Борьба с коррупцией по-воронежски: кейсы Александра Трубникова, Павла Пономарева и Тофика Магеррамова

Борьба с коррупцией по-воронежски: кейсы Александра Трубникова, Павла Пономарева и Тофика Магеррамова
7 Июня 2017

Национальный антикоррупционный комитет назвал Воронежскую область в числе регионов, которые отлично выполняют работу по борьбе с коррупцией. По версии НАК, план по противодействию коррупции выполняют лишь 11 субъектов Федерации.

Высокую оценку регион заслужил за добросовестное отношение к исполнению формальных антикоррупционных мероприятий. К примеру, в Воронежской области публикуются декларации чиновников и депутатов, в органах власти созданы подразделения, которые призваны предотвращать коррупционные проявления. То есть - заседают и отчитываются исправно. Как и берут.

В администрации Воронежа - скандал за скандалом. Сначала под прицел правоохранителей попал руководитель управления главного архитектора Антон Шевелев, вслед за которым на выход из органов власти гуськом засеменили несколько курирующих строительство чиновников. Затем прорвало нарыв со стройкой на Ленинском проспекте, 201, от предпринимателя Тофика Магеррамова, и следователи пришли с обысками к социальному вице-мэру Надежде Савицкой и руководителю городского управления имущественных и земельных отношений Наталье Махортовой. Не успела местная публика посмаковать обыски у высокопоставленных бюрократов, а на подходе уже были организовавшие себе кормушку сотрудники ГИБДД и глава администрации Хохольского района Павел Пономарев. И таковы лишь последние проявления коррупции. Так и хочется спросить: если Воронежская область - в отличниках, то что же тогда делается в других регионах? Впрочем, если Национальный антикоррупционный комитет оценивал только формальную часть борьбы с коррупцией, то его оценка ровным счетом ничего не стоит. Потому как заседания и своевременные отчеты - просто звук. Мало того что пустой, да к тому же и очень фальшивый.

Неужели в России кто-то поверит, что если в структуре администрации города (и не важно, какого именно города) появится отдел по противодействию коррупции, то в ней станут меньше брать? Или, может быть, от того, что в областном правительстве учредят профильное подразделение, его сотрудники смогут реально повлиять на коррупционный оборот? Думаю, верить в нечто подобное - как минимум наивно. На новые должности будут трудоустроены люди - и хорошо, если не из тех, кто сами брали. В худшем случае они будут именно из тех, кто брали, и работать будут не по принципу «Что делать, чтобы не брали», а по принципу «Что делать, чтобы не попадаться». В лучшем - станут проводить заседания, писать материалы, разрабатывать программы, фактически расходуя бюджетные деньги в никуда. И никаким образом их действия не смогут помешать брать взятки их коллегам из других подразделений. Взяточникам от формальной возни либо делается смешно, либо они ее попросту не замечают. И создается впечатление, что борьба с коррупцией вообще не имеет цели ее победить.

Антикоррупционных организаций в России - тьма. Уже даже не сотни, а больше тысячи. Советы, комитеты и подкомитеты, комиссии и подкомиссии. Они действуют параллельно явлению, с которым призваны бороться. Периодически в массмедиа просачивается информация, что кто-то из антикоррупционеров пользуется сомнительной спонсорской помощью, или о том, что корочка члена того или иного антикоррупционного комитета стоит 1,5 тыс. евро. И становится совсем противно: неужели даже борьбу с коррупцией у нас могут превратить с бизнес? С другой стороны, а почему бы и нет?

Недавно стало известно, что губернатор Алексей Гордеев теперь имеет право проверять декларации о доходах муниципальных депутатов, которых в регионе насчитывается 5,5 тыс. человек. Лично у меня возник только один вопрос: а зачем нам столько депутатов? Если поделить число жителей Воронежской области на количество народных избранников, то получится, что один муниципальный депутат обслуживает чуть больше 400 граждан. Не слишком ли жирно? Зачем нам их столько? Только на днях Алексей Гордеев высказался о том, что местное самоуправление в России не состоялось. А если оно не состоялось, зачем такая армия народных представителей? У нас, если вдуматься, и чиновников куда больше, чем нужно. Взять ту же муниципальную власть в областном центре. Насчет ее состоятельности вопросов давно уже нет. Чем сейчас руководит аппарат администрации? Муниципальные предприятия в частных руках, многие городские полномочия переданы на уровень выше, Воронеж по факту управляется правительством Алексея Гордеева. Но городских чиновников меньше не становится. Как не становится меньше и уголовных дел, которые с ними связаны.

Как победить российскую коррупцию - вопрос риторический. Она непобедима, потому что для того, чтобы уменьшить ее масштаб, нужна политическая воля. А совещания и отчеты как раз не обязательны. Вот в Китае за некоторые коррупционные преступления расстреливают. А что у нас? Недавно воронежские журналисты поинтересовались судьбой самого популярного из взяточников - бывшего главного дорожника региона Александра Трубникова. Уже после вынесения приговора он был отпущен из колонии на том основании, что у него четвертая стадия рака, считающаяся неизлечимой. Так вот, о Трубникове появились хорошие новости: он не только жив, но и нашел себе новую женщину. Так, наверное, и выглядит настоящая борьба с коррупцией на отлично.

Тофик Магеррамов внес посильный вклад в неустойчивость губернии. Его скандальную стройку в Воронеже могут перепрофилировать

Автор(ы):  Алла Холденко, «МK в Воронеже»
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~pptOu


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте