Публицист Александр Пирогов: Политическая жизнь и смерть воронежского депутата и девелопера Евгения Хамина

Публицист Александр Пирогов: Политическая жизнь и смерть воронежского депутата и девелопера Евгения Хамина
18 Мая 2020

15 мая закончился прием заявок на праймериз воронежского реготделения «Единой России», и в списке для предварительного голосования накануне выборов в Воронежскую облдуму-2020 не оказалось девелопера Евгения Хамина, построившего главный торгово-развлекательный центр региона - сити-парк «Град». Двадцать лет подряд, начиная с 2000 года, Хамин избирался сначала в городскую, а затем в областную думы. Вспомним же вехи биографии Хамина, чтобы понять, означает ли непопадание в списки «ЕР» окончание политической карьеры Евгения Николаевича или мы обретем яркого представителя региональной контрэлиты?

Евгений Хамин родился в 1966 году в Приморье. В 1975-м семья переехала в Воронеж, где Женя, как пишет его официальный сайт, окончил с отличием 25-ю школу, что на Молодогвардейцев. Про окончание школы с отличием - момент мутный. Если с золотой медалью - все понятно. Тогда Женя имел возможность без экзаменов поступить в любой вуз. Впрочем, семья была зажиточной - папа возглавлял проектный институт. И Женя поступил в медицинский институт. В него и в советские времена можно было попасть только по блату. Как было тогда положено, после первого курса Женю забрили в армию. А после двух лет, отданных на долги Родине, он вернулся к учебе. Но не в провинциальный воронежский мед, а в невероятно навороченную Ленинградскую военно-хирургическую академию. Похоже, связи у папы были очень даже на высоте. Академию Женя закончил в 1991 году и снова с отличием (мы опять цитируем его сайт). То есть, возможно, с красным дипломом. Потом два года вроде как работал военврачом - распределили в Воронеж (снова блат?), но где конкретно работал и почему бросил - неизвестно.

В бизнесе с 1993 года. Где взял стартовый капитал - непонятно. Еще в школе Женя занимался боксом в «Золотых перчатках» на проспекте Труда. На ринге Женя высот не достиг, но обзавелся кое-какими связями в боксерской среде. Среда была, мягко говоря, не только спортивной. Потом, став известным предпринимателем, старые связи Женя пытался обрывать. Но есть предположение, что раскручиваться он начал именно на деньги блатных.

Хамин первым завез в Воронеж беговые дорожки и другие тренажеры. Часть продавал. Другую часть поставил в помещения, арендованные в спортивных и общеобразовательных школах. Так образовалась сеть клубов «Триэль». Хамин любил повторять, что его сеть была чуть ли не самой массовой в России. Но проверить его слова невозможно. Поначалу залов было два - в Советском районе в одной из школ и в детской юношеско-спортивной школе за кинотеатром «Юность». Там располагалась знаменитая на весь мир воронежская школа спортивной акробатики.

Со временем арендатор Хамин стал не угоден, но он сумел показать зубы и в конце 90-х даже пытался выжить школу из ее законного помещения с помощью вице-губернатора Александра Меркулова. Выселить акробатов не удалось, а вот потеснить получилось. На части площадей школы Хамин организовал магазин «Планета-Спорт», который стал первым постсоветским магазином спорттоваров в Воронеже. Цены были астрономические, но пафосное заведение было единственным в городе, а потенциальные покупатели - люди состоятельные. Именно здесь Хамин понял, что можно стричь сверхприбыли с чужих понтов. Вероятно, отсюда - своеобразная идеология его бизнеса на много лет вперед.

Но когда в середине нулевых в Воронеж пришла сеть магазинов «Спортмастер», «Планета-Спорт» быстро прогорела. Потом и фитнес-бизнес стал приносить все меньше доходов, и Хамин сначала ввел в долю известного депутата Воронежской гордумы Александра Сысоева, а потом оставил от всего фитнес-направления лишь 51-процентную долю в элитном клубе «Паблика фитнес» на Комиссаржевской, которую впоследствии переоформил на жену. На данный момент ООО «Научно-производственное объединение «Триэль», после многократного перехода из рук в руки, влачит жалкое существование. В штате один человек, выручка меньше миллиона рублей в год.

