Война по международным контрактам. Как импорт вооружений разрушил оборонную промышленность Украины

Война по международным контрактам. Как импорт вооружений разрушил оборонную промышленность Украины
31 Октября 2021

Ни иностранная военная помощь, ни прямые закупки вооружений не дают Украине ничего - кроме новых связанных кредитов. Точно так же и американская военная помощь - не сигнал для России, а череда кабальных сделок для Украины, укрепляющих ее зависимость от США и крайне мало способствующих усилению ВСУ.

Майдан-2014 внес существенные коррективы в украинскую оружейную торговлю. Начиная с 1990 года, когда было создано первое госпредприятие-спецэкспортер «Специализированная внешнеторговая фирма «Прогресс», впоследствии ставшее дочкой государственной компании «Укрспецэкспорт», она была практически полностью ориентирована на экспорт вооружения, военной техники и оказание специальных услуг.

Резко выросший бюджет для обеспечения потребностей ВСУ и других силовых и добровольческих структур Украины немедленно повысил экономическую привлекательность и упростил процедуры того, что ранее не представляло особого интереса: импорт вооружения, техники двойного и военного назначения и сопутствующих услуг. Логическим завершением тенденции нарастания импорта стало лоббирование выходцем из «Прогресса», заместителем министра обороны Украины по вооружению Александром Миронюком нормативно-правовой базы реализации прямых международных соглашений по закупке и поставке по импорту вооружения и военной техники, а также комплектующих к ним, которые не производятся на Украине. Соответствующее решение правительства вступило в силу в 2021 году, но военные начали заключать внешнеторговые контракты, не дожидаясь юридической формализации, что повлекло многочисленные скандалы и обвинения в коррупции.

Решением Совета национальной безопасности Украины от 27 августа 2014-го «О мерах по совершенствованию государственной военно-технической политики», введенным в действие указом президента Петра Порошенко, экспорт и импорт товаров военного и двойного назначения в Россию был запрещен. Поэтому крайне актуальными стали задачи импортозамещения российской продукции, доля которой в некоторых изделиях превышала 50%. На те же цели были направлены немалые бюджетные средства и заказаны опытно-конструкторские разработки, которые, согласно официальным сообщениям, в кратчайшие сроки разрешили имевшиеся проблемы. Между тем нельзя не заметить, что практически все госконтракты не были бы выполнены без поставок российских запчастей и комплектующих. Несмотря на введенные запреты, они поставлялись на Украину как напрямую, так и через цепочку посредников.

Разумеется, импорт, реальные объемы которого были вполне сопоставимы с экспортом, тоже существовал. Но он состоял главным образом из материалов, комплектующих, сборочных единиц и комплектующих изделий для производства и финальной сборки законченных образцов, готовых изделий и ремонтных комплектов вооружения и военной техники, которые затем шли на экспорт. Основными партнерами благодаря кооперации и разделению труда, унаследованным от СССР, были предприятия стран СНГ, в первую очередь России. С целью максимального упрощения, наибольшего благоприятствования и экономии средств при внешнеторговых операциях между Украиной и Россией кабинет министров Украины выпускал постановления с перечнем юридических лиц, номенклатуры и объемов, необходимых при производственной кооперации.

Гораздо сложнее, а потому и реже, проводились импортные операции с западными странами. В основном они касались электронно-компонентной базы, аппаратуры и техники двойного назначения, станочного парка, полуфабрикатов. Но имели место и незначительные по объемам закупки израильских беспилотников Bird Eye 400, американских шлюпок с надувными бортами Willard SF-540, Willard SF-730 и т.д.

Готовые образцы, например, стрелкового вооружения и спецтехники, закупались в крайне ограниченных количествах и были скорее исключением - как из-за стоимостных показателей, так и из-за ограничений от западных партнеров. Скажем, выполнение крупных экспортных контрактов «Укрспецэкспорта» на поставку более 200 БТР-3 столкнулось с серьезными трудностями из-за введенного властями Германии запрета на продажу Украине двигателей Deutz, устанавливаемых на БТР-3 для Таиланда.

Другим примером крупного импорта Украиной готовых образцов западного вооружения производства фирм Италии, Швейцарии, Франции, Германии, США, Дании и Нидерландов стало строительство корветов проекта 58250. На них предусматривалась установка противокорабельных ракет Exocet MM40 Block3, артиллерийских установок ОТО Melara 76/62 Super Rapid и GDM-008 Millenium, зенитно-ракетных комплексов Aster 15 и торпед В515 Eurotorp, за которые были перечислены десятки миллионов долларов. Но в январе 2017 года начальник генерального штаба - главнокомандующий ВСУ генерал армии Виктор Муженко заявил, что из-за отсутствия политических решений стран-поставщиков на продажу Украине летального вооружения договоренности по импорту ракет, ЗРК и артиллерийских установок для корвета были нарушены и уже не действуют.

Формальным препятствием для завоза военной техники стали недостатки законодательной базы. Например, планировавшийся Минобороны Украины в 2020 году контракт по импорту пяти неназванных систем ПВО на сумму 326,11 млн гривен (около 12 млн долларов) не был подписан в связи с тем, что межправительственное соглашение, на основании которого он мог быть заключен, находилось в стадии согласования.

Цена вопроса

На спецэкспортеров пришлось 10% от общего объема выполнения гособоронзаказа Украины в 2020 году, что составляет более 2,7 млрд гривен (около 100 млн долларов). Вместе с тем масштаб импорта товаров военного и двойного назначения существенно больше за счет иностранных комплектующих, электронной компонентной базы, готовых изделий и сборочных единиц, используемых при производстве и разработке предприятиями ВПК Украины. Значительные объемы импорта боеприпасов производятся частными компаниями, специализирующимися на спортивном и охотничьем стрелковом оружии. В их номенклатуру входят патроны калибров 9х18, 9х19, 7,62х54 мм и практически все калибры стандарта НАТО. Через цепочку посредников импортируются выстрелы и комплектующие для их сборки калибра 40-мм ВОГ-25П для гранатомета ГП-25/ГП-30 (40-мм выстрел RLV-HEFJ), 30-мм ВОГ-17 для автоматического станкового гранатомета АГС-17 и минометных мин калибра 60, 81/ 82 и 120 мм.

Если же учесть не только волонтерскую помощь, но и вполне официальную иностранную от США и НАТО, то величина импортной составляющей украинского рынка вооружений оценивается в 40-50%. По информации министра обороны США Ллойда Остина, оглашенной на встрече с президентом Украины Владимиром Зеленским, за семь лет конфликта в Донбассе в рамках реализации программы правительства США «Международные военные продажи» (Foreign Military Sales) Украине была оказана военная помощь на сумму более 2,5 млрд долларов, что эквивалентно двух-трехлетним расходам бюджета Украины на гособоронзаказ. А ведь были и продолжаются поставки через Агентство НАТО по поддержке и снабжению (NATO Support and Procurement Agency), безвозмездная передача устаревших советских вооружений и боеприпасов из Балтии, не афишируемые поставки украинской диаспоры и властей Канады и другое.

Впрочем, ожидаемого роста количества, а тем более качества вооружения в войсках не произошло. Зато благодаря небескорыстной инициативе как государственных, так и частных предприятий, а также мало обоснованному импорту значительно увеличилась номенклатура эксплуатируемой техники, усугубившая и без того непростое обеспечение операции в Донбассе. Резко выросший перечень эксплуатируемых образцов вооружения привел к росту масштаба проблем материально-технического и тылового обеспечения украинской армии. Не меньшие сложности возникают при подготовке и переучивании личного состава на все более разношерстный парк боевой техники ВСУ.

В «Укроборонпроме» констатировали снижение доли предприятий госконцерна в выполнении возрастающего из года в год гособоронзаказа. В 2015-м на компании с частным капиталом приходилось 23% от всех объемов, а в конце 2020-го показатель вырос более чем вдвое - до 54%. Но украинский частный бизнес чаще ориентирован на импорт готовых, а не на производство собственных изделий, чему способствовала упрощенная в 2014 году процедура принятия на вооружение и снабжение ВСУ иностранных образцов. Упрощение давало преимущества в конкурентной борьбе с отечественными аналогами, испытываемыми и принимаемыми по полной программе.

Непрерывный рост зависимости от иностранных поставок

Ни иностранная военная помощь, ни прямые закупки не дают ничего - кроме новых связанных кредитов. Точно так же и американская помощь - не сигнал для России, как выразился глава украинского МИДа Дмитрий Кулеба, а череда кабальных сделок для Украины, укрепляющих ее зависимость от США и крайне мало способствующих усилению украинской армии. Достаточно сравнить цены и боевые возможности американских ПТУР и украинских «Скиф», «Корсар» и «Стугна», дальность поражения которых в два-три раза больше, а цена на порядок меньше. К тому же применение Javelin ограничено рядом условий. Их держат на тыловых складах вдали от зоны Операции объединенных сил, а на передовую по-прежнему в основном идет советское вооружение.

