Дмитрий Ольшанский: Украина замешана на самолюбовании

Дмитрий Ольшанский: Украина замешана на самолюбовании
17 Мая 2022

 

Взятие Мариуполя и судьба тамошнего «Азова» - хороший повод поговорить о большой проблеме русского народа, проблеме ранга. Психологического самоощущения нации, которое прямо влияет на политическую картину конфликта.

В Мариуполе победила Россия.

Тысячи украинских солдат сдались в плен.

В плен начал сдаваться и сам «Азов».

Еще раз: они проиграли, а мы выиграли.

Но выглядит все тем не менее так, что мы проиграли, а они выиграли.

Полностью разбитые, потерявшие город, где была их реальная и символическая база, зажатые в подземельях и чуть не пившие воду из лужи бандиты - все равно оказываются в большей степени хозяевами положения, нежели те, кто их разнес, загнал под землю и принимает в плен.

Как так выходит? Здесь, повторяю, вопрос самоощущения.

Как устроена высокоранговость украинцев (заимствованная ими у поляков, тоже специалистов по оформлению своих поражений в качестве побед) и низкоранговость русских?

Есть два момента.

Во-первых, украинцы воспринимают войну, агрессию, конфликт, вражду и ненависть как норму, более того, как высокую честь борьбы со злом, а русские воспринимают все то же самое как повреждение своей психики и своей жизни.

Русские воюют как бы нехотя, с надеждой на мир, с постоянными оговорками, что мы, мол, не хотели, но иначе никак, с усталыми вздохами, с чувством, что им приходится заниматься тяжелой и морально неоднозначной работой, оставляющей позади себя руины. И русский солдат - он, даже и победив, смотрит на руины, закуривает, садится на воображаемый пенек и грустно говорит: эх, херня какая. И тут, кстати, ровно те же эмоции, что нам так хорошо известны по книгам и фильмам о Великой Отечественной. Воины поневоле. Мирные люди, которым пришлось.

А вот украинцы устроены совершенно иначе.

Они наслаждаются агрессией. Они словно бы служат богу Марсу. Формально, будучи жертвами нападения, они - стопроцентно в своей тарелке среди разрушений и беспредела, у них не «Баллада о солдате», а Тарантино, Отто Скорцени, «Пираты Карибского моря».

Они хотят драться и любят драться, что видно совсем не только по фронтовым батальонам, но и по бешеному запалу украинских спамеров в социальных сетях, которые лезут буквально везде со своей боевой пропагандой.

Русскому все хочется с украинцем дружить, хочется помириться и все объяснить, ему хочется помечтать, что мы, мол, будем жить одной большой страной, забудем вражду, ведь было же, было. Украинец, напротив, и до всех нынешних событий - настроен на уход, на разрыв.

А кому меньше нужен другой, кто воспринимает конфликт как естественную среду своего душевного обитания - у того и выше ранг.

И вторая история. Уже не про отношение к противнику, а про отношение к себе.

Легко заметить, что Украина замешана на самолюбовании.

На постоянном - а ля Кинг Конг - биении себя в грудь: мы великие! мы герои! нас все обожают! мы всех победим! мы будем жить как в Швейцарии! нам дадут триллион долларов! нет, квинтиллион!

И национальный нарциссизм все время прет даже в тех ситуациях, где все вроде бы складывается совсем печально, но - мы видим каждый раз, что упоенные собой люди, начиная с самого Владимира Зеленского, просто игнорируют реальность, выбирая картинку, где они лучшие, где они победители и весь мир в их руках.

Русская культура, напротив, предпочитает скромность.

Русскому человеку как бы неудобно себя выпячивать, много говорить, позировать - и все торжественные жесты, улыбки, комплименты, риторические приемы и приемчики воспринимаются русскими то ли как жульничество, то ли как ненужная чепуха, словом, для России хвалить себя и любоваться собой - вымученное, чужое дело.

И мы видим, что даже Владимир Путин - с его-то возможностями, - не любит публичности, и невозможно представить, что он - как артист из Киева - будет ежедневно записывать какие-то ролики, нахваливая себя и своих.

Мы не хотим сиять на пьедестале. Потому что недостаточно себя любим. Мы сомневаемся, мы с подозрением или иронией смотрим на павлинов. Хотим уйти в тень, сесть на пенек, вздохнуть, пробормотать: да ну, херня какая-то, эх.

Отсюда и результат: нарцисс всегда имеет ранг выше, чем у закрытого человека, хоть бы и закрытый человек выиграл, а нарцисс - проиграл.

Можно ли - и, главное, нужно ли - пытаться каким-то неведомым образом менять русский характер? Пытаться сделать наш народ более напористым, агрессивным, самоуверенным?

Думаю, изменить его невозможно. Да и не хочется, если честно.

Но тогда и удивляться не стоит, что украинский «Азов», сдав город и сдавшись в плен, ведет себя так, словно бы они короли, а русские - мариупольские победители - чувствуют только горечь и тоску от того, что им вообще пришлось вступить в бой.

Автор(ы):  Дмитрий Ольшанский
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~f7INP


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте