Октябрьский переворот. Кто кого свергает в Киргизии

Октябрьский переворот. Кто кого свергает в Киргизии
7 Октября 2020

В Киргизии прошли крупнейшие за десятилетие протесты, которые могут стать прологом к третьей за последние 15 лет революции. За одну ночь действующий глава государства Сооронбай Жээнбеков лишился значительной части своей власти, хотя формально и не потерял пост. А вот его злейший противник, экс-президент Алмазбек Атамбаев оказался на свободе - и снова в игре.

За хаосом нынешних событий, где ситуация меняется каждые пару часов, а разные люди по очереди пытаются захватить начальственные кресла, проступает главный нерв политической жизни Киргизии последних лет: борьба за власть между региональными группировками, маскирующимися под политические партии.

Как и во многих других уголках планеты, воспалившихся в 2020 году, в Киргизии кризис запустили пандемия Covid-19 и вызванная ею экономическая рецессия. Груз накопленных обид между ведущими политиками, озлобленность общества и отсутствие скорых перспектив восстановления экономики делают оперативную обстановку особенно опасной. Тем более что глобальные и региональные державы, которые могли бы повлиять на ситуацию, заняты своими проблемами и не спешат вмешиваться.

Ночь, изменившая все

Тысячи людей, вышедшие 5 октября в центр Бишкека, были недовольны результатами прошедших накануне парламентских выборов. Собравшиеся днем на площади Ала-Тоо, колыбели революций 2005-го и 2010 годов, требовали аннулировать результаты голосования и провести выборы заново.

До вечера демонстрация была мирной, и милиция призывала собравшихся разойтись. Когда стало темнеть, к протестующим начало прибывать подкрепление - в основном молодые и крепкие мужчины с окраин столицы и близлежащих поселков.

Чтобы предотвратить штурм правительственных зданий, силовики попытались разогнать демонстрантов спецсредствами, однако приказ стрелять так и не отдали. В результате ночью толпа, перегруппировавшись, прорвала ограждение и захватила главный центр власти в стране - в бишкекском Белом доме находятся и киргизский парламент, и президентская администрация.

Затем толпа двинулась к следственному изолятору Государственного комитета национальной безопасности, откуда вскоре освободила экс-президента Алмазбека Атамбаева, а позже - бывшего главу его администрации Фарида Ниязова, экс-премьера Сапара Исакова и многих других статусных заключенных. Охранявшие их силовики не просто не сопротивлялись - некоторые даже объявили, что они теперь тоже с народом.

Кабинет действующего президента Сооронбая Жээнбекова, правящего Киргизией с 2017 года, заняли люди в медицинских масках, делавшие селфи в кресле главы государства и разбиравшие интерьер на сувениры. Сам президент куда-то исчез: по одним данным, он остался в столице под охраной лояльных частей, по другим - ночью улетел в родной Ош, крупнейший город на юге страны.

В любом случае Жээнбеков в игре, поскольку не стал повторять ошибку своего предшественника Курманбека Бакиева, свергнутого в 2010 году. Тот в революционной ситуации велел стрелять по штурмовавшей Белый дом толпе и в итоге потерял и власть, и шансы на участие в политическом процессе после свержения.

Сейчас Жээнбеков формально сохраняет высший пост, но уже толком не контролирует ни столицу, ни силовые ведомства, за которые идет активная борьба. Например, сразу после переворота в восемь утра кандидат в депутаты от партии «Бир Бола» («Быть вместе») Алмамбет Шыкмаматов с группой сторонников пришел к зданию Генпрокуратуры и назначил себя и.о. генпрокурора. А через четыре часа туда же подошла толпа из 500 человек и назначила на ту же должность другого человека - Сыймыка Жапыкеева от партии «Чон Казат» («Великий поход»). Шыкмаматов позже объяснял, что генпрокурором он себя не назначал, а всего лишь зашел в здание.

В итоге на следующий день после переворота Центризбирком республики отменил результаты злополучных выборов, а Киргизию охватило броуновское движение, в котором на площадях многих городов проходят стихийные митинги, где протестующие поднимают самые разные проблемы - от украденных выборов до коррупции на локальном уровне.

