Расправит ли Польша крылья

Расправит ли Польша крылья
21 Августа 2020

 

Мы привыкли ругать, и ругать, конечно, за дело, русофобов как внутри России, так и в других странах. А русофобов нынче где только нет, в том числе среди народов, которым Россия никогда не делала и не могла сделать ничего плохого. Например, откуда бы могли взяться русофобы в Австралии? А они тем не менее в Канберре есть.

Но перед польской русофобией останавливаешься в смирении. Положа руку на сердце, поляки - тот самый народ, которому любить нас совершенно не за что. Мы украли у них блестящую историческую судьбу. Они, а не мы, могли бы стать хозяевами всего северо-востока Евразии. Польские уланы, а не русские казаки, могли бы облагать меховым ясаком сибирские племена. Польский, а не российский орел мог бы вознестись над берегами Амура.

Но надежды на польское величие рухнули 4 ноября 1612 года, когда Минин и Пожарский вышибли поляков из Кремля. Какой шанс был упущен! Есть известный футбольный принцип: не забиваешь ты - забивают тебе. И поляки начали пропускать мяч за мячом. Поэтому их участь была предопределена. Москва могла неограниченно наращивать ресурсы за счет продвижения на восток, в то время как для Польши западное направление экспансии оказалось закрыто (сама Польша являлась огрызком славянского мира, оставшимся после Drang nach Osten), а южное - сильно ограничено Портой, которая на тот момент сохраняла мощь и не была больным человеком Европы (как, по легенде, назвал слабеющую Османскую империю наш Николай I).

К середине XVII века положение дел на среднем востоке Европы определяли три державы - Речь Посполитая, Московия и Порта. А в треугольнике между ними металось украинское казачество, по очереди предавая все три стороны. Через столетие в том же регионе образовалась другая тройка держав - Россия, Пруссия и Австрия, и Польша из геополитического субъекта стала объектом приложения их сил.

В связи с белорусскими событиями некоторые люди в России начали обращать внимание на то, что Польша могла бы выступать не просто как активный агент единой Европы в отношениях с Россией, неутомимый застрельщик русофобских кампаний, но и как самостоятельный геополитический игрок, действующий в собственных интересах. 

К самостоятельной игре Польшу невольно подталкивают с запада. Консервативный курс партии «Право и Справедливость», кандидат от которой получил народную поддержку, пусть и не подавляющую, на последних президентских выборах, давно вызывает вопросы у европейского руководства. Дело дошло даже до незначительных, но символически болезненных санкций против Варшавы. Поляки, как и русские, не хотят, чтобы к ним пришли пропаганда педерастии, агрессивный феминизм, азиатско-африканские мигранты и прочая новая этика.

В России в последние годы много говорится о том, что мы консервируем предыдущую, хорошую версию Европы, поскольку Европа как таковая сильно испортилась. Здесь теперь видят миссию русской цивилизация, значимую для человечества. Но мы упускаем из виду, что Польша куда более подходит на роль хранительницы резервной копии исконных европейских ценностей. И потому, что остальными европейскими странами она бесспорно признается частью Европы (в то время как Россия - лишь гипотетическая часть проекта расширенной Европы от Лиссабона до Владивостока, с которым некогда выступал Владимир Путин). И потому, что польское католичество больше соответствует представлению о духовной базе европейского наследия, чем подозрительное русское православие.

Чем больше Россия и Евросоюз ментально удаляются друг от друга, тем больше у поляков оснований чувствовать себя сражающимися на два цивилизационных фронта - с одной стороны, против бездуховного, утратившего истинный путь ядра ЕС, а с другой - против азиатских орд, в качестве которых традиционно воспринимаются русские. И обстановка на европейском фронте дает полякам повод подумывать о собственной экспансии.

Контуры блока европейских традиционалистов, ведущую роль в котором могла бы сыграть Польша, вырисовываются уже достаточно отчетливо. Во-первых, Венгрия, тоже enfant terrible ЕС, идущий особым консервативным путем. Во-вторых, Словакия, которая зажата между Венгрией и Польшей и, согласно лемме о двух милиционерах, никуда не денется. А, в-третьих, Литва, которая в нынешнем белорусском кризисе выступает как политический филиал Польши. Заодно можно подключить и Латвию, и мы уже видели совместный польско-литовско-латвийский ультиматум режиму Александра Лукашенко.

Наконец, если Польше удастся утвердить свое решающее влияние на всей территории Белоруссии или хотя бы на ее части, возвращение Польши в клуб региональных держав можно будет считать состоявшимся.

Разумеется, произошел бы отдаленный, хотя и предопределенный результат распада советской империи и постепенной деградации российского влияния на оставшейся после нее территории. Но точно таким же результатом стал и выход Турции из европейского контекста, ее переход к самостоятельной игре. Турецкие силы освоились в Сирии, закрепляются в Ливии и в последнее время даже пытаются откусить у Греции кусок континентального шельфа. То есть дело идет к восстановлению тройки региональных держав XVII века: Россия, Польша, Турция, причем Россия тут скорее в обороняющейся роли.

Очевидно, что так называемые демократические силы, борющиеся против диктатуры Лукашенко (и в самом деле довольно мерзкой), готовят Белоруссию не к мифической подлинной независимости и не к вхождению в общеевропейский дом (в большинстве квартир которого нет никакого интереса к приобретению бескрайних картофельных полей), но к жизни конкретно под протекторатом Польши, как наиболее заинтересованной страны. 

А в связи с теоретическими выкладками про поляков как самостоятельных геополитических игроков можно было бы посмотреть на наших российских якобы либералов как на реликтовые структуры польского геополитического проекта, который так сильно хочет вернуться к жизни.

В самом деле, коль скоро одним из лейтмотивов умонастроения наших либеральных товарищей является сетование на то, что Россия слишком велика для усвоения либеральных ценностей и надо приветствовать всякое ее сокращение, Белоруссия представляет собой уже состоявшийся исторический эксперимент: что станет с Россией, если ее удастся разделить на 10-15 государств, по численности населения сопоставимых с Белоруссией. 

А будет вот что: в каждом из государств установится картофельная, ржаная, пшеничная, огуречная диктатура. И ведь даже генерала не нужно; достаточно председателя колхоза, директора пивзавода или владельца сети фитнес-клубов. А для чего тогда, спрашивается, делить Россию, откалывать от нее все новые куски? А для того, чтобы Россия более не беспокоила соседей - и, в частности, чтобы развязать руки Польше и не мешать второй попытке ее возвышения.

Но тогда активная поддержка белорусских революционеров украинскими товарищами выглядит недальновидной. Ведь если Польша расправит крылья по итогам белорусских дел, то следующим логичным проектом для нее была бы работа на включение в свою орбиту Украины или, если кусок окажется слишком велик, ее западной части. На украинском направлении поляков могло бы остановить только то, что Россия при разделе явно получила бы больше - хотя беспомощность Кремля в отношениях с ближайшими соседями и здесь давала бы Польше какой-то шанс.

Впрочем, если Россия возьмет себя в руки и перейдет от вялого реагирования к активному формированию пространства вокруг себя, тогда Польша, разумеется, забудет мечты о былом величии и останется рядовым, ничем не выделяющимся членом европейской семьи.

Воронежский депутат Госдумы Сергей Гаврилов: «Цель Запада - отрыв Белоруссии от России, а белорусов - от общерусского культурного поля»

Автор(ы):  Игорь Караулов
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~kNoTm


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com