Сын Игоря Непомнящего задал главе воронежского департамента здравоохранения неудобные вопросы

Сын Игоря Непомнящего задал главе воронежского департамента здравоохранения неудобные вопросы
21 Сентября 2015

В Воронеже получил развитие скандал, связанный с репрессиями в отношении семьи бывшего директора Театра оперы и балета Игоря Непомнящего, а также его конфликтом с областным вице-премьером Владимиром Поповым, курирующим социальную политику, и губернатором Алексеем Гордеевым. Максим Непомнящий, сын Игоря Михайловича, обратился к руководителю областного департамента здравоохранения Владимиру Ведринцеву. Он задал ему ряд довольно острых вопросов, касающихся его отца и супруги Юлии, по факту нападения на которую (около года назад) правоохранители расследуют уголовное дело.

20150921_114902.jpg

20150921_114936.jpg

Обращение Максима Непомнящего к Владимиру Ведринцеву нам предоставил источник в департаменте здравоохранения Воронежской области, пожелавший остаться неизвестным во избежание проблем на службе. А вот с каким заявлением ранее обращался к правоохранительным органам сам Игорь Михайлович:

«Я, Непомнящий Игорь Михайлович, являющийся Заслуженным артистом РФ, ветераном труда, Почетным гражданином Ленинского района города Воронежа, награжденный знаком отличия «За заслуги перед Воронежской областью», проработавший в воронежском Театре оперы и балета 39 лет, из которых 25,5 лет - в должности директора театра, вынужден обратиться к вам за помощью и защитой меня, моей семьи, нашего единственного во всем Центрально-Черноземном регионе Театра оперы и балета, признанного в 2010 году Национальным достоянием Российской Федерации, нашей российской культуры, обратить ваше внимание на беззаконие, творимое некоторыми должностными лицами Воронежской области, которые, по моему мнению, охамели до такой степени, что считают: Конституция РФ, законы РФ для них не писаны!

Уверовав в свою безнаказанность и вседозволенность, попирая все рамки приличия, морально-этические нормы, наплевав на общественное мнение, действуя по принципу «Я хозяин - ты холоп», они вершат судьбы людей, распоряжаются государственной собственностью как своей личной, бюджетные средства расходуют не в соответствии с нуждами того или иного учреждения, а в соответствии со своими личными предпочтениями и готовностью того или иного руководителя выполнять их волеизъявление.

Мои попытки противостоять чиновничьему беспределу, разрушению нашей традиционной российской культуры, навязыванию нам антигосударственных ценностей стоили мне должности и ухудшения здоровья - как физического, так и психологического. И последней каплей, вынудившей меня обратиться к вам, стало избиение одного из членов моей семьи - моей невестки с угрозами в ее и мой адрес. Хочу заметить, что избиение произошло накануне моей предполагаемой повторной пресс-конференции.

Несколько лет назад, являясь руководителем Театра оперы и балета, я стал получать незаконные приказы от вышестоящего руководства. Например, такие, как: ввести в штат театра и платить зарплату людям, которые будут работать не в театре, а в других местах, в частности, в департаменте культуры и архивного дела Воронежской области, предоставлять на безвозмездной основе тем или иным лицам и организациям помещения театра, а также приказ по оптимизации численного состава театра с целью освобождения денежных средств для повышения зарплаты работникам театра, но по факту воронежские чиновники хотели сократить и так недоукомплектованный штат, что впоследствии привело бы к реорганизации театра, то есть Театр оперы и балета превратился бы в Музыкальный театр с последующим его закрытием или переводом в другое здание.

Стали поступать распоряжения о запрете на проведение тех или иных мероприятий, что привело к невыполнению необдуманного, нереального государственного задания, что спускалось чиновниками, очень далекими от моей сферы деятельности, но которые преследовали ряд вполне понятных целей:

а). Закрытие театра в случае невыполнения государственного задания или сокращение финансирования, которое являлось и так одним из самых низких в стране при показателях театра, бывших одними из самых высоких в стране.