Тогда же Хамин вошел в Объединение предпринимателей, где состояли такие знаменитые воронежцы, как Юрий Бездетко, Николай Евдаков, Леонид Зенищев, Александр Сысоев, Сергей Чижов и Сергей Шишлаков. Почти все они успели стать депутатами и активно прибирали к рукам городскую недвижимость за копейки. Хамин очень быстро понял, что многие вопросы надо решать через депутатский мандат. Пока своего мандата не было, Хамин сделал своим лоббистом коммуниста из гордумы Игоря Алаторцева, который вносил на голосование выгодные Хамину вопросы. Бюджет даже оплачивал «Триэлю» покупку абонементов в залы.

Время избранных

В 2001 году Хамин сам избрался в городскую думу и стал превращать политические дивиденды в деньги и активы. Сначала он поучаствовал вместе с Чижовым и Зенищевым в скандальном дележе рынка школьного питания. А в марте 2006 года из рук мэра Бориса Скрынникова получил должность гендиректора МУП «Спортивный комплекс «Олимпик», одного из любимых мест отдыха горожан. Назначение вызвало бурный протест со стороны спортивной общественности. Митинг против Хамина собрал на площади Ленина почти всех профессиональных лыжников Воронежа - больше сотни человек. Лыжники своего не добились. И несколько лет Хамин стриг купоны с аренды великов и роликов, а также шашлыков.

К «Единой России» Хамин прибился не сразу. В гордуме он был в оппозиции к единороссам, возглавляемым спикером и будущим мэром Сергеем Колиухом. Тогда воронежские «Единая Россия» и «Родной Воронеж» были синонимами. Группа депутатов во главе с Александром Сысоевым попыталась объединиться во фракцию только что созданной «Справедливой России». Кроме Сысоева в справороссы записались бизнесмены Бездетко и Хамин, актер Сергей Карпов, директор школы Сергей Воробьев и ряд менее известных депутатов. Но фракцию Колиух им создать не дал. По регламенту требовалось собрать десять человек - и чуть-чуть не хватило.

Наверняка депутат гордумы Хамин поучаствовал в покупках разного рода городской недвижимости. Но о каких объектах идет речь - история умалчивает. Единственное известное приобретение - Дом быта за цирком, его купили вскладчину несколько депутатов за 80 млн рублей. Тогда же Хамин пытался откусить кусочек банкротящегося Воронежского экскаваторного завода, но его предложение перебил гвоздопродавец Лев Полянский, группа «Протэк». Если бы не тот случай, «Град» мог бы располагаться почти в центре Воронежа - и случился бы транспортный коллапс.

В 2005 году Хамин зарегистрировал ООО «Воронежская девелоперская компания», которое долгое время будет одним из основных его юрлиц. Интересно, что на данный момент среднесписочная численность сотрудников ООО с выручкой 112 млн рублей составляет всего 16. Сам же Хамин любит хвастаться, что у него работает целых 3,5 тыс. человек. Правда, есть еще зарегистрированное в 2018 году ООО «Группа компаний Хамина» с выручкой 12 млн рублей, но здесь среднесписочная численность персонала и вовсе семь. А ведь мы называем ключевые его юрлица. В общем, есть обоснованное подозрение, что член общественного совета регионального управления Федеральной налоговой службы Евгений Хамин не очень любит платить зарплатные налоги. По каким юрлицам, интересно, он рассовал целый полк людей? Или все они гастарбайтеры? А может, он считает своими работниками всех, кто арендует у него коммерческие площади?

