В поисках базы. Вернутся ли американские военные в Центральную Азию

В поисках базы. Вернутся ли американские военные в Центральную Азию
27 Мая 2021

К 20-й годовщине терактов 11 сентября, то есть к 11 сентября 2021 года, американские войска должны окончательно уйти из Афганистана. Так пообещал президент США Джозеф Байден. Но Вашингтон не хочет полностью терять контроль над происходящим в регионе и, по данным СМИ, планирует перевести часть военного контингента в соседние страны. Самым удобным вариантом американское командование считает Центральную Азию.

Исторически соответствующий вариант выглядит довольно естественно - американские военные базировались в регионе с 2001-го по 2014 год. Однако с тех пор многое изменилось. И прежде всего резко ухудшились отношения США с двумя главными внешними партнерами Центральной Азии - Россией и Китаем, которые явно будут не рады американскому возвращению в регион.

Так что Вашингтону предстоит доказать центральноазиатским государствам, что сотрудничество с ним сможет компенсировать неизбежное раздражение двух влиятельных соседей. Но сделать так будет непросто, потому что за последнее десятилетие в Центральной Азии окончательно разуверились, что США готовы стать в регионе противовесом России и Китаю.

В поисках союзников

Прошли те времена, когда молодые, недавно получившие независимость страны Центральной Азии высоко ценили любое американское внимание, а США активно занимались продвижением там принципов демократии и рыночной экономики. Сейчас одним из немногих вопросов, по которому Вашингтон продолжает сотрудничать с центральноазиатскими государствами, остается Афганистан.

Американские войска должны покинуть территорию Афганистана уже в ближайшие месяцы, но Вашингтон намерен и дальше поддерживать афганское правительство в борьбе с талибами. А его планы вряд ли возможно реализовать без появления военных баз США в соседних странах.

Афганистан граничит с шестью государствами - Ираном, Пакистаном, Китаем, Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменией. Но ни в одном из них нет американских баз, да и вообще ни одну из стран не назовешь близким союзником США.

Иран и Китай отпадают сразу. Пакистан теперь слишком зависит от Китая, чтобы решиться на соответствующий шаг. Туркмения вряд ли собирается отказываться от своего изоляционистского курса. Казахстан не подходит не только из-за его удаленности от Афганистана, но и из-за тесных связей с Россией.

Вариантов остается не так много: Таджикистан и Узбекистан. Утечки в американских СМИ подтверждают, что именно их Пентагон рассматривает как потенциальных кандидатов на размещение новых баз. Сюда же можно добавить Киргизию, которая не упоминалась в американских публикациях, но расположена достаточно близко к афганским границам, чтобы считаться потенциальным кандидатом.

В трех вариантах нет ничего невозможного - в недавнем прошлом у США уже были базы в регионе. Но сейчас многое будет зависеть от двух факторов. Во-первых, от масштабов потенциального военного присутствия американцев. А, во-вторых, от того, насколько оно будет выгодно принимающим странам с финансовой и политической точки зрения. Точнее, от того, перевесит ли выгода неизбежные потери, которые понесут страны из-за недовольства Москвы и Пекина.

Таджикистан

Казалось бы, трудно представить себе американских военных в Таджикистане, который входит в Организацию договора о коллективной безопасности и имеет на своей территории российскую военную базу. Однако ее наличие не помешало президенту Эмомали Рахмону разрешить Китаю построить на границе с Афганистаном погранпост, а Индии (по слухам) - занять авиабазу Фархор.

Другой вопрос, что экономика Таджикистана не может существовать без денежных переводов мигрантов из России (22% ВВП в 2020 году, обычно более 30%) и китайских кредитов (52% всех внешних займов, более 20% ВВП). К тому же из всех стран Центральной Азии у Таджикистана самые холодные отношения со Штатами: Рахмон - единственный из лидеров региона, кто никогда не был в США с официальным визитом.

Некоторый опыт военного сотрудничества с американцами у Таджикистана есть. После терактов 11 сентября самолетам ВВС США было разрешено заправляться на аэродроме Айни под Душанбе, хотя американцы не размещали в стране постоянный контингент. Сегодня таджикские спецслужбисты проходят обучение в Штатах, а пограничники учатся в центрах, построенных на американские средства.

Весной 2021 года Вашингтон взял курс на сближение с Душанбе по афганскому урегулированию. В марте впервые прошла трехсторонняя онлайн-встреча представителей МИДов Таджикистана, Афганистана и США. Затем госсекретарь Энтони Блинкен провел юбилейную пятую встречу (в 2021 году - онлайн) со своими коллегами из Центральной Азии в формате C5+1, где особое внимание уделил ситуации в Афганистане. А в начале мая в Таджикистане был спецпредставитель США по примирению в Афганистане Залмай Халилзад.