б). Лишить театр возможности при полном отсутствии финансирования некоторых статей расходов театра развиваться самостоятельно - за счет собственных, заработанных денег.

в). Лишить нас самого главного! При смехотворном финансировании не дать нам возможности в свободное от собственного репертуара время зарабатывать деньги на новые постановки, что привело бы к старению репертуара, отсутствию интереса к театру со стороны зрителя и, как следствие, последующему его закрытию.

г). В навязчивой форме стали поступать указания о снятии с баланса театра за ненадобностью подсобного корпуса, находящегося рядом с Центральным рынком Воронежа, в пятидесяти метрах от театра. В подсобном корпусе располагаются поделочный, бутафорский, сапожный, столярный цеха, склады декораций и костюмов, а также находятся гаражи театра. Без вышеперечисленного деятельность театра невозможна!

д). Меня принуждали дать свое согласие на отчуждение сквера со стороны улицы Пушкинской, под территорией которого находится главный пожарный резервуар театра.

В связи с моими возражениями и категоричным несогласием вышеуказанные пункты тогда осуществить чиновникам не удалось, за исключением приказов со стороны департамента культуры и архивного дела Воронежской области на проведение мероприятий в помещении театра на безвозмездной основе.

А что происходит сейчас, после моего увольнения, - большой вопрос.

Далее стали происходить вообще необъяснимые события. Например, создание на базе помещения государственного учреждения культуры «Воронежский драматический театр» автономного учреждения культуры «Воронежский концертный зал», являющегося, по сути, прокатной площадкой, отданной фактически в частные руки и не производящей никаких духовных и иных ценностей. Со штатом в несколько десятков человек, но зато с финансированием за счет бюджетных средств на уровне Театра оперы и балета. А по некоторым статьям бюджетное финансирование закладывалось выше, чем Театру оперы и балета.

В связи с тем, что Театру оперы и балета уже давно необходим ремонт, так как возраст помещения театра 53 года, я стал задаваться вопросом, для чего был создан Концертный зал, когда единственным подходящим помещением, куда мог переехать на время ремонта оперный театр было здание Воронежского драматического театра. Наверное, и в данном примере законность и здравый смысл происходящего были игнорированы в угоду чьим-то амбициям и жажде наживы или же Театр оперы и балета уже не рассматривался как существующее учреждение культуры в городе Воронеже, что в дальнейшем подтвердилось в сделанных выводах и высказываниях очень странной международной комиссии, изучающей якобы нашу воронежскую культуру во главе с Эдуардом Бояковым. Игнорирование моих вопросов высокопоставленными чиновниками от культуры и поступающие угрозы в мой адрес и адрес моей семьи вынудили меня обратиться с открытым письмом к губернатору Воронежской области Алексею Гордееву. Письменного ответа я не дождался до сих пор, зато незамедлительно был вызван первым заместителем председателя правительства области Владимиром Поповым, который сделал мне заманчивое предложение. В обмен на мое невмешательство по ряду вопросов правительство Воронежской области присвоит мне звание Заслуженного артиста Воронежской области. Я ответил ему отказом, заодно пояснив, что уже 27 лет как имею имею почетное звание «Заслуженный артист РФ».

Тогда мне было предложено пойти и подумать о написании заявления об уходе с должности по собственному желанию.

Через некоторое время я был вновь вызван Владимиром Поповым. На вопрос, написал ли я заявление об уходе с должности по собственному желанию, я ответил, что, в отличие от многих чиновников, я нахожусь на своем месте, знаю и люблю свое дело и заявление по собственному желанию писать не буду.

После чего мне открытым текстом было предложено подумать о том, что у меня есть семья, есть внучка, которая будет ходить в детские сады и школы, что у меня есть невестка, являющаяся примой-балериной Театра оперы и балета, что я не очень здоровый человек, который может лишиться квалифицированного медицинского обслуживания, выйдя на пенсию.

