Александр Дугин: Новые либералы считают человека преградой к цифровому будущему

Александр Дугин: Новые либералы считают человека преградой к цифровому будущему
28 Ноября 2021

Занятно наблюдать за современными русским западниками и либералами. Сам Запад и западный либерализм в последнее время настолько мутировали и видоизменились, что нуждаются в глубоком и основательном переосмыслении. Но российские западники следить за трансформациями не успевают и отстаивают западные либеральные ценности прошлого, вчерашнего или позавчерашнего дня, которые на Западе радикально переосмыслены и отброшены.

Давно было замечено, что русские эмигранты в США и Израиле, бывшие в России образцом прогрессизма и авангардом западничества, оказавшись на вожделенной территории, довольно быстро превращаются в консерваторов. Русские в Израиле составляют костяк самых радикальных и ультраправых сионистов. Показательны случаи диссидента Владимира Буковского, ставшего в Англии едва ли не монархистом (правда, британским, фанатом королевы Елизаветы II), или ультралиберального Андрея Иларионова, доставшегося Владимиру Путину в качестве советника от ельцинской системы, ставшего постепенно его яростным оппонентом, а после эмиграции в США оказавшегося в первых рядах сторонников Дональда Трампа.

Может быть, благодаря той дистанции, которая свойственна для нас, последовательных русских консерваторов и славянофилов, вообще отвергающих любой либерализм - и старый, и новый, равно как и любое западничество, и прогрессивное, и консервативное, нам мутации в либеральной идеологии видны более контрастно.

Но в любом случае подчас складывается гротескная ситуация, когда либералы в России, существенно отстав от постоянно меняющихся западных стандартов, защищают устаревшую оболочку либерализма, которая на самом Западе уже признается неполиткорректной.

Выделим некоторые принципиальные различия между старым и новым либерализмом, облегчая задачу и самим российским либералам, и российскому обществу, поскольку если наши либералы начнут говорить на продвинутом языке либералов западных, наиболее прогрессивных и авангардных, то их скорее всего просто линчуют (туда им, впрочем, и дорога).

Итак, начнем с главного, с определения демократии.

Во-первых, либерализм как таковой - и старый, и новый - признает не любую демократию, а только либеральную. Все остальное заведомо считается им фашизмом или коммунизмом. Но если старый либерализм под демократией понимал все же власть большинства, по умолчанию состоящего из буржуазии (крупной, средней и мелкой), то новый либерализм сам тезис о демократии как власти большинства считает фашистским, потому что большинство, каким бы оно ни было, даже либеральным, способно в какой-то момент выбрать диктатора, который вообще упразднит демократию (и далее следует аргумент Reductio ad Hitlerum - шах и мат любому оппоненту).

Поэтому, как мы выяснили в ходе одной полемики на канадском ТВ с Фрэнсисом Фукуямой, определением демократии является власть меньшинств, причем самых разнообразных - гендерных, этнических, социальных, ментальных и т.д. Но так как большинство заведомо подозрительно, то именно против него и направлена власть меньшинств. У современных процессов есть долгий предшествующий исторический опыт. Правда, только в наше время меньшинства объединили свои усилия, придав им узаконенную на Западе агрессивность.

То есть современный новый либерализм полностью отвергает риторику большинства, народа, общества и говорит о правах ЛБГТ+, мигрантов, ущемленных рас (критическая расовая теория, представляющая собой подчас обратный расизм), а также об экологии и необходимости предоставлять нечеловеческим существам право участия в принятии политических решений.

Представим себе российских так называемых системных либералов, начинающих заседание правительства с гимна трансгендерам, минуты молчания в память святого Джорджа Флойда и обсуждений того, какими новыми методами ограничить политическую свободу большинства. По сути, что-то подобное среди них и гуляет, но весьма прикровенно.

Напрямую взывать к новым стандартам демократии - то есть открыто призывать к власти меньшинств против большинства - не отваживается даже самая радикальная оппозиция. Ее представителей и так-то по пальцам пересчитать, но стоит кому-то из них просто воспроизвести дюжину предвыборных лозунгов Джозефа Байдена или Камалы Харрис, и пальцев не останется. В России не все так плохо даже с умственным состоянием оппозиции. Именно поэтому выходцы из нее и становятся в эмиграции правыми (под подозрение в правизне на Западе в какой-то момент попал даже берлинский пациент Алексей Навальный). А некоторые - например, многие ведущие «Эха Москвы», - не дожидаясь репатриации, умудряются сочетать поддержку крайне правых в Израиле с сохранением статуса либерала в России. На самом деле - логично. Но для старых либералов. А вот для новых - совсем нет.

Следующий пункт - гуманизм, тоже тезис старых либералов. Он больше не работает. Новый либерализм считает самого человека… Вот кем вы думаете? Явно не угадали. Он считает его фашистом. Разум - фюрер, органы тела - послушные конформисты и коллаборационисты, тайные бессознательные желания - репрессируемые слои, меньшинства, диссиденты. Уже у Томаса Гоббса, основателя западной политологии, мы видим уверенность в том, что человек есть просто социальный хищник. Старый либерализм соглашался с Гоббсом, новый - нет. Если человек таков, то от него надо избавиться. Защита человека устарела. Надо совершить бросок к постгуманизму.

А поэтому должна произойти передача инициативы на планете:

- искусственному интеллекту: он будет решать все более справедливо и беспристрастно, а главное - стремительно и с опорой на колоссальные объемы информации;

- роботам, которые не могут утаивать налогов, потому что у них нет программы наживы любой ценой;

- нейросетям, которые найдут оптимальное решения любой проблемы, не будучи отягощенными человеческими предрассудками;

- киборгам и химерам, сплаву людей и машин, что многократно улучшит человеческие способности;

- и, наконец, тем из людей, которые способны органично встроиться в дивный новый мир (остальные вымрут сами собой или не сами собой).

Новые либералы - преимущественно постгуманисты и считают себя именно теми, кто встроится. И даже построит ту реальность, в которую придется встраиваться. Человек исчерпал свои возможности. Он только преграда на пути цифрового будущего.

Нечто гротескное происходит с главной ценностью либерализма - свободой. Территория личной свободы стремительно сокращается. Под предлогом борьбы с международным терроризмом, агентами Путина и китайскими похитителями новых технологий, а также для обеспечения антиковидных мер, включая пресловутые куракоды, и выявления тех, кто их не признает или нарушает, система глобального слежения стала на Западе нормой.

И новые либералы не только не возмущаются, именно они навязывают новую систему. «Сокращение свобод и ограничение прав есть кратчайший путь к всеобщей свободе и соблюдению прав человека». Звучит несколько противоречиво, но новый либерализм не боится противоречий. Ведь закон исключенного третьего придумал Аристотель, а он поддерживал институт рабства. Теорема доказана. Свободу Алексею Навальному - и в Гуантанамо всех, кто не согласен.

Далее - образование. Традиционное образование учит людей… вы сами можете продолжить - да, именно, ему самому - фашизму. Науки ориентированы (с эпохи Фрэнсиса Бэкона) на покорение природы. Вот вам и фашизм! Тогда как современное экологическое сознание требует, напротив, защищать природу от человека. Экообразование призвано изменить сложившееся положение дел. Классическое образование, даже либеральное, рассказывало о военачальниках, вождях, государствах, открытиях и общественных деятелях. Но в основном ведь речь идет об истории насилия, колонизации, подавления меньшинств, токсического патриархата и… Ну и дальше сами вставляйте любимое ругательное слово либералов - F-word.

Значит, всю историю надо переписать с точки зрения жертв, меньшинств, инфузорий, водорослей, извращенцев и т.д.

Любое обобщение в образовании неуместно, поэтому речь идет только о трансляции наборов технических компетенций (скиллов), а также о настойчивой и эффективной прививке против… (подставляем сами F-word). Долой старое образование, даешь новую парадигму.

Что касается культуры и искусства, то они тоже должны удовлетворять новым идеологическим требованиям. И культурная сторона вопроса известна больше всего. Про квоты на цветных, гомосексуалистов, мигрантов и инвалидов в кинематографе или о запрете Данте, Баха и Бетховена высказались с ерничеством или ужасом в России почти все. Но здесь только вершина айсберга, так как все основное находится в идеологических корнях нового либерализма. И происходящее - тотально. Более того, тоталитарно. У Джорджа Оруэлла в знаменитой книге «1984» есть жуткий эпизод про пытки с крысами, вцепляющимися в лицо жертвы. Каждый человек больше всего боится чего-то особенного - самого страшного, что, собственно говоря, с ним рано или поздно случается. Новые либералы больше всего боятся F-word и от ужаса строят предельно бесчеловечное, тоталитарное, не чурающееся организованного геноцида, переписывающее историю, вводящее жесточайшую цензуру глобальное общество.

Автор(ы):  Александр Дугин, философ-евразиец
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~z8Ho2


Люди, раскачивайте лодку!!!




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com