В 2007 году Евгений Николаевич вместе с другим, но областным депутатом, владельцем «Мебели Черноземья» Николаем Послухаевым начал строить торгово-развлекательный центр «Московский проспект». Оба работали в премиум-сегменте, то есть обогащались за счет чужих понтов, - на том и сошлись. Строительство «Града» финансировал Сбербанк, и для получения кредитов приходилось закладывать активы мебельной фабрики Послухаева. Руководил строительством сам Хамин. Причем нанял какую-то белгородскую фирму. Возможно, с подачи председателя Центрально-Черноземного банка Сбербанка РФ Александра Соловьева, имевшего связи в Белгороде. Местным строителям решение Евгения Хамина не понравилось, так как ушел на сторону жирный подряд. Можно сказать, что с первого своего дня Хамин противопоставил себя клану строителей.

Спустя несколько лет после открытия ТРЦ «Московский проспект» Послухаев как-то странно вышел из бизнеса. Развод партнеров был явно не полюбовный, были и суды, и переоформление долей на супругов. Но ни причина развода, ни иные подробности достоянием публики не стали.

На данный момент Хамину принадлежит лишь 8,5 % ТРЦ «Московский проспект», а свыше 90% отошло крупному московскому девелоперу Дмитрию Осипову.

Здесь будет город «Град»

К главному проекту в своей жизни Хамин подобрался через фобию своего партнера Послухаева. Николай Иванович был дружен с губернатором Владимиром Кулаковым - отделывал ему кабинеты, поставлял мебель. Послухаев очень боялся прихода в Воронеж шведского гиганта Ikea и делал все возможное, чтобы дешевая и качественная мебель до Воронежа не доехала.

Ikea как раз хотела упасть на границу Воронежа и Рамонского района. Речь идет о землях сельхозназначения, выкупленных предприимчивыми дельцами у местных крестьян из колхоза «Путь к коммунизму». Но изменить назначение земель было можно только в правительстве РФ и только с согласия губернатора. Ikea отшили, пообещав ей место в Семилукском районе.

В 2007 году за проект собственного гигантского ТРЦ на тех же землях ухватился Хамин, взяв за образец принцип пригородных мега-моллов, широко распространенный в США. Привычный партнер Послухаев поначалу был в доле в строительстве «Града». Скорее всего, проект задумывался как паритетный 50 на 50, в котором Послухаев выступал как тяжеловес. Николай Иванович даже заявился кандидатом на выборах мэра Воронежа. Возможно, в том числе и для того, чтобы решить вопрос с землями под «Град». Когда вопрос был урегулирован, Послухаев о своих мэрских амбициях моментально забыл. Как на самом деле распределялись доли между партнерами и когда Послухаев потерял интерес к проекту, понять сложно. Хамин и Послухаев называли себя совладельцами основного юрлица «Града» - «Профи-С», но таких юрлиц с одинаковым названием было два, а следов Послухаева не оказалось ни в одном. На одну из фирм был заведен главный на тот момент актив будущего «Града» - 30 га земли. Местные колхозники даже судились, пытаясь признать незаконной сделку по перепродаже их бывшей земли, но не преуспели. Первый «Профи-С» был ликвидирован до окончания строительства «Града», а во втором 100% долей принадлежали уже Хамину.

Над Хаминым и его мечтаниями в бизнес-среде посмеивались все. И почти никто не верил в то, что торговый город площадью 200 тыс. кв. м будет построен. Инвестиции только в первую очередь оценивались в 4,4 млрд рублей - фантастические по тем временам деньги. Землю удалось вывести из категории сельхозназначения. Тогда стали ходить упорные слухи, что теневым партнером Хамина стал Слава Кулаков, сын губернатора. Знающие языки даже называли долю - якобы 25%. Но документально подтвердить слухи было невозможно. Десяток разных юрлиц. Одни владели землей, другие строениями, третьи - техникой и оборудованием. Под концертный зал было оформлено отдельное юрлицо. Но в одном, уже ликвидированном юрлице ООО «Эксплуатирующая компания Риал Инжениринг» («ЭКРИ»), основном участнике в первой очереди «Града», долей в 25% владела некая Валентина Зябухина. Может быть, Зябухина - и есть псевдоним губернаторского сына?

