Александр Севастьянов: Неприемлемый план Путина

Александр Севастьянов: Неприемлемый план Путина
30 Июня 2024

Патриарх русского национализма выступил с критикой президента.

Мысленно я часто возвращаюсь к выступлению президента и верховного главнокомандующего Владимира Путина на Петербургском международном экономическом форуме. Почему? Потому что Путин впервые чётко представил нам своё видение перспектив специальной военной операции.

Трактовка Симоньян

Мы уже давно ведём тяжёлую войну и несём немалые потери. Поэтому хочется понять, за что мы платим цену, что рассчитываем получить в обмен на жертвы, жизни наших людей и колоссальные расходы. И вот как ответил нам президент. Говоря про тактику Генштаба на Украине, он подчеркнул, что для быстрого наступления действующего контингента недостаточно. Но наращивать его мы не собираемся. «Мы придерживаемся другой тактики - выдавливаем противника из тех территорий, над которыми у нас должен быть контроль», - объяснил Владимир Путин.

Меня объяснение президента не удовлетворило. Ведь понятно, что даже если мы выдавим противника из четырех регионов, проголосовавших за вхождение в Россию, русско-украинская война не закончится. Она не ради того начиналась и таким образом завершиться не может, поскольку основные задачи не решит ни одна из сторон.

Затем президент Путин выступил в МИДе перед цветом нашей дипломатии и более подробно объяснил дипломатам, а заодно и стране, какой ему видится цена войны.

По сути, он подтвердил условия мира со стороны России, анонсированные на ПМЭФ:

«Украинские войска должны быть полностью выведены из ЛДНР, Херсонской и Запорожской областей… Именно со всей территории регионов в пределах их административных границ, которые существовали на момент вхождения на Украину.

Как только в Киеве заявят о том, что готовы… и начнут реальный вывод войск… а также официально уведомят об отказе от планов вступления в НАТО, с нашей стороны незамедлительно, буквально в ту же минуту последует приказ прекратить огонь и начать переговоры… Безусловно, должны быть в полной мере обеспечены права, свободы и интересы русскоязычных граждан на Украине, признаны новые территориальные реалии, статус Крыма, Севастополя, ЛДНР, Херсонской и Запорожской областей как субъектов РФ. В дальнейшем базовые и принципиальные положения необходимо зафиксировать в виде фундаментальных международных договорённостей. Естественно, они предполагают отмену всех западных санкций против России. 

Считаю, что Россия предлагает вариант, который позволит реально завершить войну».

Итак, перед нами - условия мира, которые Владимир Путин вынес на суд общественности - как российской, так и мировой. Мне трудно назвать их иначе, чем планом неявной капитуляции России. Ведь перед нами - публичное признание не просто недостижимости заявленных в феврале 2022 года целей и задач СВО, но и нашего бессилия в их достижении. Или нежелания добиться реальной победы. Я долгое время принципиально воздерживался от критики Путина, пока речь шла о войне, а не об её окончании. Но решил нарушить табу, поскольку вопрос судьбоносный для всех нас. 

Молчать нельзя.

Довольно точно выступление Путина интерпретировала журналист Маргарита Симоньян в канале «Ч.Т.Д.»: «Мы готовы остановиться там, где мы есть... Из уст президента России мы впервые услышали о готовности определить территории, которые остаются за нами, они определены конкретно президентом: новые регионы, которые вошли в состав РФ, - ЛДНР, Запорожская и Херсонская области… Я что-то не припомню, чтобы нечто подобное было вслух сказано раньше. Слова президента завершают разговоры о том, что нам нужен Харьков, нам нужна Одесса, нам нужен Киев, а может быть, и Львов».

Насчёт Львова согласен. Он нам не нужен. С Киевом не все так просто. Он должен быть подконтролен нам настолько, чтобы не источать опасность. Что же касается Харькова и Одессы, то их вхождение в состав России, на мой взгляд, - минимальные условия мира, без них - ни Победы, ради которой стоило бы воевать, ни окончания войны вообще.

