Философия «Солнцепека». Геополитик Александр Дугин уверен в неотвратимости победы Русской Империи Конца

Философия «Солнцепека». Геополитик Александр Дугин уверен в неотвратимости победы Русской Империи Конца
14 Августа 2022

Специальная военная операция по освобождению территорий России от украины неразрывно связана с таким концептом, как конец истории. И дело не только в том, что Фрэнсис Фукуяма, написавший знаменитый текст «Конец истории», с первого дня спецоперации активно включился в идейную борьбу против России и русских на стороне украинских нацистов и даже лично вступил в террористическую организацию Bellingcat, пытавшуюся угнать в России военный самолет. Хотя сам факт, конечно, выразителен.

Дело в том, что Россия напрямую противостоит глобализму, тому либеральному тоталитаризму, о котором открыто сказал президент Владимир Путин, то есть вполне конкретной идеологии, и конец истории играет в ее структуре фундаментальную роль.

Глобализм, который полнее всего представлен в таких международных организациях, как Давосский форум Клауса Шваба с его «Великой Перезагрузкой», Трехсторонняя комиссия, американский Совет по международным отношениям или фонд «Открытое общество» Джорджа Сороса, настаивает на полном объединении человечества под началом мирового правительства с повсеместным распространением либеральной идеологии и системы правил и норм, на ней основанных, включая гендерную политику, ЛГБТ+, крайний индивидуализм и трансгуманизм. А они и есть конец истории, который явно преждевременно, но все же логично был описан в начале 1990-х Фукуямой.

Конец истории - победа либерализма и Запада в мировом масштабе, упразднение идеологических, геополитических, экономических и социокультурных альтернатив.

Фрэнсис Фукуяма писал свой текст тогда, когда Советский Союз рухнул и казалось, что Россия больше не поднимется, а Китай послушно следовал на том этапе в фарватере стратегий западных экономических центров, ускоренно втягиваясь в глобализацию. Но позднее Фукуяма признал, в том числе в беседе со мной, что поспешил. Тем не менее конец истории, несмотря ни на что, оставался и остается целью глобалистов.

Россия при Владимире Путине стала очевидной преградой на пути конца истории, а после начала спецоперации бросила ему прямой вызов. Отсюда ярость Фукуямы: на его глазах проект конца истории не просто откладывался, но рушился окончательно. Тот же фактор объясняет бешенство и предельный накал бешеной русофобии у западных элит.

Путин и русские нанесли удар по глобальному цивилизационному плану - планетарной доминации либерального Запада. Однако концепция конца истории не является достоянием либералов. Более того, они взяли ее на вооружение довольно поздно.

Первым грядущую глобальную победу либерального Запада внятно описал философ Александр Кожев, а Фукуяма лишь позаимствовал ее у него. Но и Кожев со своей стороны почерпнул ее у Карла Маркса, только поменяв триумф мирового коммунизма (марксистская версия конца истории) на мировой капитализм, планетарное гражданское общество и идеологию прав человека. Собственно, именно за марксистское понимание конца истории билось в ХХ веке все коммунистическое движение, включая СССР.

В холодной войне развертывался спор за толкование конца истории - будет ли он коммунистическим или капиталистическим. Поэтому не случайно Фрэнсис Фукуяма написал свой программный текст именно тогда, когда Советский Союз рухнул. На тот момент казалось, что вопрос решен и либерализм победил окончательно.

Однако сам Маркс тоже заимствовал свой концепт в совершенно иной политической идеологии - у глубоко консервативного монархического и имперского мыслителя Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. А если копать глубже, то мы придем к христианской и даже дохристианской (прежде всего иранской) эсхатологии, к учению о конце времен. Но оно уведет нас слишком далеко. В Новое время тезис о конце истории выдвинул и обосновал именно Гегель, и в системе его философии он играет ключевую роль.

По Георгу Гегелю история есть процесс развертывание Духа, который проходит через природу, смену религий и цивилизаций, пока не достигнет своей кульминации, когда конец сомкнется с началом, а альфа с омегой. Пройдя множество испытаний и диалектических поворотов, Дух, движущий человечеством, воплотится в конечном счете в Абсолютной Монархии, в Мировой Империи, которая станет Империей Духа.

Власть в ней будет передана высшему самодержцу, просвещенному монарху-философу. Капитализм и гражданское общество будут лишь стадией в развертывании процесса, а научный материализм перейдет к ангелической чисто духовной науке.

Гегель считал, что все произойдет в Германии (Германской империи в тот период не существовало) и станет триумфом немецкой духовной культуры и философии. На Гегеля в философском смысле опирался Отто фон Бисмарк, создавший Второй Рейх.