Тем временем политики, нынешние и бывшие чиновники, силовики, бизнесмены и лидеры преступного мира собирают сторонников и ведут переговоры всех со всеми о будущих альянсах. Ситуацию нельзя назвать даже двоевластием - власть в Киргизии временно разбилась на множество осколков.

Север против юга

Выборов, которые взорвали Бишкек, в Киргизии ждали. Уровень доверия общества к предыдущему, шестому созыву парламента был очень низким. Его состав считался подконтрольным президенту Жээнбекову и его соратникам, разницы в голосовании между провластным большинством и номинальной оппозицией почти не было.

В выборах участвовало 16 партий, однако, по версии ЦИК, в парламент попали только четыре: «Биримдик» («Единство»; 24,5%), «Мекеним Кыргызстан» («Моя родина Кыргызстан»; 23,88%), «Кыргызстан» (8,76%) и «Бутун Кыргызстан» («Весь Кыргызстан»;7,13%). Все они представляют группы влияния, которые можно назвать южными. Вкупе с многочисленными сообщениями о фальсификациях и использованием административного ресурса тотальная победа южан возмутила север страны, причем не только обезличенное общество, но и вполне конкретные и хорошо организованные группы выходцев из северных областей - отсюда и столь быстрая мобилизация протестующих в расположенном на севере Бишкеке.

Октябрьский переворот уже в который раз обнажил суть устройства Киргизии. Формально политика выглядит так, что в стране есть власть и оппозиция, политические партии и их различные программы, есть конкурентные выборы. В реальности каждая партия - фасад определенной группы, сформировавшейся вокруг авторитетных лидеров и объединенной земляческими, родственными и другими неформальными связями.

Условно группы можно разделить на выходцев с севера Киргизии (Чуйская, Таласская, Иссык-Кульская и Нарынская области) и выходцев с юга (Ошская, Джалал-Абадская и Баткенская области). При всей условности деления, не учитывающего сложность родовых, племенных и личных отношений между представителями элиты (а также нередкие внутренние конфликты между выходцами из одной области), в самой Киргизии именно указанная схема чаще всего используется для объяснения процессов в стране, поскольку любой политик, крупный бизнесмен или криминальный авторитет опирается преимущественно на своих родственников, земляков или выходцев из соседних областей.

Борьба между северными и южными элитами идет не одно десятилетие (истоки ее при желании можно возвести хоть ко временам Кокандского ханства, но подобные попытки - скорее модернизация истории), однако в последние 15 лет стала главным конфликтом в киргизской политике. При Курманбеке Бакиеве основные должности и денежные потоки аккумулировали его ставленники, преимущественно южане. После прихода к власти в 2011 году Алмазбека Атамбаева, выходца из северной Чуйской области, маятник качнулся в другую сторону.

Причем Атамбаев, насколько такое вообще возможно в киргизской политической культуре, старался выстроить баланс между региональными группировками во власти и не настроить южан против себя, полностью оттерев их от влиятельных постов и кормушек. Своим преемником он сделал южанина Жээнбекова - выходца из Ошской области.

Однако затем они поссорились: Атамбаев полагал, что Жээнбеков будет послушен, но бывший протеже довольно быстро освоился на седьмом этаже Белого дома и начал тяготиться опекой бывшего патрона. Итогом ссоры стало эпическое задержание бывшего президента в его родовом селе в августе 2019 года, перестрелка со спецназом и 11-летний тюремный срок. Вместе с Атамбаевым за решеткой оказались его главные соратники.

Столь жесткий и демонстративный разгром группы Атамбаева возмутил многих. Когда сюда добавились результаты выборов, где больше половины мандатов досталось партиям «Биримдик» (контролируется братом президента Асылбеком Жээнбековым) и «Мекеним Кыргызстан» (за ней стоит влиятельная ошская семья Матраимовых), возникло ощущение, что Сооронбай Жээнбеков стремится полностью консолидировать все рычаги управления страной и финансовые потоки в руках своего клана и дружественных выходцев с юга.