Но тут могла быть и путаница. Слухи имеют свойство преувеличивать действительность. Сыну губернатора, согласно открытым данным, принадлежало 5%, но не в «Граде», а в «Московском проспекте». В любом случае Хамин и Кулаков-младший были бизнес-партнерами.

На гигантской стройке поднялся директор проекта «Град» Алексей Пинигин, которого Хамин в качестве благодарности сделал депутатом гордумы. Пинигин же поступил по-своему. Рассорившись с Хаминым, он ушел к его злейшим врагам, в Домостроительный комбинат. Из ДСК - к председателю гордумы Владимиру Ходыреву, и тот со временем сделал его вице-спикером. А теперь Пинигин перепрыгнул в областной Центр государственной кадастровой оценки. То есть под крыло экономического вице-губернатора Виталия Шабалатова.

Пинигин, кстати, любит вспоминать, как Хамин, что называется, жил проектом «Града». Для него было нормой позвонить подчиненному в половине третьего ночи и сказать: «А ты знаешь, мне пришла в голову одна идея». Понятно, что многие не выдерживали темпа работы с Хаминым. Тем более что в оплате и подчиненным, и контрагентам Евгений Николаевич был очень прижимист, часто заставлял переделывать работу по несколько раз бесплатно. С чем, кстати, столкнулся на «Московском проспекте» начинающий подрядчик Сергей Гончаров, ныне руководитель группы компаний «Развитие», депутат Воронежской облдумы.

Финансировал строительство «Града» все тот же Соловьев, хотя к тому времени он уже не дружил с Кулаковым. Тут грянул кризис 2008 года, и выяснилось, что Хамин не в состоянии обслуживать даже текущие кредиты. Тогда по требованию Соловьева Хамин передал часть акций будущего «Града» под контроль знаменитому белгородскому птицеводу Геннадию Бобрицкому («Приосколье»), выступившему гарантом при очередной пролонгации кредитов. Какова была доля Бобрицкого и сколько он ею владел, не совсем понятно. Ориентировочно - от 15 до 25%. Вполне вероятно, именно во время тогдашних пертурбаций из проекта вышел и окэшился Слава Кулаков - время губернаторства его отца подходило к концу.

После того как Кулаков-старший оказался не у дел, Евгений Хамин публично поливал его грязью, как никто другой, что, во-первых, наглядно свидетельствует о морально-этических качествах Хамина. Во-вторых, можно предположить, что союз с сыном губернатора не был добровольным, а расставание - мирным.

Хамин вспоминал, что за время строительства «Града» ему пришлось собрать 6 тыс. согласовательных подписей. Трудно даже представить. 

И другой интересный аспект. На выезде из «Града», между трассой и заправкой, далекий от православия Хамин построил небольшую церковь в честь модных в медведевскую эпоху святых Петра и Февронии. Для чего строили - освящать покупки, что ли? Странное место, в котором никогда не может быть прихожан. По крайней мере пока рядом не построят жилье. Храм пустует много лет, но украшает собой вид из окон проезжающих мимо машин. Надо полагать, что представители Воронежской митрополии замолвили за Хамина свое веское словечко перед властями.

В 2013 году «Град» был введен в эксплуатацию и стал главным конкурентом «Галереи Чижова». Здесь расположилось 280 магазинов, парк аттракционов. Спустя полтора года в «Граде» появился масштабный океанариум, третий по величине в стране, ставший главной фишкой сити-парка. Насколько окупилось его строительство и содержание, разобраться сложно. Из-за высоких цен на билеты океанариум почти пустует. Но благодаря ему ТРЦ «Град» стал культовым местом, куда устремился поток покупателей. Чуть позже в «Граде» появился концертный зал, ставший лучшей гастрольной площадкой города.

Удачное расположение и масштаб «Града» привлекли к нему такого якорного арендатора, как сеть товаров для дома «Leroy Merlin». В результате по пятницам и в выходные в направлении «Града» стали образовываться пробки. Пешеходы перед сити-парком стали гибнуть пачками. Минимум один труп в месяц. Весной 2019 года областная дума, в которой заседает Евгений Николаевич, требовала от дорожников сделать за бюджетный счет надземный переход. Хамин в одном из интервью говорил, что он готов сам оплатить переход, но воз и ныне там. Поток посетителей «Града» достиг 60 тыс. человек в выходные и 30 тысяч - в будние дни. Казалось бы, можно сидеть и ждать, когда сити-парк начнет приносить прибыль.

Тема финансовой составляющей проекта «Град» до сих пор остается абсолютно закрытой. Является ли Хамин единоличным владельцем всех площадей? Сколько из них находятся в банковских залогах? Есть ли залоги вне банковского сектора? Участвует ли в финансовых схемах, связанных с «Градом», уже упомянутый московский девелопер Дмитрий Осипов? Многочисленные вопросы остаются без ответов. Пока лишь можно предполагать, что денег своих «Град» не отбил. И здесь не вина Хамина - то экономический кризис, то коронавирусный. Во время самоизоляции «Град», за исключением «Leroy Merlin» и «Auchan», не работал. И, надо полагать, генерировал убытки на фоне не до конца выплаченных кредитов. Даже если в мае откроют часть магазинов, поток покупателей в «Град» вернется не скоро. А значит, надо прогнозировать конфликты и разорение части арендаторов.

Гордеевский золотой век

При Алексее Гордееве депутат уже облдумы и хулитель Владимира Кулакова (надо полагать, новому губернатору пришлась по душе жесткая критика Хаминым его предшественника) выдвинулся в первый ряд строителей, хотя на рынке жилья был абсолютным новичком. Хамин сумел реализовать масштабную застройку жилых комплексов «Олимпийский» (на улице Шишкова) и «Пять звезд» (на месте бывшего стадиона «Энергия» на улице Ворошилова). Хамин почувствовал себя эдаким гуру строительства, стал учить всех, как развивать город, как менять генеральный план. Писал теоретические труды по развитию города.

По слухам, Евгений Николаевич очень хотел и был очень близок к тому, чтобы в 2013 году стать мэром Воронежа - после Сергея Колиуха. Но Гордеев остановил свой выбор на мебельщике Геннадии Чернушкине, а когда тот в последний момент соскочил из предвыборной гонки, затыкать брешь отправили экономического вице-губернатора Александра Гусева. Александр Викторович вошел в гонку менее чем за два месяца до дня голосования и выиграл мэрские выборы. Мечта Хамина стать хозяином миллионного города угасла навсегда.

Говорят, примерно в то же время у ведущего правильный образ жизни Евгения Николаевича возникли серьезные проблемы со здоровьем. Ходили слухи, что в какой-то момент он даже находился на грани жизни и смерти, лечился - и удачно - за границей. Но, наверное, успел понять, насколько все в мире зыбко, в том числе и богатство.

Надо отдать должное Хамину, он всегда был заточен на созидание. У него достаточно авантюрный склад ума и огромная работоспособность. Он всегда ведет экспансию сразу в нескольких направлениях, за что его недолюбливали местные строители, живущие во многом по советским принципам управления. Там, где все осторожничали, Хамин сразу ввязывался в бой.