Уходя от Попова, я сказал, что моя позиция принципиальная и писать я ничего не буду. В своем заявлении я не буду описывать те мерзости, которые стали происходить далее в воронежской культуре, а приложу стенограмму с моей пресс-конференции, после которой был приглашен к губернатору Воронежской области Алексею Гордееву на прием. Где мне также было предложено написать заявление об уходе по собственному желанию и где я ответил отказом.

Через час я был уволен с должности директора театра, несмотря на то что в то время находился на больничном.

В данном заявлении не буду описывать то, как происходило мое увольнение, как были сфальсифицированы документы, представленные департаментом культуры и архивного дела Воронежской области в суд по моему восстановлению в должности, как давались заведомо ложные показания работниками департамента культуры и т.д. Но хочу заострить внимание на вопиющих фактах, нарушающие конституционные права человека и гражданина РФ, указать на них с надеждой получить от компетентных органов ответ на вопрос: как в правовом государстве стало возможным человека, перенесшего два инсульта за время служения государству, человека, у которого отнялись руки в момент ознакомления с приказом об увольнении, с невыносимой болью в груди, не оказав лечения даже сутки, вынув капельницу из вены с обезболивающими лекарствами, в выходной день, выставить за дверь из лечебного учреждения, сказав, что таково распоряжение из правительства Воронежской области.

Наверное, за 39 лет служения государству, созидая прекрасное и вечное в области культуры и искусства, имея безупречную репутацию, я заслужил только того, что меня незнакомые люди, поддерживая под руки, довели до остановки, чтобы я смог доехать домой.

Как стало возможным, что молодую девушку, которая, не побоюсь сказать, является украшением театра и гордостью Воронежской области, недавно ставшую лауреатом международного конкурса классического и современного балета «Эллада», проходившем в Греции (консул Италии Армандо Джинези выразил благодарность министру культуры России Владимиру Мединскому за ее выступление и ее талант), неоднократную победительницу воронежского конкурса «Итоги сезона», творчество которой федеральная пресса сравнила с творчеством великой Екатерины Максимовой, могли избить прямо возле театра с угрозами в ее и мой адрес?

Как получилось, что в поликлинике, куда она была прикреплена и поэтому обратилась туда за помощью после избиения со множественными синяками на лице и теле, ей помощь не оказали, сказав, что она откреплена от данного лечебного учреждения по распоряжению из правительства Воронежской области, так как является моей родственницей, добавив, что и меня открепили от поликлиники через несколько дней после моего увольнения, о чем я узнал от невестки, а не от самого лечебного учреждения.

По моему мнению, ситуация является вопиющей не только потому, что все произошло со мной и моей семьей, но и потому, что воронежские чиновники мановением руки могут растоптать любого человека, который не согласен с их мнением, не выполняет их незаконных приказов, пытается получить от них ответы на свои вопросы.

Как стало возможным, что за наши бюджетные деньги (десятки миллионов рублей ежегодно), скрываясь за красивой вывеской и именем нашего великого земляка Андрея Платонова, происходит пропаганда гомосексуализма, однополой любви, причем на экран выводится перевод с иностранного языка на русский язык, содержащий нецензурную лексику, демонстрируются артистами обнаженные половые органы, то есть откровенная порнография.

Речь идет о показанной в рамках Платоновского фестиваля эстонским театром пьесы «Педагогическая поэма». И все происходило во вновь созданном Концертном зале при большом скоплении людей, то есть в общественном месте, где позже театр «Практика», созданный Эдуардом Бояковым, показал спектакль с участием современной поэтессы Веры Полозковой «Избранное», в котором только в одном читаемом ею стихотворении семь раз употреблялась ненормативная лексика. Надо отметить, что приезд театра «Практика» финансировался в рамках другого фестиваля, организованного в Воронеже, под названием «Чернозем», и жители нашего города могли лицезреть «высокохудожественную» выставку с экскрементами из железа.

