт в воронежской Опере

«Родина» выступила в защиту воронежского оперного театра и воронежской балетной школы

Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~C7chc


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com