Сухопутные войска ВСУ практически завершили переход на цифровую кодированную высокозащищенную радиосвязь и полностью отказались от снайперских винтовок Драгунова, заменив их на современные западные образцы повышенного могущества. Однако, несмотря на кажущийся прогресс, позволивший приблизиться к реализации мировых стандартов автоматизированных систем боевого управления и отказаться от порядком изношенного наследия СССР, полученная армией новейшая техника увеличила ее зависимость от иностранных поставщиков. Например, технологические и программные компоненты радиостанций турецкого и американского производства (а они отчаянно сражаются за украинский рынок объемом в несколько сотен миллионов долларов) контролируются из-за рубежа и в любой момент могут продемонстрировать неприятные для пользователей особенности дистанционного управления и блокировки.

Эксплуатационная технологичность импортных американских снайперских винтовок Barret и швейцарских Brügger & Thomet оказалась несравнима с СВД, а износ матчасти наступал гораздо быстрее. Дефицит нестандартных патронов калибров НАТО стал даже более острым, чем советских, которые можно было заменить пулеметными аналогичного калибра. В отличие от американских винтовок, у которых рационализация приводила к разрыву стволов, у СВД просто несколько ухудшались точностные характеристики.

Импорт в 2018-2020 годах турецких ударных беспилотных авиакомплексов Bayraktar ТВ2, на закупку которых ушло более 2 млрд гривен, или 74 млн долларов, обесценил как аналогичную разработку госпредприятия «Антонов», изготовленный в 2016-м оперативно-тактический беспилотник АН-БК-1 «Горлица», так и более поздний проект ГосККБ «Луч» - ударный БЛА оперативно-тактического уровня «Сокол-300».

Польские и американские тактические мини-БЛА поля боя Fly Eye и RQ-11B Raven, а также тактические французские микро-БЛА Spy Arrow, принятые без испытаний, серьезно потеснили на внутреннем рынке многочисленные аналогичные украинские разработки. Тот же эффект дал импорт польских парашютов Dedal, фактического аналога советских Д-1, Д-5У и Д-6, наряду с американскими десантными системами производства компании Airborne Systems и французскими Safran Aerosystems и Zodiac Аerospace.

Экономическая нецелесообразность

Засилье импорта привело (и приведет снова) к череде банкротств, утрат компетенций и потере научного и производственного потенциала предприятий ВПК Украины.

Импорт катеров и корветов стал одним из существенных, хотя и не единственным, фактором банкротства ПАО «Кузня на Рыбальском» (бывшая «Ленинская кузница»), ПАО «Черноморский судостроительный завод» и ГП «Николаевский судостроительный завод» (бывший Судостроительный завод имени 61 коммунара). 14 декабря 2020 года был подписан контракт на строительство корветов, в котором определено, что головной корвет типа Ada построят в Турции, а три корабля - на украинском предприятии. 21 декабря ПАО «Завод «Океана» (Николаев) сообщило о подписании меморандума с Государственным оборонным концерном Турции о совместной деятельности по реализации проекта строительства серии кораблей класса корвет по формуле 50:50. Готовность к испытаниям ожидается к 2023-м. Аналогичные документы разной степени проработанности подписаны с США, Францией и Великобританией. В итоге силовые структуры Украины заказали 52 корабля у турецких, американских, британских и французских кораблестроителей. Среди них - пять корветов и 39 патрульных катеров. Оборонный заказ обойдется украинским налогоплательщикам более чем в 4 млрд долларов. Но только ежегодные эксплуатационные расходы на содержание четырех турецких корветов в четыре раза больше текущего бюджета ВМС Украины.

Другим неприятным фактом оказался отказ британской компании Rolls-Royce продавать Киеву комплектующие для десантно-штурмовых катеров «Кентавр» проекта 58181 украинских ВМС из-за отсутствия разрешения на поставку товаров двойного назначения. В результате два уже построенных катера не принимают на Украине на вооружение в течение двух последних лет, а всего у причальной стенки стоят пять кораблей.

Импортный контракт МВД Украины на поставку 55 вертолетов Airbus Helicopter на сумму 555 млн евро отобрал колоссальные средства как у вертолетной программы ПАО «Мотор Сич», так и у ремонтников ГП «Авиакон». Импорт американских и французских систем обнаружения позиций стрельбы артиллерии практически исключил заказ аналогичных и даже превосходящих по характеристикам принятых на вооружение радиолокационных комплексов разведки, целеуказания и корректировки стрельбы для артиллерии 1Л220-У «Зоопарк-2» и звукометрических систем АЗК-7 «Положение-2» разработки и производства КП НПК «Искра» (Запорожье) и КП СКБ «Молния» (Одесса).