В Бишкеке, где северяне могут легко получить численный перевес на улице, подобная недальновидная самоуверенность может стать началом конца, как показал пример Курманбека Бакиева. Но Жээнбеков решил идти напролом - и получил самый серьезный кризис власти за все свое недолгое правление. Возможно, фатальный для него как главы государства.

Более неудачного момента, чтобы подтасовать выборы в пользу удобных партий, было не придумать. Общество уже не первый месяц находится на взводе: из-за пандемии и вызванного ею экономического кризиса.

Людей сильно обозлило то, как Жээнбеков проявил себя во время борьбы с вирусом. В Киргизии, как и в других странах Центральной Азии, власти не были готовы к пандемии и плохо с ней справились. Однако, в отличие от других стран региона, свобода СМИ в Киргизии существует. Сообщения об очередях, закрытых дверях больниц, задыхающихся на улицах зараженных были повсюду: и в СМИ, которые читают и смотрят возрастные избиратели, и в социальных сетях. Когда выяснилось, что выделенные международными организациями деньги на борьбу с Covid-19 разворовали, а члены правительства ушли во внеплановый отпуск, общество уже было на грани.

Немалую роль сыграл экономический кризис, который Киргизия переживает очень остро. Всемирный банк прогнозирует, что ВВП Киргизии в 2020 году упадет на 4%. Спад охватил и те страны, где востребована киргизская рабочая сила, - в первую очередь Россию и Казахстан. В 2020-м карантинный режим там привел к снижению потока средств от киргизских мигрантов на родину.

По данным Национального банка Киргизии, в апреле 2020-го объем денежных переводов физлиц из России в Киргизию упал на 62%. По результатам опроса Группы исследований миграции и этничности Российской академии народного хозяйства и госслужбы, 38% мигрантов из Киргизии на территории России лишились работы, 52% - всех источников дохода.

В итоге около 200 тыс. молодых мужчин, потеряв работу за рубежом, вернулись обратно. И возвращение наложилось на внутреннюю ситуацию: в Киргизии большинство занятых зависит от ежедневного заработка и не имеет накоплений. Сильно пострадал и бизнес - в отличие от многих других стран, правительство Киргизии не объявило налоговых каникул или других существенных мер помощи. В итоге обстоятельства сложились так, что на их фоне ситуации 2005-го или 2010 годов, когда свергали Акаева и Бакиева, кажутся чуть ли не воплощением стабильности.

Без руля и ветрил

Правда, почти бескровный переворот и отмена выборов вряд ли могут решить проблемы Киргизии. Как и после двух предыдущих революций, пока служители правопорядка деморализованы и особо не высовываются, а политики в окружении вооруженных сторонников занимаются коалиционным строительством и захватом власти, реальной силой становится организованная преступность, а криминальные авторитеты вроде Камчибека Кольбаева (в 2008 году его короновали Вячеслав Иваньков и Аслан Усоян, более известные как Япончик и Дед Хасан) на время превращаются в ночных губернаторов поселений и целых городов.

Многое сейчас будет зависеть от того, насколько Сооронбай Жээнбеков адекватно оценивает шаткость своего положения, насколько воинственно настроен Алмазбек Атамбаев и насколько они и другие лидеры способны остудить пыл своих сторонников и согласовать план перехода, из которого все стороны выйдут с наименьшими потерями. Гарантировать что-то подобное никто внутри страны не может.

В обществе отсутствуют моральные авторитеты, к слову которых прислушались бы нынешние участники драки за власть. Доверия друг к другу у глав воюющих кланов, которые для благозвучности называют себя политиками, нет: все они друг друга знают не первый год и кидали друг друга не один раз.

К тому же противостояние между Жээнбековым и обиженными им группировками, самой заметной из которых являются сторонники Атамбаева, - лишь один из сюжетов войны всех против всех. Параллельно вокруг чуть ли не каждого поста, каждого доходного ведомства или делового актива, каждого поста мэра или главы городского поселения разыгрывается своя схватка. Совокупность борьбы за власть и деньги, помноженная на злость и фрустрацию обывателей, и составляет пеструю ткань политической жизни Киргизии.