Итак, аутентичное толкование конца истории у самого создателя концепта есть триумф Мировой Духовной Монархии. И правые гегельянцы - русские славянофилы или последователи Джованни Джентили в Италии - именно так и считали. Сами немцы верили в миссию своего Рейха. Славянофилы толковали конец истории как предсказание о судьбе Российской Империи, когда она станет духовной и народной. А итальянцы связывали конец истории с возрождением римской традиции и величием Италии.

Карл Маркс, превративший духовную диалектику Гегеля в своей исторический материализм (существенно извратив оригинал), согласился с тем, что либеральный капитализм - лишь промежуточная стадия, но поставил на место Империи Духа коммунизм и материалистическое мировоззрение. Эсхатология же сохранилась - все, что делали коммунисты, было обращено именно к будущему, то есть к концу истории.

Победа СССР в Великой Отечественной войне над Третьим Рейхом сняла с повестки дня германское толкование конца истории. Левое гегельянство победило правое. А на ином уровне - Российская Империя (пусть и имплицитная) победила Германскую.

Вот тогда-то и появился Александр Кожев с его либеральным прочтением конца истории. Его теория ждала своего часа, и после краха СССР Фукуяма напомнил о ней Западу, а глобалистские центры подхватили и принялись воплощать в жизнь. Однополярный миропорядок опирался на либеральную версию гегельянской эсхатологии.

И вот тут появился Путин.

Владимир Путин - философское явление, поворотный момент в истории мысли, в сложной битве идей и мировоззрений. С самого первого момента у власти он начал восстанавливать суверенитет России. Но его деятельность означала откладывание конца истории, противодействие либеральному тоталитаризму, глобализму и мировому правительству. Путин вел свою линию осторожно, часто маскируя намерения и планы, - как чекист и как убежденный реалист. Иногда казалось, что он готов пойти навстречу глобалистам, но в следующий момент оказывалось, что налицо снова только маневр.

Отсюда и недоуменный вопрос: «Кто вы, мистер Путин?»

Только 24 февраля 2022 года начало специальной операции по освобождению территорий России от украины однозначно поставило все вещи на свои места. Началась новая эпоха философии. Новая фаза мировой истории. Владимир Путин бросил вызов либеральной интерпретации конца истории, то есть главному глобалистскому проекту, мировому правительству. Но тут и начинается самое важное: опровергнуть либеральное прочтение конца истории не означает отказаться от Георга Гегеля.

Ведь все знают, что Путин любит цитировать Ивана Ильина, а тот был как раз правым гегельянцем, сторонником русской монархии и великой империи. Явно близки Путину теории славянофилов. Нельзя отрицать философскую идею с опорой на какие-то чисто практические приземленные - например, сугубо экономические - факторы. Потому что несерьезно. Идею можно победить только идеей. А раз так, то спецоперация как философское явление знаменует собой возвращение Империи. Возвращении России в Империю, полное восстановление нашей мессианской футуристической судьбы.

Германия в ее нынешнем состоянии более не конкурент. Немецкая версия всемирного Рейха необратима снята с повестки дня. Коммунистический проект конца истории заброшен, а в лучших своих сторонах легко может быть инкорпорирован в новый имперский синтез (как некий правый сталинизм). Нам противостоят только Кожев и Фукуяма, которые опираются на те же источники, что гораздо ближе нам. Мы - ортодоксальные носители Русской Империи Конца, они же - узурпаторы.

А если вспомнить о Третьем Риме и роли русских царей как носителей миссии Катехона, Удерживающего, то все становится более фундаментальным, даже чем ортодоксальное и прочитанное в русском (славянофильском, монархическом) контексте гегельянство.

Именно так философствуют «Солнцепеком».

Специальная военная операция - битва за смысл конца истории. Великое философское сражение. Пора закрывать страницу исключительно материалистических, энергетических и экономических интерпретаций. Она вульгарна и ошибочна. История есть история идей.

Спросят, а при чем тут Украина? Вообще не при чем. Ее нет. Но освобожденные русские земли войдут в состав нашей новой Империи. Только там, в философском царстве развернувшегося Духа, в империи смыслов она возродится, расцветет. А пока - ну что мы хотим от террористического режима, возглавляемого комиком. Не режим - недоразумение. Но самой Украине суждено было стать театром фундаментальной метафизической схватки. Я думаю, все дело в географии. Мы ведем борьбу за возвращение нашей исторической киевской колыбели - из-под власти глобалистов под власть Империи Духа. Киев - начало нашей истории. А значит, и ее конец.

Автор(ы):  Александр Дугин, философ и геополитик
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~ioCld


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте



 

 Vестник Vедьмы