Патриарх русского национализма Александр Севастьянов: Что же будет с нами, русскими?

Патриарх русского национализма Александр Севастьянов: Что же будет с нами, русскими?
9 Сентября 2022

Очерки истории Первого и Второго Рима.

Новый Рим

Весь ХХ век русскую нацию ломали, порабощали и уничтожали разные народы, используя, увы, огромную социальную энергию восставших русских масс, предпочевших классовую солидарность национальной. Результат закономерен: утратив и пока не восстановив элиту, мы встали на пороге вымирания и деградации.

Мы, русские, - в положении неустойчивого равновесия, пройдя в истории путь не короткий и не длинный - как раз такой, чтобы либо умереть, исчезнуть, либо учесть чужой и свой опыт, составить верный рецепт выживания и долгожительства - и жить дальше. Разделим мы участь хазар или аваров (их наши летописи ставят в отрицательный пример: «Погибоша, аки обре») или сумеем в который раз перелицевавшись, продлить нашу историю на пару-тройку тысячелетий - вопрос, родственный гамлетовскому «Быть или не быть». Хочется верить, что мы ответим «Быть». Но мало просто ответить. Надо приложить усилия в нужном направлении, чтобы утвердить ответ в реальности. Поэтому надо знать само направление. Необходима хотя бы краткая летопись роковых этнополитических ошибок и гениальных этнополитических достижений.

В русской летописи Византии принадлежит особое место ввиду того, что Россию многие считают преемницей империи ромеев. Находятся и такие, что ставят нам Византийскую империю в пример, считают ее вечным образцом для подражания. Но я стою на позициях прямо противоположных. А почему - постараюсь объяснить. Необходимо погрузиться в историю. И постичь, как и почему возникла, жила и погибла Византия.

Очень важно понять: никто и никогда специально не создавал Византию. Новый (Второй) Рим - зараженный гнилью обрубок сгнившей Римской империи. Когда Рим уже шел ко дну, Восточно-Римская империя (именно ее мы традиционно называем Византией) отделилась и потому спаслась. Здесь был способ уцелеть, сохранить старое, а вовсе не создать новое. Хотя в дальнейшем не прекращались попытки создать что-то новое, но ничего прочного так и не получилось: империю трясло как в лихорадке, а спасало (до поры) каждый раз какое-нибудь чудо - счастливое стечение обстоятельств.

Будучи относительно богатой и удачливой страной, Византия протянула, догнивая, всего чуть более тысячи лет, но все тысячу лет ее терзали внешние нашествия и внутренние неурядицы. Она то распадалась, то вновь собиралась, сокращаясь в границах и возможностях, лишь временами отнимая у более слабой Западной империи части ее имения, но затем опять их теряя, - пока не потеряла все без остатка, включая столицу и имя. Тысяча лет агонии - так и только так следует характеризовать ее бытие.

О какой гнилости я говорю, ручаясь за столь суровый приговор? Какие болезни получил Второй Рим в наследство от Первого? Если говорить упрощенно, Византия унаследовала общество, лишенное естественной иерархии, национальной и социальной. Более того, Византийская империя усугубила в своем кратком существовании оба недостатка.

Как известно, любое здоровое биологическое сообщество естественным образом подразделяется на четыре категории: высокоранговые особи, средневысокоранговые, средненизкоранговые и низкоранговые, которые распределяются по кривой Гаусса: минимальное количество по полюсам, максимальное - между полюсами. В мире есть единственное идеальное человеческое общество, мудро организованное в соответствии с законом природы: разделенная на четыре основные варны (касты) Индия, хотя в ХХ столетиии разложение коснулось уже и ее. Подобное устройство явилось залогом социальной стабильности Индостана на протяжении более двух тысяч лет.

Старый Рим

Уже в I веке вольноотпущенников в Риме было так много, что Тацит заметил: «Если обособить вольноотпущенников, то станет очевидной малочисленность свободнорожденных» (Анналы, XIII, 27). Императоры, ведя борьбу с аристократией, охотно опирались на слой вольноотпущенников, национально, как правило, чуждый и даже враждебный (представители побежденных и порабощенных народов как-никак) римскому этносу. Другого союзника императоры находили в римских плебеях. Недаром, когда после убийства Калигулы Сенат хотел восстановить республику, не позволил именно римский народ. Ведь народу все равно, люди какой этничности заправляют делами в государстве и угнетают его: пролетарии не имеют не только Отечества, как заметил Маркс, но и национальности. Лишь бы не своя родная, хорошо знакомая и ненавидимая душой аристократия! Вот как смотрели на дело простые римляне.

Как известно, до Гая Мария, полководца из простых, римского гражданства не имели не только иноплеменные представители побежденных народов, но даже италики, за исключением собственно римлян - коренных жителей Лациума. Благодаря чему римляне оставались римлянами и могли вести осмысленную внутреннюю и внешнюю политику, подчиненную истинно национальным интересам. Все подданные империи, понятно, стремились к обретению римского гражданства и даже готовы были воевать за него. Первая гражданская война в Риме произошла именно из-за проблемы гражданства.

Рвавшийся к диктаторской власти негодяй Марий, решив опереться на жаждавших полноправия италиков, щедро подарил им римское гражданство, чем, собственно, и вызвал гражданскую войну. Поскольку Рим восстал против самоуправства, не желая делиться своим исключительным положением. С огромными обоюдными человеческими потерями разгромив подлого популиста и приняв от Сената полномочия диктатора, аристократ Корнелий Сулла не решился, однако, отобрать у италиков раз подаренные права, понимая, что не закончит гражданскую войну никогда. Так был дан необратимый ход истории Рима в дурном направлении. Гибель республики была предрешена.

Кто такие были теперь римляне? Этническое наполнение слова-символа непоправимо изменилось - и менялось сильнее с каждым десятилетием. Особенно с установлением власти императоров, для которых национальная принадлежность их подданных не имела принципиального значения, как им казалось, в отличие от их количества.

Если Юлий Цезарь и Октавиан Август мыслили и вели себя как римляне, то преемник Калигулы Клавдий I охотно предоставлял права римского гражданства уже не италикам, а вообще любым иноплеменникам - грекам и варварам, за что его клеймил в стихах Сенека. Но голос философа был бессилен что-либо изменить. При его воспитаннике Нероне в Риме чужеземцев уже было больше, чем коренных римлян, и ему оставалось сетовать: «Взгляни на многочисленное население, которое едва помещается в зданиях нашего громадного города; большая часть толпы не имеет отечества, а собрались они сюда из разных мест и вообще со всего света» (Утешительное письмо к Гельвеции, 6, 2).

Процесс шел крещендо. Вскоре он затронул не только плебейские, а и аристократические круги римского общества: Веспасиан в 73 году ввел в состав Сената и всадничества жителей Италии и провинций. Во время правления Антонинов от Траяна до Коммода (91-192) «для провинциалов широко распахнулись двери Рима». Адриан стал брать в легионы не только римских граждан, но и жителей провинций, и таким образом способствовал варваризации римской армии. Наконец, в 212 году император Каракалла (сам полусириец-полуфиникиянин, выродок, убивший собственного брата Гету и свою жену) издал эдикт, которым права римского гражданства получило практически все свободное население Римской империи. В 212-м пали последние рубежи, произошел качественный скачок, ведь сменился - ни много ни мало - субъект истории. На смену бывшей римской нации времен республики пришло римское согражданство.

Автор(ы):  Александр Севастьянов, патриарх русского национализма
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~7rS6t


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте



 

 Vестник Vедьмы