Призрак Талибстана

Призрак Талибстана
12 Июля 2021

 

Генеральное наступление талибов, которое разворачивается в горячие июльские дни в Афганистане на фоне завершения эпохи 20-летнего присутствия в стране контингента США, вернуло многострадальную афганскую тему в топы мировых новостей.

По мере того как находящееся на подъеме и почувствовавшее запах победы движение «Талибан» захватывает новые уезды, контролируя уже 85% территории страны, включая границу с Таджикистаном, российские и мировые СМИ захлестнула лавина комментариев о том, что Афганистан вот-вот ждет очередная коренная ломка. Ее результатом станет завершение процесса ползучей талибанизации страны путем превращения нынешнего Афганистана в исламский эмират, который в XXI веке будет жить по законам шариата.

В Москве нередко приходится слышать, что налицо иллюстрация фиаско американского мегапроекта демократического переустройства Афганистана, родившегося осенью 2001 года после терактов 11 сентября.

«США не просто выводят свои войска из Афганистана - они выводят их, де-факто признав провал своей миссии», - заметил на днях глава МИД РФ Сергей Лавров.

В официальных российских заявлениях сквозит почти нескрываемое недоумение, если не раздражение, по поводу действий официальных афганских властей, которые проявили несговорчивость и нежелание договариваться с талибами, упустив момент, чтобы добиться национального примирения.

И теперь пожинают плоды недальновидной политики.

В общем, получается, что чуть ли не во всем виноваты США и президент Афганистана Ашраф Гани, который, между прочим, остается легитимным лидером, пришедшим к власти в ходе демократических выборов, и никуда уходить не собирается. Так же, как, например, никуда не собирался уходить, воюя с террористами, президент Башар Асад в Сирии.

В то время как движение «Талибан» на протяжении многих лет практически ни на один день не прекращало свою террористическую деятельность, убивая и взрывая, исключало для себя любую возможность участия в выборах и расценивало переговорный процесс, о котором столько говорили в Вашингтоне и Москве, исключительно как возможность вышвырнуть западную марионетку Гани. Рассматривало переговоры исключительно как путь к официальному оформлению капитуляции ненавистных ему афганских властей, но не как путь к национальному примирению.

На чем международные посредники предпочитают не акцентировать внимание.

И вот вокруг Афганистана складывается весьма пикантная ситуация, скажем так, некоего геополитического зазеркалья.

С одной стороны, решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года движение «Талибан» признано террористической организацией и его деятельность запрещена в России. С другой, статус «Талибана» в России нисколько не мешает делегации талибов приезжать сюда и вести переговоры в Москве.

В то время как диалог с законными афганскими властями, которые никакие не террористы, у Москвы явно не клеится.

Сергей Лавров абсолютно прав: проект создания демократического и устойчивого афганского государства на самом деле реализовать не удалось, а дипломатия оказалась бессильной перед афганской аномалией.

Но если быть уж предельно точным, то здесь ведь не только американский провал, но и международного сообщества в целом, в том числе России. Поэтому не надо так уж злорадствовать по поводу того, что американцам Афганистан оказался не по зубам и вот теперь они спешно пакуют чемоданы и уносят ноги.

В 2001 году режим талибов свергали не американцы в одиночку, а действовавшая по мандату Совбеза ООН международная коалиция во главе с США, частью которой, кстати, была и Россия (в отличие от Ирака, где мандата ООН не было, а была уже коалиция воли Вашингтона и его союзников).

К тому же на протяжении многих лет США и Россия так или иначе сотрудничали по Афганистану, что позволяло американцам и их союзникам иметь жизненно важный транзитный маршрут для переброски в страну живой силы и техники.

И, наконец, Россия поддержала мирные переговоры в Дохе, инициированные предыдущим президентом США Дональдом Трампом, и постоянно призывала талибов включиться в процесс национального примирения.

Однако особых успехов российской, не только американской, дипломатии на афганском дипломатическом треке что-то не наблюдается. Тот же результат, близкий к нулю. Все попытки задобрить талибов делали их более непримиримыми, жестокими и кровожадными. Очередной раунд переговоров или встреч, как правило, сопровождался всплеском насилия.

Поэтому возникает главный вопрос: грозит ли Афганистану повторение трагедии более чем 20-летней давности, когда свергнутый президент Демократической Республики Афганистан Мохаммад Наджибулла, укрывавшийся в представительстве ООН в Кабуле, в 1996-м был похищен талибами, подвергнут пыткам и публично казнен.

Об опасности повторения сценария президент Гани, кстати, предупреждал в январе 2019 года, когда ситуация выглядела не столь драматично, как теперь. «Мы полностью осведомлены об опыте времен доктора Наджиба. Мы все знаем, как его обманули. ООН дала ему гарантии обеспечения мира, но, к сожалению, дело закончилось трагедией», - заявил тогда Ашраф Гани, призвав «обеспечить мир, предотвратить возможную трагедию».

Вообще в ситуации вокруг Афганистана есть две новости - плохая и относительно хорошая. Плохая новость состоит в том, что Ашрафу Гани, судя по всему, придется уйти, и никаких рычагов предотвратить возвращения талибов во власть не существует. Ни один из внешних игроков не направит в Афганистан свой контингент, а справиться с талибами в одиночку Кабул не сможет.

Хорошая же (условно хорошая) новость состоит в том, что нынешний афганский режим, судя по всему, все же падет не сразу, не рухнет как карточный домик, а повоюет и сможет продержаться несколько месяцев.

Афганские силы безопасности не такие уже беспомощные и дадут талибам бой - и не один.

В общем, завтра-послезавтра Кабул точно не падет, у него есть время. И время нового переходного периода должно уйти на то, чтобы сделать будущий Талибстан минимально токсичным и опасным для соседей и всего внешнего мира.

Понятно, что режим талибов не может иметь какой-то авторитет в мире. Но если он хотя бы не будет создавать серьезные проблемы в зоне стратегических интересов России, не предоставит территорию Афганистана для нового проекта глобального джихада, то налицо само по себе меньшее из зол. Предотвратить приход к власти в Афганистане талибов, судя по всему, уже невозможно. Однако сделать их победу пирровой, создать после ухода американского контингента систему сдержек и противовесов, которая не допустит полноформатного исламистского реванша, повторения беспредела времен казненного на кабульской площади Наджибуллы и экспорта терроризма за рубеж, вполне реально.

Реально в силу сразу нескольких причин.

Во-первых, после прихода к власти перед талибами встанет уже совсем другая задача: как ее удержать, как сделать ее хотя бы относительно устойчивой в стране, раздираемой национальными и клановыми противоречиями.

Между тем помимо нынешних афганских властей против талибов, представляющих пуштунское большинство, решительно настроены влиятельные силы, представляющие так называемый Северный альянс, в который входят имеющие свои мини-армии представители афганских национальных меньшинств - таджики, узбеки. Да и сами пуштуны грызутся между собой.

Любопытно, что идея афганского государства конфедеративного толка впервые была высказана 20 лет назад. Смысл соответствующего сценария сводился к тому, чтобы не пытаться любой ценой поженить в коалиционном правительстве враждующих между собой политиков, не сшивать суровой ниткой расползающиеся разноцветные лоскутки этнической карты Афганистана, а позволить им отдалиться друг от друга на почтительное расстояние и тем самым смягчить или устранить существующие религиозно-политические и межэтнические трения.

Идея конфедерации вытекала из самой специфики афганского государства, различные части которого всегда существовали сами по себе. Так было задолго до появления талибов и Северного альянса. В пользу децентрализации говорит ряд факторов - не только этнических, религиозных, но и природных. Если посмотреть на физическую карту Афганистана, можно заметить, что она напоминает перевернутую тарелку: в центре - горная гряда, от которой в разные стороны расходятся ущелья. Каждая провинция - ущелья, и они изолированы друг от друга. Так что концепция децентрализации Афганистана, остававшаяся невостребованной многие годы, может стать актуальной: не исключено, что Афганистан во имя его спасения нужно будет не объединять, а разъединять.

Вторая причина, которая наверняка сделает талибов во власти более сговорчивыми, чем на данный момент, - отсутствие у них какой-либо серьезной внешней поддержки, включая исламский мир, главные центры которого на Ближнем и Среднем Востоке - Иран и Саудовская Аравия - предпочтут держаться от них подальше. Их единственный покровитель, Пакистан, сам находится далеко не в лучшей форме. Более того, после прихода к власти талибам придется отстаивать свое право на собственный, национально ориентированный исламистский проект у конкурентов из «Аль-Каиды», а также террористической группировки «Исламское государство» (запрещенных в РФ организаций), которая тоже не признает национальных границ.

Объективная реальность заставит талибов искать внешнюю поддержку, сделает их более сговорчивыми, а будущий Талибстан - не вызывающим симпатий, но не таким уже страшным, как кажется.

Автор(ы):  Сергей Строкань
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~2B9la


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com