Наверное, главный его секрет - продавить у властей увеличение плотности застройки, выжать из властей какие-то инфраструктурные преференции. Утверждать, что он везде нарушал нормативы, мы не можем. Но его нарушения можно оценить даже визуально: хаминские человейники плотно прилегают к друг другу. Кроме того, Хамин любит участвовать в разных закулисных схемах. Например, его называют главным интересантом возможной сделки по выкупу стадиона «Труд» у областных профсоюзов. Якобы Хамин готов забрать стадион и землю под ним за 200 млн рублей - при рыночной цене свыше миллиарда. А для отвода глаз должны построить другой стадион, в другом месте. За бюджетные, разумеется, деньги.

Хамин любит участвовать и выступать в различных градостроительных форумах, организуемых властью. На них Хамин часто пиарится рядом с губернатором Александром Гусевым. Благо, бывает, что форумы проводятся на территории «Града». Например, предпринимательская премия имени Столля, где Хамин является членом оргкомитета. А бывший сотрудник Хамина, бывший наркополицейский и бывший глава управы Центрального района Воронежа Александр Попов взлетел до высот первого заместителя руководителя аппарата губернатора и правительства. Стал серым кардиналом, пишут СМИ. Но близость Хамина и Гусева оказалась несколько преувеличенной, что наглядно показали последующие события. Власть с ним считается, как и с любым крупным инвестором (сказать, что крупным налогоплательщиком, не поднимается рука). Но потакать прихотям Хамина или участвовать в разборе и урегулировании его бизнес-конфликтов она не будет.

Можно предположить, что началом конца политика Евгения Хамина стала история с яблоневыми садами, что на углу Московского проспекта и улицы Ломоносова, площадью 3 га. Козырное место сначала присмотрел себе строительная фирма «Выбор» депутата Воронежской облдумы Александра Цыбаня. Путем нескольких манипуляций сады (77 га) перекочевали из государственной в его собственность. Прокуратура опротестовала манипуляции, возбудили уголовное дело, сады вернули в госсобственность и вновь выставили на торги.

В феврале 2018 год земля под частью яблоневых садов при начальной цене 68 млн рублей ушла за 503 миллиона Хамину, который перебил предложение ДСК всего на два миллиона. Устроителей аукциона никто за руку не брал, а Хамин тут же начал пиариться - как круто он увеличил цену, что если бы не он, то земля вновь ушла бы по бросовой цене.

Налицо было уже открытое объявление войны всему строительному клану. Хотя клан - довольно условное название. У каждого крупного строителя в городе свои интересы и между собой не дружит никто. Хотя строители советской эпохи более согласованы в действиях, чем новички - Евгений Хамин, Анатолий Шмыгалев («Инстеп») и Сергей Гончаров («Развитие»).

Хамин попер против всех. Шмыгалев и Гончаров на обострение не решились, заняв нейтральную позицию. На землях яблоневых садов Хамин планирует построить жилой комплекс «Бунин» по голландскому проекту. Эскизы выглядят симпатично, но цены выставили в полтора-два раза выше, чем в соседних кварталах-новостройках. Строить планируется по старому закону, то есть за счет дольщиков. Ответ на вопрос, будут ли понты пользоваться успехом в кризис, кажется, очевидным. Но Хамин уже не раз посрамлял скептиков, может быть, что-то подобное случится и теперь. Остается подождать пару-тройку лет. Котлован рыть не начинали, хотя с момента торгов прошло уже два с половиной года. Здесь же, на муниципальных землях (35 га), Хамин обещает построить социальный кластер; свой частный спорткомплекс «Академия», крупнейшую в городе школу, а также поликлинику. Впрочем, далеко не факт, что именно Хамин окажется застройщиком объектов. Например, торги по будущей поликлинике выиграло ООО «Воронежстройреконструкция» Александра Чурсина, Юрия Кондратьева и Ольги Поцебневой.

По всей видимости, Хамин никогда не участвовал в социальных проектах строителей, где надо было работать если не себе в убыток, то без прибыли. Его компании не были замечены ни в решении проблемы обманутых дольщиков, ни в трудоемком и нервном расселении ветхих кварталов. Говоря футбольным языком, Евгений Николаевич предпочитал играть на чистых мячах, не утруждая себя черновой работой.