Самый оптимистичный сценарий в сложившейся оперативной обстановке - новые парламентские выборы, которые позволят избрать относительно представительный состав депутатов, выражающих интересы основных региональных группировок.

Вероятно, одним из требований может стать амнистия для Атамбаева и его сторонников - при условии сохранения Жээнбековым своего кресла. На следующем этапе стороны могут договориться о новых выборах президента. Менее оптимистичный, но куда более реальный пока сценарий - затяжное противостояние всех против всех.

Нынешняя ситуация во многом похожа на предыдущие две революции, но есть и отличия. Одно из главных - нежелание мировых и региональных держав вмешиваться в киргизские события. Руководство России, располагающее самым эффективным набором инструментов для влияния на ситуацию, похоже, было застигнуто переворотом у центральноазиатского союзника врасплох.

Впрочем, на фоне нового всплеска заражения вирусом, кризиса в Белоруссии, войны в Нагорном Карабахе, ссор с лидерами ЕС и мучительного ожидания исхода выборов в США Кремль вряд ли может уделять Киргизии много времени. При любом раскладе Москва будет готова работать с тем, кто выиграет во внутренней борьбе.

Все основные претенденты на власть российским чиновникам и спецслужбам давно знакомы, понятны и в целом удобны, поэтому вмешиваться и вставать на чью-либо сторону Москва вряд ли будет. Показательно, что в июле 2019 года, в момент обострения отношений Атамбаева со своим бывшим протеже Жээнбековым, Владимир Путин согласился принять Атамбаева в Москве, но помогать ему в борьбе против избранного главы государства отказался.

Не менее показательна и демонстративная осторожность Китая, который многие слишком поспешно записывают в главную внешнюю силу в Центральной Азии. Несмотря на растущее экономическое присутствие в регионе и особенно в Киргизии (свыше 43% из 4,7 млрд долларов внешнего долга страны приходится на финансовые институты КНР), Пекин не умеет конвертировать его в политические рычаги. Именно поэтому официально Китай не комментирует события в соседней стране, и лишь посольство предупредило граждан об опасности и открыло специальную горячую линию.

Учитывая предвыборную драму в США, трамповскому Вашингтону уж точно не до далекой Киргизии, как, впрочем, и Европе. Претендующие на региональное лидерство в Центральной Азии Казахстан и Узбекистан также не вмешиваются: казахстанский президент Касым-Жомарт Токаев уже заявил, что события 5 октября - внутреннее дело Киргизии, а Ташкент попросту закрыл с нестабильным соседом границу. У обеих стран сейчас много собственных проблем и, в отличие от России, нет инструментов влияния.

В итоге, даже если сторонам киргизского конфликта удастся договориться о мирном выходе из нынешнего кризиса (например, о новых выборах), ситуация отнюдь не будет означать прекращения противостояния. А с учетом сжатия экономики и вероятного продолжения вызванных вирусом проблем в 2021 году озлобление среди населения и противоборствующих групп региональной элиты может только нарастать. И поэтому все происходящее крайне опасно.

Опыт предыдущих двух революций показывает, что этап безвластия в Киргизии не длится слишком долго, однако из-за вакуума и даже слабости центральной власти любые инциденты на местном уровне порой могут перерастать в большую кровь - как было во время ошских столкновений между киргизами и узбеками вскоре после свержения Бакиева.

Автор(ы):  Александр Габуев, Темур Умаров, Московский центр Карнеги
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~Ht8bx


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014


0
Guest
Когда проснётся Русь святая? В стране геноцид.
Имя Цитировать 0
0
Guest
Народ российский живет всё хуже, власти уже совсем не верит. Зреет, зреет костёр.
Имя Цитировать 0
0
Guest
Не хотите Сталина и Берию. Боитесь Железного Феликса. Но, Россия гибнет, в стране геноцид народа русского. Дэн Сяо Пин нам просто необходим! Без расстрелов и конфискаций - никак. Да, крови будет много, но будет торжество СПРАВЕДИВОСТИ!
Имя Цитировать 0


Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com