Война без победителей

Война без победителей
3 Сентября 2021

 

Сообщения о военных действиях в районе Панджшерской долины противоречивы, как, собственно, и любые сообщения последних месяцев из Афганистана. Заявления и опровержения поступают с чрезвычайной частотой. Но по большому счету абсолютно неважно, то ли талибам (запрещены в РФ) удается сжать кольцо вокруг неподчиненного анклава и панджшерцы несут потери, то ли, наоборот, панджшерцы держат инициативу в своих руках и уже вышли в сопредельные районы.

Важно другое. Некоторое время назад сообщалось, что состав нового правительства Афганистана опубликуют после пятничного джума-намаза, то есть 3 сентября. Но 3 сентября ставший популярным спикером всех новостей Забиулла Муджахид сообщил, что пока состав не объявят.

Затягивание процесса формирования правительства (при том что из многих деклараций «Талибана» следует, что талибы не собираются делиться властью с кем-либо), c одной стороны, говорит о том, что делиться не хочется, с другой - что вопрос о правительстве находится под определенным прессингом внешних участников афганского политического процесса: России, Ирана, западных стран, требующих если уж не коалиционности, то хотя бы инклюзивности. Наиболее рациональные фигуры в талибском руководстве, вероятно, понимают необходимость сделать властную конструкцию сбалансированной и тем самым предотвратить практически неизбежное возникновение антиталибского сопротивления. Но естественно, что прагматичная позиция встречает острое неприятие.

Антиталибское сопротивление возникнет в стране неизбежно, и не только среди непуштунского населения страны. Хотя, конечно, в первую очередь его риски относятся, например, к основным регионам проживания афганских таджиков. Нынешние панджшерские лидеры заявляют о себе как об общестрановом центре сопротивления - звонкая риторика на Востоке вообще является почти обыденным явлением. Однако, судя по всему, объединение таджикам Афганистана не грозит. И причина тому - слабая способность договариваться между Мазари-Шарифом и Панджшером, между Панджшером и Гератом, а есть к тому же Бадахшан: фрагментированность таджикского сообщества имеет почти исторический характер. 

Объединить региональные центры под общим началом были способны такие сильные и харизматичные лидеры, как покойные Ахмад Шах Масуд и Бурхануддин Раббани. Но среди нынешних местных лидеров аналогичных фигур не просматривается. Можно, конечно, попытаться сделать из Ахмада Масуда-младшего некий символ. Но трудно представить, что под его командование пойдут лидер Мазари-Шарифа Атто Мохаммади Нур или гератский Исмаил Хан. Тем более малореально объединение выглядит, если говорить о шиитской хазарейской общине или об афганских узбеках, и уж совсем нереально применительно к потенциальному пуштунскому антиталибскому сопротивлению.

История свидетельствует, что лидеры афганских этнополитических сообществ способны объединяться только на чрезвычайно короткую временную перспективу. Впрочем, даже при гипотетической консолидации нет даже смысла говорить о какой-либо вероятности военного решения всего афганского вопроса. Особенно учитывая чрезвычайно важное значение поведения внешних акторов.

Одна из интереснейших внешних позиций в афганском конфликте, начиная как минимум с минувшей весны, - китайская. Тот же Забиулла Муджахид заявляет: «Главным нашим партнером является Китай, представляя собой основополагающие и невероятные возможности, будучи готовым инвестировать и восстанавливать страну». Китай, по его словам, - пропуск на мировые рынки. Если все другие внешние участники процесса говорят о необходимости формирования инклюзивного правительства в Афганистане (потеряв уже где-то слова «коалиционное» и «переходное»), то китайские товарищи употребляют в основном прилагательные «справедливое» и «стабильное». 

Разница, заметим, существенна, а позиция КНР, чье руководство, похоже, готово признать «Талибан», видя в нем фактор стабильности, обусловлена, естественно, важностью Афганистана для реализации известного проектирования под названием «Один пояс - один путь». Афганистан в нестабильном состоянии серьезно разрывает структуру проекта. Ну и в довесок. Для КНР немаловажны как афганские ресурсы, так и необходимость не допустить в то же пространство Индию.