Дальше - больше. Эдуард Бояков, ректор Воронежской государственной (!) академии искусств, организовал выставку в Доме офицеров, здание которого было отдано в пользовании Академии искусств (теперь уже Института искусств), где, по моему мнению, открыто, цинично, ни кого не боясь, надругались над символикой РФ - государственным флагом и высмеяли христианские ценности.

Также непонятен и сам факт использования здания Дома офицеров господином Бояковым, по своему усмотрению перекрашивающим потолки в черный цвет, в срочном порядке оттуда изгоняются детские коллективы и творческие коллективы Воронежской филармонии, на балансе которой до сих пор состоит здание Дома офицеров и которая до сих пор оплачивает все коммунальные платежи, а также другие расходы, связанные с Домом офицеров, причем у Филармонии сокращается бюджетное финансирование, и Филармония арендует для своих коллективов другие помещения.

Как стало возможным, что господин Бояков, назначенный на должность ректора Академии искусств, своим решением демонтировал с фасада Академии художественную композицию «Муза», которая долгое время являлась гордостью и визитной карточкой Академии. Так как я несколько лет преподавал в Академии искусств, то не понаслышке знаю, что жители нашего города любили «Музу», фотографировались на ее фоне. И неудивительно, потому что в композицию были вложены талант и душа многих людей (художники, скульпторы), ее обсуждали эксперты, принимала комиссия, а уничтожил один-единственный человек.

Как стало возможным выделение 8 млн рублей сначала якобы правительством Воронежской области, а потом спонсорами на изучение воронежской культуры, доверив изучение воронежской культуры лицам, некоторые из которых к культуре не имеют никакого отношения, некоторые из которых являются гражданами других государств, а один из членов комиссии вообще не знал русского языка. Возглавлял комиссию все тот же господин Бояков.

Как стало возможным, что результатом изучения вышеназванными лицами воронежской культуры стал черновой вариант доклада «Воронежский пульс» (чистового нет до сих пор), который был презентован в правительстве Воронежской области, где в президиуме рядом с губернатором находились не директора театров, директора учреждений культуры, Заслуженные и Народные артисты, художники, писатели и т.д., а бизнесмены и хозяева торговых центров и кинотеатров.

Как получилось так, что чиновники, ответственные за культуру в Воронежской области, не обратили внимание на то, что выводы, изложенные в докладе и направленные на закрытие государственного учреждения Театр оперы и балета, были основаны на голословных фактах, порочащих государственный театр, который, помимо всего, в 2010 году был признан Национальным достоянием РФ. А когда я обратился в письменном виде к руководителю департамента культуры и архивного дела Воронежской области Елене Ищенко с просьбой о выделении 120000 рублей на проведение акустической экспертизы зрительного зала театра, то получил отказ. Чтобы доказать ложь, направленную на дискредитацию театра, мне пришлось действовать в одиночку и за свой счет. Все изложено на моей прошедшей пресс-конференции.

Вышеописанное дает право полагать, что человек, который задает неудобные вопросы, который отстаивает интересы государства в отдельно взятом регионе, может быть в течение одного часа уволен, в средствах массовой информации, подконтрольных правительству области, облит грязью, фактически в беспомощном состоянии выгнан из лечебного учреждения, лишен права получать медицинскую помощь в учреждении, где 30 лет состоял на учете, избит сам или кто-то из членов его семьи.

Все вышеизложенное дает основания считать, что те угрозы, которые были озвучены на моей встрече с первым заместителем председателя правительства Воронежской области Владимиром Поповым, успешно воплощаются в жизнь.

Факты, указанные в данном заявлении, вынудили меня обратиться в …, так как, по моему мнению, происходящие в нашем регионе события, направленные на уничтожение культуры, духовности, нравственности, морали, за наши же бюджетные деньги конечной целью ставят перед собой задачу развала государства. И самое страшное, что все происходит под покровительством высокопоставленных лиц нашего региона.

Прошу вас провести проверку по вышеуказанным фактам и в случае их подтверждения привлечь виновных лиц к ответственности».

Короткая ссылка на новость: https://4pera.com/~8CBVi


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com