Не только экономика. Как Китай наращивает силовое влияние в Центральной Азии

Не только экономика. Как Китай наращивает силовое влияние в Центральной Азии
27 Февраля 2021

Долгое время анализ политики Китая в Центральной Азии исходил из ошибочного предположения, что между ним и Россией в регионе существует разделение труда. Мол, Пекин занимается исключительно экономикой, а военные вопросы доверяет Москве. Однако такие представления плохо согласуются с имиджем сильного Китая, который активно выстраивает Си Цзиньпин. Пекин стал вмешиваться в вопросы безопасности в Центральной Азии не вчера, но сейчас его вмешательство выходит на новый уровень.

Кабульский инцидент

Яркий пример того, что Китай делает с региональной безопасностью и к каким проблемам приводят его действия, - недавний эпизод в Кабуле. Дело было в декабре 2020 года, и об инциденте рассказали только индийские СМИ. Национальный директорат безопасности Афганистана (аналог российской ФСБ) арестовал около десяти китайцев в разных районах столицы. Афганские власти обвинили их в том, что они пытались наладить контакты с экстремистскими группировками.

Многие детали случившегося остаются неподтвержденными. Но, судя по всему, китайские спецслужбы пытались создать фальшивую экстремистскую ячейку, чтобы заманить в Афганистан уйгурских активистов из Китая, которые создают Пекину проблемы. После неловкой ситуации с арестом китайских агентов вывезли частным бортом в Пекин.

Повторимся, что про инцидент писали только индийские СМИ, - вероятно, афганские спецслужбы сами слили информацию, чтобы поставить Пекин в неудобное положение и привлечь внимание к его незаконным действиям в Афганистане. Китай никак не отреагировал на произошедшее, а афганские власти публично все опровергли.

Инцидент выглядит довольно странно, ведь Афганистан всегда официально поддерживал Китай в борьбе с уйгурскими группировками, потому что сам с ними борется из-за их связей с талибами и «Аль-Каидой».

Тем не менее, если в общих чертах все было так, как описано, ситуация значит, что амбиции китайских спецслужб вышли на новый уровень. До сих пор считалось, что в Афганистане китайские спецслужбы заняты тем, чтобы не дать местным угрозам перекинуться в Китай. Благодаря китайским инвестициям Таджикистан усилил посты на границе с Афганистаном, Пакистан укрепил пограничные войска в районе Гилгит-Балтистан, а афганская армия строит базу рядом с входом в Ваханский коридор, который связывает Китай с Афганистаном.

Народная вооруженная милиция Китая (武警) даже обзавелась собственными контртеррористическими базами в Таджикистане и, по слухам, Афганистане. Их появление трудно назвать агрессивной военной экспансией китайцев в регионе. Скорее наоборот, действия Пекина направлены на то, чтобы не дать афганским проблемам и угрозам перекинуться через границу в соседние страны и Китай в том числе.

Решения на местах

Однако кабульский инцидент показывает, что Китай теперь стремится не только остановить угрозы на своей границе, но и разобраться с источником проблем на месте. Одновременно все больше китайских частных охранных компаний стали появляться в Центральной Азии - их приход туда противоречит местному законодательству, но под давлением Пекина местные власти смирились с их присутствием.

Китай ведет себя все напористее и в других вопросах. В прошлом году на первой встрече с новым министром иностранных дел Киргизии Русланом Казахбаевым посол Китая в Бишкеке Ду Дэвэнь (杜德文) заявила, что обеспечение безопасности китайских граждан и компаний должно быть приоритетом для киргизских властей. Обычно стенограммы таких встреч очень сдержанные, но в стенограмме о встрече Казахбаева с Ду Дэвэнь подчеркивалась не только жалоба посла, но и смиренный ответ министра.

Примечательно, что вопросами безопасности в Центральной Азии с китайской стороны занимается не армия, а милиция. Именно она, по сообщениям СМИ, укрепляет пограничные посты в Таджикистане и патрулирует границы совместно с афганскими и таджикскими силами.

Параллельно китайская милиция договорилась проводить совместное патрулирование в Казахстане, Киргизии и Узбекистане. В декабре 2018 года женский отряд элитного подразделения китайской милиции «Ловчий сокол» организовал подготовительные курсы для своих узбекских коллег, а в августе 2019-го в Урумчи прошли совместные антитеррористические учения китайских и киргизских спецназовцев.

Судя по тому, что сотрудничеством со странами Центральной Азии занимается прежде всего китайская милиция, в Китае считают, что центральноазиатская безопасность напрямую связана с внутренними проблемами страны. Ведь милиция - все-таки не армия, она занимается внутренними делами. Так что подход Пекина вызывает немало вопросов относительно того, как Китай собирается решать проблемы с безопасностью в соседних странах.

Смена курса

Кроме прочего Пекин использует Центральную Азию для борьбы с уйгурским подпольем. В 2019 году всплыла история о том, как Турция арестовала группу уйгуров и экстрадировала их в Китай через Таджикистан. Причем арестованным вручили таджикские паспорта, чтобы перевести их через границы без лишнего шума.

Руководство других стран Центральной Азии тоже сотрудничает с Пекином в вопросах безопасности, что видно, например, по тому, как в Казахстане власти подавляют антикитайские протесты.

В каком-то смысле все происходящее, конечно, не новость. Уйгуры Центральной Азии - давняя головная боль для Пекина. Когда в 2001-м была основана Шанхайская организация сотрудничества, одной из ее главных целей была борьба с тремя силами зла (терроризм, экстремизм и сепаратизм). Немногим ранее, в 1994 году, во время своего знаменитого турне по региону, из которого потом выросла идея «Одного пояса - одного пути», тогдашний глава Госсовета КНР Ли Пэн (李鹏) на каждом шагу говорил об уйгурской проблеме.

Позже ходили слухи, что Китай преследовал уйгуров в Центральной Азии, а местные власти душили любые попытки беглых уйгурских активистов собраться в сообщества. Периодические атаки на китайских бизнесменов и чиновников в Бишкеке напоминали Пекину о рисках, существующих в регионе. Но в ответ Китай лишь требовал от местных властей больших гарантий безопасности для своих граждан и заставлял центральноазиатские власти преследовать тех, кто ему не нравился.

Теперь Китай, судя по всему, меняет тактику. Вместо того чтобы полагаться на местных силовиков или на Россию, он пытается решить проблемы собственными силами. От помощи местных властей, конечно, никто не отказывается, но в целом Пекин теперь проводит такую линию, чтобы иметь возможность решать проблемы с безопасностью в Центральной Азии по собственному усмотрению.

Влияния Китаю в регионе добавляет то, что службы безопасности стран Центральной Азии в больших объемах закупают китайское технологическое оборудование и на его основе строят свою IT-инфраструктуру.

Китай наращивает влияние в сфере безопасности Центральной Азии не для того, чтобы вытеснить оттуда Россию. Тут нет ничего общего с большой игрой времен российско-британской конкуренции за регион. Скорее Китай просто стремится лучше защитить свои интересы, в чем нет ничего удивительного.

Однако нельзя не отметить, что речь идет о серьезной перемене в политике страны, которая на словах всегда поддерживала самостоятельность местных властей и заявляла о своем невмешательстве во внутренние дела региона. Теперь, наоборот, Китай вмешивается в них все активнее.

Автор(ы):  Raffaello Pantucci, Московский центр Карнеги
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~fuSNw


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014


0
Guest
Китай, победив бедность в стране, может себе теперь позволить заниматься политикой в соседних странах, чтобы те, не становились в самый неподходящий момент источником проблем для самого Китая.
Имя Цитировать 0


Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com