Симоньян, видимо, понимает реальность и ищет способ оправдать Путина. Она считает его предложения, несмотря на их жалкую неполноценность, настолько неприемлемыми для Запада, что он не согласится. И тогда нам придётся воевать дальше. И продвигаться вперёд, занимая новые территории, в том числе, надо полагать, и Харьков с Одессой.

То есть речь Путина - как бы дымовая завеса и приманка для международного сообщества, обманный дипломатический финт, не предназначенный для реализации.

На что рассчитывает Путин

Я бы тоже хотел так думать. Но не могу, учитывая, где и кому Владимир Путин рассказал о своём плане мирного договора. У меня нет сомнений, что дипломатический корпус принял его как непосредственное руководство к действию. Да и министр иностранных дел Сергей Лавров ответил президенту следующее: «Будем выполнять ваши поручения, которые вы изложили... Будем содействовать решению отдельных кризисных ситуаций, из которых, безусловно, для нас приоритетное значение имеет украинский кризис».

То есть Лавров подтвердил мои выводы. И заставил вспомнить о том, как часто великие жертвы и победы русской армии были обесценены дипломатией, обернувшись политическим поражением России. Будь то войны с Наполеоном, или русско-турецкие войны 1870-х годов, или русско-японская война, не говоря уж о Первой мировой.

То, что как бы уже вошло в обыкновение в прошлом, вынуждает меня опасаться того же поворота событий в настоящем. Скажу прямо, что доверия к отечественной дипломатии у меня нет от слова «совсем». Поэтому тот зловещий факт, что условия мира, на которые готов пойти Путин, понижая планку наших требований до неприемлемого уровня, были озвучены именно в МИДе, вызвал у меня аллергическую реакцию.

Да и не только у меня, думаю. Я, например, немедленно представил, какими глазами прочитали речь Путина жители Харькова, Одессы, Николаева (особенно из русского подполья), которые ясно поняли, что их от украинского владычества никто освобождать не собирается, что ими готовы пренебречь и пожертвовать. А ведь они ведут борьбу с Киевом, рискуя свободой и жизнью. Они ждали, что Россия придёт и освободит их от гнёта чужеродной власти. Но речь Путина покончила с их надеждой. Во всяком случае пока. Остаётся рассчитывать на упёртость Запада и Киева, которые принудят нас воевать до конца. Надеюсь, что победного. Хотя, к сожалению, тональность высказываний президента Путина делает надежду на Русскую Победу призрачной.

Что касается того, а не дипломатический ли финт, призванный отвести глаза врага, мы провернули, то не вышло бы с точностью до наоборот. Как бы не сбить прицел. Как уже было с минскими соглашениями, когда высшее руководство РФ позволяло водить себя за нос, чтобы потом жаловаться на весь мир на вероломных партнёров, хотя жаловаться надо было на себя и не стоило так широковещательно хвастать собственной простотой.

Надеяться, что некие мирные договорённости, достигнутые не с позиций диктата нашей силы, станут выполнять Запал или его марионетки в Киеве, - наивно. Как же избавиться от страха, что нашу верхушку, до сих пор с блистательным успехом обманываемую Западом, не обманут снова?! Где гарантия, что Путин стал более прозорливым, менее недальновидным и доверчивым? Её нет, поэтому наш страх слишком обоснован.

Но детальнее вчитаемся в речь Путина, выделив три момента.

Первая цитата. «Суть нашего предложения не в каком-то временном перемирии или приостановке огня, как хочет Запад, чтобы восстановить потери, перевооружить киевский режим и подготовить его к новому наступлению… Речь не о заморозке конфликта, а о его окончательном завершении…» Я один не верю, что Запад откажется от перевооружения Киева и подготовки его к новому наступлению? Хотя на бумаге Запад и Киев, конечно, способны обещать что угодно. Но любые их обещания - обман на 100%.

Вторая цитата. «Безусловно, должны быть в полной мере обеспечены права, свободы и интересы русскоязычных граждан на Украине, признаны новые территориальные реалии, статус Крыма, Севастополя, ЛДНР, Херсонской и Запорожской областей как субъектов РФ. В дальнейшем базовые и принципиальные положения необходимо зафиксировать в виде фундаментальных международных договорённостей». Но ведь киевский режим, как известно, - режим победившей бандеровщины. Не свергнув его, не раздавив насмерть укронацистскую гадину, его не изменить, не переделать, не заставить отказаться от идеологии и поступать против своих убеждений, против своей сущности.

Допустим, статус субъектов РФ они признают. Но от планов реванша никогда не откажутся. А что касается обеспечения «прав, свобод и интересов русскоязычных граждан на Украине», то о нём смешно даже и думать. «Разве может негодяй делать что-либо кроме негодного?!» - восклицал мудрый римский император Марк Аврелий.

Не принудив Киев к полной и безоговорочной капитуляции, не взяв его под свой контроль, не переформатировав, мы не сможем провести денацификацию Украины и ничем не поможем там ни нашим русским братьям, ни прочим русскоязычным.

Третья. Отмена западных санкций как одно из следствий плана Путина - из серии «Мечтать не вредно». Не для того Запад вводил душащие Россию санкции, чтобы самому их отменять, не будучи разгромленным в войне. Но даже гипотетический разгром Киева - далеко не разгром Запада. Так что об отмене санкций лучше просто забыть.

О несбыточности мечтаний нашего президента ярко свидетельствует тот самый стамбульский проект договора между Москвой и Киевом от 15 апреля 2022 года, текст которого, если верить РИА «Новости», опубликовала газета «The New York Times»

На стамбульский договор Путин регулярно ссылается как на образец. Но из него следует, что Украина отказалась обсуждать статьи о взаимном с Россией снятии санкций, запретов и ограничительных мер. В Стамбульском коммюнике от 29 марта 2022 года отсутствовал даже сам вопрос. Более того, украинская сторона не захотела обсуждать статью, которая гарантировала, что русский язык «является официальным и функционирует наравне с государственным украинским» и ограничения на использование русского снимут. Наконец, Киев не стал рассматривать положение о запрете пропаганды и организаций, основанных на идеях о превосходстве лиц определённого происхождения над другими. То есть - как раз о денацификации.

Так на что же рассчитывает Путин, настойчиво выдвигая те же самые требования в своём мирном предложении? Что Запад и Киев, не будучи принуждены силой, внезапно одумаются и примут то, что для них неприемлемо? Складывается, таким образом, довольно странное впечатление - как будто мы сами себе вновь и вновь навязываем позорные стамбульские соглашения. Зачем?! Чего ради?! С какого перепугу?!

Поэтому урок президента нашему дипломатическому корпусу вряд ли пойдёт на пользу делу, скорее - наоборот. Даже пропутинский политик Александр Дугин написал, что Запад не собирается останавливать войну с Россией, потому что считает её слабой. А как же не считать? «Путин устал от войны, - наверняка решил Запад, заслушав его речь. - Настолько, что готов выдвинуть требования ниже нижнего предела для России»

Предлагая заключить мир на сверхминимальных условиях, Путин тем самым, я считаю, и продемонстрировал и подтвердил нашу слабость. А теперь его посыл-наставление подхватит и понесёт в мир российская дипломатия - в исторически худших традициях.

Нам нужна Победа нокаутом

Итак, президент предложил остановить войну в границах, ради которых её не стоило, на мой взгляд, затевать. Ведь только отрезав Украину от Черного и Азовского морей, взяв под контроль её морские пути, мы обезопасим себя от агрессивного соседа. Нам нельзя поступать иначе. Но Путин, обнародовав свои условия мира, предложил и Западу, и России принять неприемлемое. Неприемлемое как для них, так и для нас, но по разным основаниям. Для нас условия Путина пахнут капитулянтством и национальным позором.