Подобные схемы в Афганистане уже реализовывались. Более того, само движение «Талибан» создавалось когда-то пакистанской межведомственной разведкой под кураторством спецслужб США, Великобритании и Саудовской Аравии именно для стабилизации в стране путем прихода движения к власти и установления автократического режима. Тогда талибы были необходимы для обеспечения строительства так называемого Трансафганского газопровода (теперь проекта ТАПИ) и транспортных путей из Южной Азии в новообразовавшиеся государства Центральной Азии.

«Талибан» был всего лишь движением студентов, которые решили вернуться домой после ухода русских, - рассказывала позже Беназир Бхутто. - Мне докладывали, что люди приветствовали их, что они стабилизирующая сила. Мы хотели ввозить хлопок и вывозить пшеницу в Среднюю Азию и нуждались в маршрутах доступа через Кандагар. Мы стремились обойти Кабул и создать анклав на юге. Предполагалось, что именно «Талибан» обеспечит нам безопасный доступ. Поначалу мы оказали им политическую и дипломатическую поддержку, снабдили их транспортом, продовольствием, горючим, средствами связи - мы видели в них ключ к нашим экономическим интересам в Средней Азии».

Не удалось. Но история имеет свойство повторяться. В любом из сценариев формирования нового правительства Афганистана сценарии последующего развития будут содержать в себе в большем или меньшем числе элементы продолжения войны. Для окончательного решения вопроса необходима новая формула государственного устройства, которая учитывала бы интересы разных страт афганского общества.

Многие афганские эксперты видят формулу в виде федеративного устройства, хотя можно только представить себе, насколько трудно было бы ее утвердить через сопротивление пуштунского этноцентризма.

Тема федерализма не единожды возникает в афганском обществе. Когда-то Хафизулла Амин рассуждал о необходимости преобразования страны в союз наподобие СССР, разделив Афганистан на пуштунскую, белуджскую, таджикскую и другие республики. Вопрос создания таджикской автономии рассматривался советскими специалистами накануне вывода ограниченного контингента советских войск - нужно было обеспечить лояльность таджикских формирований Ахмад Шаха Масуда в районе перевала Саланг. Но от идеи быстро отказались: слишком дисперсно расселено то же таджикское население страны, и не только таджикское.

Стереотипное представление о пуштунском юге и непуштунском севере Афганистана ни в коей мере не соответствует реальности. В результате переселенческой политики кабульских эмиров начиная с конца XIX века по всему северу образовалось огромное количество пуштунских анклавов - от Герата до восточных границ Бадахшана. Эмиграция из советской Средней Азии в 1920-1930-е годы создала узбекские и туркменские анклавы, часто весьма далекие от мест более или менее компактного проживания. К примеру, даже далеко на юге в Гильменде живут узбеки - переселенцы из Ферганской долины.

Тем не менее федеративное устройство (только не по этническому, а скорее по региональному и, вероятно, экономическому критерию) могло бы стать приемлемой формулой для решения множества проблем, которые лежат в основе происходящего конфликта. Другой комплекс причин войны связан, безусловно, с вмешательствами извне, не случайно в афганском экспертном сообществе актуален вопрос о возвращении стране статуса нейтрального государства. Понятно, что нейтральный конституционный статус сам по себе вмешательствам не препятствие. Но налицо была бы по крайней мере правовая основа для работы. Федерализм или нет, а нужно понимать: любая жестко унитарная конструкция государственного устройства в афганских реалиях неизбежно породит местные сепаратизмы - в том же Панджшере, да и где угодно.

Ну а нынешние боевые действия вокруг Панджшера все более и более ослабляют позиции прагматиков, сводя их практически к нулю. И, соответственно, усиливают позиции радикалов. Так что пока что война без победителей продолжится.

Унесенные «Талибаном». Падут ли режимы Центральной Азии

Автор(ы):  Александр Князев
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~I1TXR


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com