В Москве интерес американцев к Таджикистану заметили. С тех пор как по периметру российских границ - от Белоруссии до Киргизии - то там, то тут вспыхивают кризисы, а в Белый дом пришла более глобалистская команда Байдена, Москва внимательнее относится к западному присутствию на постсоветском пространстве.

В конце апреля Владимир Путин созвонился с Эмомали Рахмоном и поговорил об укреплении российско-таджикистанских отношений. Далее состоялось три мероприятия по линии ОДКБ в Душанбе: на одном министр обороны Сергей Шойгу договорился создать объединенную региональную систему ПВО России и Таджикистана; на другом - комитет секретарей совбезов ОДКБ принял проект программы по укреплению участков таджикско-афганской границы; на третьем - глава российского МИДа Сергей Лавров пообещал поскорее восстановить регулярное авиасообщение между Москвой и Душанбе.

Когда в конце апреля на границе Таджикистана и Киргизии произошел масштабный вооруженный конфликт, Москва не стала спешить давить ни на одну из сторон. Сейчас она поддерживает тесные контакты с лидерами обоих государств, но, судя по всему, намерена использовать случившееся, чтобы укрепить лояльность Душанбе. Политика Москвы была видна, например, по тому, что Рахмон оказался единственным иностранным лидером, кого пригласили 9 мая на парад в Москву.

Да и вообще Путин и Рахмон знакомы не первое десятилетие. Конечно, их отношения не всегда были радужными, но сейчас, когда в Таджикистане готовятся к транзиту власти от отца к сыну, экономика находится в кризисе после пандемии, а будущее Афганистана после ухода США вызывает беспокойство, режим остро нуждается в российской поддержке.

Киргизия

Как и Таджикистан, Киргизия сильно зависит от Китая и России. Крупный бизнес в стране связан с КНР, а некоторые политики используют отношения с Китаем в своих корпоративных интересах. Переводы мигрантов из России составляют около трети ВВП, а долг перед Китаем превышает четверть ВВП. Киргизия также входит в ОДКБ и имеет на своей территории российскую военную базу. Вдобавок страна состоит в Евразийском экономическом союзе.

Киргизия долгое время считалась главным союзником Штатов в регионе и оазисом демократии в Центральной Азии. Американская база продержалась там дольше всего - с 2001-го по 2014 год.

Москва много лет добивалась закрытия базы, но Вашингтону удавалось сохранять свое присутствие, несмотря на революции и смены власти. Лишь в 2013 году президент Алмазбек Атамбаев денонсировал соглашение с США об аренде аэропорта Манас.

С тех пор отношения Киргизии с США развиваются не лучшим образом. В 2015 году Атамбаев разорвал межправительственное соглашение о сотрудничестве с США после того, как Вашингтон наградил киргизского правозащитника Азимжана Аскарова премией защитника прав человека (в 2020-м Аскаров умер в тюрьме). Международная финансовая помощь Киргизии значительно сократилась. При Дональде Трампе гражданам Киргизии ограничили въезд в США, но ограничения были сняты сразу после избрания Джозефа Байдена.

Выстраивать долгосрочные отношения с Киргизией для США довольно сложно. Разрозненность политических элит и их постоянная внутренняя борьба приводят к непредвиденным последствиям и даже государственным переворотам. Размещая базу в стране, Вашингтон хочет быть уверен в безопасности своих военных, а в нынешней нестабильной Киргизии ее гарантировать сложно.

Узбекистан

По сравнению с соседями Узбекистан - как страна более закрытая и населенная - намного меньше зависит от России и Китая. Он сейчас не входит в ОДКБ (Ташкент выходил оттуда дважды) и не имеет на своей территории иностранных военных баз. С приходом к власти Шавката Мирзиёева отношения с Россией заметно потеплели, но скорее в рамках общего курса на большую открытость и налаживание внешних связей на самых разных направлениях.

В Узбекистане тоже уже была военная база американцев. В 2001 году президент Ислам Каримов передал американцам в аренду аэродром Карши-Ханабад. Но уже в мае 2005-го узбекские власти потребовали вывести американские войска из-за того, что Вашингтон резко осудил подавление протестов в Андижане, унесшее сотни жизней. Кроме того, с 2013-го по 2016 год в Ташкенте располагался офис связи НАТО в Центральной Азии.