И здесь уместно вспомнить политический афоризм Уинстона Черчилля - «Кто выбирает между войной и позором позор, тот получает и войну, и позор. От стамбульского позора нас неожиданно избавил Борис Джонсон, спасибо ему. Но, похоже, наш шанс достойно выйти из положения связан с решимостью Запада продолжать войну до победы. Их победы над нами, полагают они. Нашей победы над ними, должны полагать мы.

Но чтобы убедительно победить и диктовать условия мира, которые в обязательном порядке включают в состав России помимо ЛНДР, Запорожья и Херсонщины Харьковскую, Николаевскую и Одесскую области, нужно воевать по-другому.

У нас маловато сил, нам не хватает действующего на фронте контингента, считает президент? Значит, надо увеличить его настолько, насколько требуется для быстрой и решительной победы. Очень точно на тему войны на истощение, характер которой приняла СВО, высказался герой чеченских войн генерал Анатолий Куликов: «На чьё истощение? А мы что, богатеем? Мы становимся более, так сказать, мускулистыми?.. Нам нельзя затягивать. Ведь любая затяжка, откровенно говоря, на руку нашим врагам.

Почему? Объясню. Арсеналы Запада уже пусты, Запад выбрал то, что мог, со всего мира старое советское, все системы передали на Украину, всё своё старьё туда сбагрили…

Если мы пойдём на какое-то перемирие, за пять-десять лет враг накопит оружие, произведённое на основе новых технологий (по направлению некоторых мы отстаём). И начнётся новая война. Опять с той же нацистской Украиной или другим государством.

Они работают мощно: по Молдавии, Средней Азии, Казахстану, Грузии. Но где решение?.. Пользуясь боксёрской терминологией, нам нужна победа не по очкам, а нокаутом. Она заставит врага капитулировать, оставив часть Украины, с которой нам легче справиться. А забирать в день по чайной ложке - игра против самих себя».

Трудно не согласиться. Вслед за генералом мы должны требовать победы нокаутом.

Легко сказать: должны требовать. А как?! И тут мы выходим на главный вопрос, который встаёт перед народом России: кто должен решать, чем и как закончить войну? Поскольку основные тяготы и жертвы несёт народ, то и решать, на мой взгляд, должен именно он.

Конечно, традиция российской власти состоит в том, что она решает всегда сама. К примеру, Совет безопасности, разумеется, проголосует за любое предложение, внесённое президентом Путиным, как он проголосовал за ввод войск на Украину.

Но не Совбез должен определять условия окончания войны, а весь наш народ на референдуме. Пусть народ скажет, желает ли он оставить Украине такие города, как Харьков, Одесса и Николаев, обрекая их, а заодно и Приднестровье, на жалкую участь в руках украинских и молдавских этнократов, которые присвоят себе всю полноту власти.

Или обладание городами и соответствующими областями (в дополнение к отвоёванным) - тот минимум территориальных приобретений, на который мы могли бы согласиться.

Тема окончания войны, её соответствия заявленным целям должна стать центральной в нашей публицистике. Она должна пройти всенародное обсуждение и быть вынесена на референдум. Ведь от исхода войны зависит судьба нашей Родины. Конечно, наш народ, дважды посадивший себе на шею Бориса Ельцина, способен принять роковое решение, поддавшись обаянию Кремля. Ведь народ тоже устал от войны и может в минуту слабости захотеть закончить её любой ценой. Но референдум даёт хотя бы шанс завершить русско-украинскую войну достойно. А вот Кремль, похоже, - не даёт.

Автор(ы):  Александр Севастьянов, патриарх русского национализма
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~T2xht


Люди, раскачивайте лодку!!!