Пока губернатором был Алексей Гордеев, Евгений Хамин покорно входил в профсоюз миллиардеров «Лидер» (его возглавляет другой девелопер Борис Нестеров), где власти за счастье общения с собой собирали с богатеев взносы на социальные проекты. Но после отъезда Гордеева в Москву прижимистый Хамин при первой же возможности вышел из «Лидера», напоследок хлопнув дверью и получив порцию бесплатного пиара. У группы компаний Хамина есть собственный благотворительный фонд. Однажды, в далеком 2014-м, через него прошло 1,5 млн рублей, до и после - менее миллиона. Последние три года баланс благотворительности - около нуля.

Жена Хамина Елена Анатольевна в гордеевские времена много пиарилась в составе так называемого женсовета «Лидера», из которого уволилась вслед за мужем. Елена Хамина не только многопрофильная бизнесвумен, но которую оформлено 14 юрлиц, включая 51% знаменитой «Паблики фитнес», но и активный блогер. Сам Евгений Николаевич в соцсетях не присутствует. На нем, к слову, 16 действующих юрлиц. Еще в 47 юрлицах Хамин принимал участие, но либо вышел из бизнеса, либо юрлица были ликвидированы. Согласно декларации о доходах за 2019 год, состояние Хамина составило 197 млн рублей. Он занимает третье место среди депутатов, пропустив вперед коллег-строителей Анатолия Шмыгалева и Александра Цыбаня. Состояние супруги - почти 139 млн рублей, и она - самая богатая жена народного избранника.

Счастливая семья, возможно, владела или владеет квартирой в элитном доме в центре города на улице Пятницкого. Хамин - член одноименного ТСЖ. У него в декларации есть некое нежилое помещение на 176 кв. м. Проживают здесь семьи экс-депутата Ларина, депутата Тюрина, известные застройщики Крылов и Большаков (группа «БИК»). Сейчас в том же доме 200-метровую квартиру продает одна из бывших жен знаменитого Леонида Зенищева (или другая родственница?). Всего за 19 миллионов. Но гораздо больше геморроя Хамину приносил его коттедж в Малиновке. Во-первых, считается, что жилой комплекс «Малиновка» в Рамонском районе построен в нарушение Водного кодекса РФ в береговой зоне реки Воронеж, а, во-вторых, коттеджа не было в декларации депутата Хамина. Историю хаминского коттеджа долго пиарил воронежский штаб оппозиционера Алексея Навального. В последней декларации у четы Хаминых сразу два коттеджа по 300 с небольшим квадратов каждый. Скорее всего, один - из «Малиновки».

О сложностях войны на два фронта

В январе 2020 года разыгрывался, возможно, последний крупный земельный лот в Воронеже: земля опытной станции Воронежского государственного агроуниверситета - 14,5 га, чуть дальше за яблоневыми садами, вдоль улицы Ломоносова. Был проведен открытый конкурс, и на него заявились все основные игроки строительного рынка - кроме Евгения Хамина и Сергея Гончарова.

Фаворитом считался Домостроительный комбинат. Хотя и участвовал не сам, а выставил некоего аффилированного дублера. Конкурс продолжался весь световой день и даже больше - с десяти утра до половины одиннадцатого ночи. Цену взвинтили до немыслимых 1,2 млрд рублей. Выиграла фирма-пустышка бизнес-консультанта Евгения Гаврилова, созданная за три месяца до торгов. А спустя три месяца после торгов ее, как и задумывалось, купили Евгений и Елена Хамины. Объяснений, зачем потребовался кривой заход, от группы компаний Хамина не последовало до сих пор, несмотря на немыслимое число разных пресс-секретарей, руководителей пресс-служб и официальных представителей ГК Хамина.

Предположение: главным была не победа, а не допустить до земли ДСК. Если бы Гаврилов задрал цену за пределы разумного, его можно было бы слить без репутационных потерь. Но раз пустышку купили, значит будут строить. Неизвестно, правда, где возьмут деньги и на оплату земли, и на само строительство.

