Тактика тысячи порезов. Украинские резервы связаны жестокими боями

Тактика тысячи порезов. Украинские резервы связаны жестокими боями
21 Июня 2024

К концу июня русская армия владеет инициативой на фронтах специальной военной операции по демонтажу украины, а Киев и Запад упорно и успешно обороняются. Значительные по меркам русско-украинской войны территориальные приращения последнего полугода для Вооружённых сил РФ были обеспечены авдеевской операцией и её следствием в виде очеретинского прорыва, а также харьковской наступательной инициативой. Они повлекли значительный расход ресурсов и большие жертвы.

Надо учесть формирование до конца 2024 года двух новых армейских корпусов (не участвуют в СВО) и уже брошенную в бой группировку войск «Север» (защита границ и создание буфера). Наконец, слова президента и верховного главнокомандующего Владимира Путина о стратегии Генштаба ВС РФ: «Если мы хотим продвигаться максимально быстро, то нам действующего контингента недостаточно. Но мы придерживаемся другой тактики, выдавливаем противника с территорий, над которыми у нас должен быть контроль». Оценки кровопролитности тактики на выдавливание подчас диаметрально противоположны и имеют, в том числе, политический подтекст.

Судя по всему, Россия не готовит летом 2024 года крупной наступательной операции, её аналог - как раз создание приграничного буфера. Давать оценки харьковскому направлению преждевременно. Задачи брать Харьков не ставилось, но в качестве максимума следовало ожидать лучшей диспозиции. В итоге значительные резервы ВСУ, опытные части вперемешку с теробороной, остановили продвижение не самых зрелых российских соединений и провели ряд контратак, в целом, в общем-то, безуспешных.

Идёт кровопролитная битва за Волчанск, дом за домом, квартал за кварталом.

Операция выявила системные проблемы русской армии в наступательной тактике при взаимодействии родов войск и невозможность купировать проблему дронов.

Вероятно, именно поэтому наступающая группировка ВС РФ пока остаётся немногочисленной, а новые зоны входа на границе с украиной до сих пор не открыты.

Но решена задача-минимум. Украинские резервы связаны жестокими боями, техника со снарядами быстро расходуется, и ресурсов очень не хватает на других направлениях.

Задача Киева - перевести харьковское направление в режим позиционной обороны, чтобы закрепить позиции мобилизованными и освободить опытные части, не допустив полной потери их боеспособности. Но клинч в Волчанске не даёт. Более того, битва за город, потерянный русскими осенью 2022 года, сжирает ресурсы потенциально свежей группировки, которую Киев пытается создать на перспективу под новые поставки Запада.

Условно фронт сводится к трём горячим точкам в городском ландшафте высотной застройки, которые притягивают весомое количество сил обеих сторон: Красногоровка, Часов Яр и Волчанск. Везде есть успехи ВС РФ. Но - при медленном и кровопролитном продвижении в целом. Особняком стоит очеретинское, или покровское, направление, оформившееся после падения Авдеевки. Внезапное вклинивание в украинские порядки позволило выйти на рубежи второй линии обороны и обозначить перспективу движения на Покровск, главный логистический узел ВСУ в Донбассе. Возможные фланговые удары позволят создать условия для взятия Угледара и Торецка с ликвидацией тамошних украинских группировок. Пожалуй, названные задачи являются приоритетными на летне-осеннюю кампанию, а все остальные направления - вторичными и отвлекающими.

Тактика тысячи порезов, или одновременного давления на всех направлениях, имеет минусы и плюсы. Видимо, она безальтернативна при отсутствии мобилизации, дефиците сил, отсутствии навыков преодоления эшелонированной обороны и закрепления на отвоёванных участках. Но ВС РФ фрагментированы, что не позволяет быстро развивать успех в случае краха участка обороны хохла - ВСУ могут перебросить резервы.