С 2016 года, при президенте Мирзиёеве военные связи Узбекистана с США опять активизировались. В 2018-м он побывал в Вашингтоне, где подписал первый в истории отношений план сотрудничества с США в военной сфере. С тех пор количество совместных узбекско-американских военных учений увеличилось, а узбекские офицеры получили возможность проходить курсы повышения квалификации в США и странах НАТО.

США также поощряют активную позицию Узбекистана по Афганистану - тема, используя которую Ташкент претендует на лидерство в регионе. В мае 2020 года Вашингтон вместе с Ташкентом и Кабулом провели первый трехсторонний диалог, а в апреле 2021-го госсекретарь Энтони Блинкен поблагодарил своего узбекского коллегу Камилова за помощь в экономической интеграции Афганистана с Центральной Азией.

Узбекистан также инициировал новый формат в афганском урегулировании. В 2018 году в Ташкенте состоялась конференция «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», в которой поучаствовали представители более 20 стран и организаций. В июле 2021-го Узбекистан готовится повторить подобный формат под другим названием: «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности».

Однако в вопросе размещения американских военных Узбекистан неизбежно столкнется с противодействием Москвы и Пекина. И он вряд ли готов платить соответствующую цену. Москва уже активно критикует многие инициативы Ташкента, считая, что они навязаны Штатами. Например, Сергей Лавров говорил: «Многочисленные инициативы вокруг афганского урегулирования, вокруг Индо-Тихоокеанского региона предполагают переориентацию Центральной Азии с нынешнего направления на Юг - помогать восстанавливать Афганистан и одновременно ослаблять связи с Российской Федерацией».

Более того, узбекское общество тоже будет не в восторге от любого иностранного военного присутствия. Слухи о возможном появлении в стране российской базы, вызванные визитом российского министра обороны Сергея Шойгу, привели к настолько большому общественному негодованию, что узбекским властям пришлось выступать с официальным опровержением. Но с американской базой будет сложнее - по опросам, политика США в регионе в узбекском обществе менее популярна, чем российская и китайская.

Из-за либерализации общественной жизни в последние годы Ташкент уже не может, как раньше, просто игнорировать социальное недовольство. Узбекский режим сейчас намного больше зависит от общественного одобрения, чем при Каримове.

Перспективы

Даже если в регионе все-таки появится военная база США, реальный баланс сил она не изменит. Интересам, которые сделали бы для Вашингтона необходимой долгосрочную политику в Центральной Азии, неоткуда взяться. У Москвы и Пекина, напротив, нет другого выхода - кроме как плотно следить за региональными процессами, от чего зависит их собственная безопасность.

Более того, Китай с годами решил пересмотреть свою роль в Центральной Азии - он уже не просто важный экономический партнер, но и задает общерегиональные тренды развития. Раньше КНР не спешила институциализировать отношения с центральноазиатскими государствами, а теперь сама настаивает на институционализации.

11 мая в Сиане прошла встреча министров иностранных дел стран Центральной Азии и Китая - первая очная (и вторая по счету) встреча шести стран в формате С5+1, который появился в 2020 году. Пекин использовал саммит, в том числе, для того, чтобы вовлечь Центральную Азию в свое противостояние с США. Глава китайского МИДа от лица всех стран обратился к Вашингтону с предупреждением о необходимости ответственно выводить войска из Афганистана.

Аналогичных заявлений в будущем станет больше. Если все уже привыкли к тому, что Россия постоянно критикует США за вмешательство во внутренние дела, то теперь тем же самым займется и Китай. Например, в конце апреля Пекин впервые обвинил Вашингтон во вмешательстве во внутренние дела Киргизии через финансирование местных НКО и СМИ.

Кроме прочего Китай и Россия опасаются роста активности США в регионе потому, что уверены: американцам нужна база, чтобы их сдерживать. Пекин считает, что Вашингтон собирается дестабилизировать ситуацию в Синьцзяне, а Москва - что США продолжат сеять хаос по периметру российских границ. Россия и Китай продолжат бороться с американским присутствием, причем вместе и активнее, чем раньше.

Ни для одной из трех стран Центральной Азии, где США теоретически могли бы разместить базы, потенциальные выгоды не перевешивают потенциальные риски. Скорее всего, на предложение Вашингтона никто не согласится, что отражает и снизившуюся роль США в регионе, и обострившееся соперничество между мировыми державами. В итоге Вашингтону, видимо, придется искать другие решения - перевести части военных на Ближний Восток и использовать авианосец для патрулирования.

Автор(ы):  Темур Умаров, Московский центр Карнеги
Короткая ссылка на новость: https://4pera.com/~FuPV7


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com