Теперь к главному - политической смерти Хамина. Пока непонятно: настоящая перед нами смерть или клиническая. В середине марта на пятом советском округе, где был избран Хамин, свою кандидатуру на праймериз «Единой России» выставил главный врач санатория имени Ф.Э. Дзержинского и депутат облдумы Алексей Чернов, который на выборах 2015 года избирался здесь же, но по территориальной группе. СМИ и наблюдатели сразу сделали вывод: Хамина сливают. Поползли слухи: Хамина передвинут в Центральный район, Хамина сталкивают лбами с другими строителями, Хамин отказался баллотироваться, Хамин задумал прыгнуть в Госдуму. Хамин и все его пресс-службы хранят великолепное молчание. 

Тут надо понимать, что в городе Воронеже, в отличие от сельских районов региона, место в территориальной группе отнюдь не гарантирует места в облдуме. Более проходными считаются те районы города, где велика доля частного сектора. Там же, где сплошь многоквартирные дома, человек реже соприкасается с властью, и там выше протестные настроения. Работать приходится не на себя любимого, а именно на партийный результат. Больше усилий, больше денег. А шансы, как говорится, фифти-фифти. 

Конечно, можно попробовать пойти или от оппозиционной партии, да хоть от знакомой «Справедливой России», или независимым кандидатом, но тут риски возрастают. Да и отвык Евгений Николаевич от оппозиционной риторики.

Другая проблема Хамина для попадания в облдуму: он всегда брал, а не отдавал. Но философия использования власти как инструмента для обогащения постепенно уходит в прошлое. Как, видимо, уходит в прошлое и засилье строителей в областной думе. Как минимум пятеро депутатов-строителей регионального парламента могут лишиться своих мандатов. На смену им должны прийти аграрии, участники операции «Продуктовый набор для малоимущих» имени Алексея Гордеева, теперь вице-спикера Госдумы. Причем чаще не собственники, а топ-менеджеры крупных агрохолдингов. Баланс сил должен быть: от тех, кто берет, к тем, кто готов отдавать. Тут бы Евгению Николаевичу задуматься о возвращении в городскую думу. В логово своих злейших врагов. Но, во-первых, с распростертыми объятиями его там никто не ждет. Городской мандат придется выгрызать зубами. А, во-вторых, хаминские понты не позволят ему заниматься дауншифтингом.

Прогноз: да, смерть. Разумеется, только политическая. Придется заново учится строить свои бизнес-модели без участия лоббистского ресурса. Что ж, здесь новый вызов, делающий жизнь веселее.

В апреле 2020 года, пока другие строители печально ждали послабления режима самоизоляции, Евгений Хамин бодро анонсировал очередной умопомрачительный проект за 17,5 млрд рублей - строительства 700 тыс. кв. м жилья рядом с «Градом». Он уже обещал построить спорткомплекс (за 2,5 миллиарда), технопарк (за 7 миллиардов) и что-то еще - всех обещаний депутата и не вспомнишь. А есть ли деньги на реализацию проектов или Хамин снова будет крутиться на чужих и кредитных ресурсах? Согласно открытым данным, ни одна из фирм, учрежденных Евгением Хаминым, в 2018 году не достигла даже 200 млн рублей выручки.

Что перед нами, очередная утопия, придуманная для накачивания пирамиды новыми деньгами? Или новая сказка Хамина, которая, возможно, станет былью?

Орел или решка?

Воронежский девелопер Хамин пакует чемоданы в Госдуму. Но чей мандат он отожмет - Ревенко, Сапрыкиной или Маркова?

Автор(ы):  Александр Пирогов«Блокнот-Воронеж»
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~SQnHJ


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014


0
Guest
Пирогов - публицист? Бредятина какая-то написана
Имя Цитировать 0


Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com