При иных раскладах очеретинский прорыв мог бы похоронить всю донецкую группировку врага. Ведь украинские войска ровно таким же тонким слоем размазаны по линии длинного фронта. Но надо учесть: накопления в полосе обеспечения значительных сил прорыва выявляются средствами разведки и страхуются обеими сторонами.

Решение Вооружённых сил РФ растягивать фронт в условиях дисбаланса демографических потенциалов выглядит логичным. Как следствие - потеря ВСУ позиций на юге (Работино, Урожайное), возле Угледара (вышли на принципиальную Максимильяновку), поступательное наступление для обеспечения ствола очеретинского прорыва, оживление фронта по направлению к Торецку и Северску. Параллельно развивается вялотягучее продвижение к Купянску. Кажется, что трофеи русской армии не велики. Но многие искомые населённые пункты числились за противником год, два и десять лет, выглядели неприступными, а были взяты только в мае-июне 2024-го.

На данном этапе, судя по подходу Москвы, важны не территории, а истощение противника. И не в военной технике, которая регулярно пополняется Западом, а в людях, опытных, стойких, качественных солдатах и командирах среднего звена, которые способны передать опыт и психологию войны мобилизованным. Именно исчерпание человеческого потенциала ВСУ, как ожидается, должно привести к обрушению фронта и переходу всех территорий новых российских регионов под контроль ВС РФ без боя.

Но всё же реализуется сценарий в вакууме.

Никто за пехоту её тяжёлую работу не сделает и границу России не продвинет.

Стратегия Украины читается легко: выдержать в обороне за счёт мобилизованных частей и ставки на все виды дронов в невероятном количестве, купируя прорывы обороны Силами спецопераций и опытными пидраздилами. В конце концов истощить наступательные возможности России - и либо выходить на выгодные мирные соглашения, либо попытаться провести успешную операцию по образцу лета 2023 года.

Возобновление поставок из США позволило несколько купировать снарядный голод ВСУ и дало зелёный свет на передачу F-16, тогда как технику, ракеты и артиллерию пока полностью берут на себя европейцы. Их вклад в русско-украинскую войну самый существенный, и дальше он будет только расти по мере передачи США всех обязанностей по обеспечению Киева на еэсовских союзников. Вместе с тем оперативное командование войной (разведка, логистика и, похоже, стратегия) акцентированно переходит под специальные структуры в рамках НАТО с доминированием Пентагона.

Ястребы несколько страхуются от тряски в Вашингтоне и зависимости от фигуры нового хозяина Белого дома. Отсюда - идеи фиксированной выплаты на войну доходов от замороженных резервов России или европейского фонда с отчислениями участников.

В военном отношении Запад видит задачу постепенного истощения военного потенциала России через укрепление обороны ВСУ и переход к заморозке линии фронта, возможно, на время. Сценарий позволит взять паузу для накопления дефицитных брони, снарядов, ракет, разгона западного военно-промышленного комплекса. Помимо снарядов страны НАТО ускоренными темпами поставляют Украине системы ПВО с ракетами. Они должны прикрыть работу F-16 по логистике и тылам в прифронтовой зоне ВС РФ, а также по переднему краю и, в свою очередь, ограничить диапазон использования российской авиации с планирующими бомбами, которые сильно размягчают украинскую оборону.

По всей видимости, значительную часть F-16 (всего их могут передать больше ста штук уже в 2024 году) разместят на украинских аэродромах, что, понятное дело, делает их приоритетной мишенью для российских ракет. Без обеспечения ПВО не обойтись.

Европейские страны в спешном порядке передают Киеву батареи Patriot из своих регулярных армий - так же как и некоторые другие вооружения. Идея в том, что если получится остановить ВС РФ в 2024 году, у европейцев возникнет пауза для пополнения арсеналов. Американский ВПК обогатится, армия США ослабится, но не сильно.

Автор(ы):  Пётр Скоробогатый, военный эксперт
Короткая ссылка на новость: https://4pera.com/~PD3Jj


Люди, раскачивайте лодку!!!