Импорт условно польских боевых бронированных машин Oncilla существенно замедлил разработку и производство их украинского предшественника ТКБМ «Дозор-Б», сведя на нет длившиеся более 15 лет работы бронетанкового кластера «Укроборонпрома». Разработанный Харьковским КБ по машиностроению имени А.А. Морозова в 2006 году и осваиваемый производством самого разработчика, Киевским и Львовским бронетанковыми заводами, в результате многочисленных скандалов и судов спустя десять лет «Дозор-Б» был выпущен опытной партией в десять машин. Тем не менее в 2019 году Минобороны Украины заключило с НПК «ВК «Система» и польской компанией Mista SP. Z O.O. контракт на закупку 25 боевых бронированных машин Oncilla 4Х4 L2014-UD. Документацию на их производство польская компания, корни которой связаны с бывшим начальником украинского Центрального бронетанкового управления Владимиром Медведем, вполне официально в 2013 году получила через Lасеnaire Ltd (Кипр). Постепенно нарастает количество импортированной техники как советских (БМП-1, МТЛБ, 2С1 и прочих), так и иностранных образцов (Saxon, HMMWV и т.д.), фактически добивая производственные и конструкторские мощности Украины.

Переход на импортируемые марки стали привел к коррупционным скандалам и пятилетнему срыву выполнения гособоронзаказа на поставку бронетранспортеров БТР-4Е, а импорт двигателей из Германии и Китая поставил производство и ремонт автобронетехники украинской армии в полную зависимость от поставок готовых изделий и запчастей из стран, с которыми Украина сумела создать экономические конфликты.

Импорт боеприпасов всех калибров, включая номенклатуру НАТО и бывшего СССР, пресек строительство снарядных и патронных заводов. Даже широко разрекламированная и профинансированная ракетная программа, завязанная на достижения ГосККБ «Луч», оказалась зависима от импорта шашек твердого топлива для маршевых двигателей ПТУР и взрывчатых веществ для их боевых частей, элементов реактивной брони для защиты танков и порохов для специальных изделий.

Отстранение от гособоронзаказа и банкротство ПАО «АвтоКрАЗ» были вызваны массовыми закупками автотехники производства ОАО «Минский автомобильный завод» под маркой ПАО «Автомобильная компания «Богдан-Моторс», а проигрыш на выборах стоявшего за ней президента Украины Петра Порошенко и конфликт с Белоруссией обанкротил уже «Богдан-Моторс». Кроме того, нетрудно усмотреть прямую связь проблем «АвтоКрАЗа» и «Богдан-Моторса» с постоянными передачами американских тактических автомобилей HMMWV, число которых у украинских силовиков превысило 400 штук.

Разговоры об участии украинских авиапредприятий, включая ГП «Антонов», в производстве иностранной авиационной техники длятся 20 лет. Но, как правило, они оборачивались потерей технологий, рынков сбыта и специалистов. Доля иностранных самолетов и вертолетов внутри Украины уже превысила 90%. А в начале сентября пресс-служба госконцерна «Укроборонпром» сообщила о заключении во время визита делегации Украины во главе с президентом Зеленским в США нескольких соглашений о совместных проектах с корпорацией Lockheed Martin стоимостью 2,5 млрд долларов.

Ошибочное целеполагание

Согласно не слишком оригинальной концепции украинских сторонников чудо-оружия, импортное вооружение (ПТРК Javelin, ЗРК Patriot, истребители F-16/18, Rafale, Grippen и прочее) не только вернет Донбасс с Крымом, но и защитит Европу от русской агрессии. Но любые объемы, номенклатура и могущество импортируемых техники и вооружения никак не смогут повлиять на исход реальной, а не виртуальной украино-российской войны, раздуваемой ангажированными СМИ и недобросовестными политиканами.

Горячее лето 2014-го с полномасштабным применением украинской армией в Донбассе всех видов вооружения благодаря минским соглашениям было направлено в русло вялотекущего конфликта малой интенсивности, длящегося уже восьмой год и приносящего больше небоевых потерь у военных и сопутствующих у гражданского населения. Что произойдет, если Вооруженные силы России вмешаются в конфликт даже в ограниченном масштабе, объективные наблюдатели смогли убедиться в период проведения контртеррористической операции в Сирии, когда боевики запрещенного в РФ «Исламского государства» и поддерживаемые извне наемники, получавшие вооружение чуть ли не со всего мира, были разгромлены, а большая часть захваченной ими территории вернулась под контроль законного сирийского правительства.

Автор(ы):  Наталья Печорина, Андрей Фролов, «Россия в глобальной политике»
Короткая ссылка на новость: https://4pera.com/~loo0a


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com