Республики Донбасса признали. Почему сейчас и что дальше?

Республики Донбасса признали. Почему сейчас и что дальше?
22 Февраля 2022

Признание Москвой Донецкой и Луганской народных республик вызвало - и вызывает - бурю эмоций не только в России и на Украине, не только в Донецке и Луганске, но и во всем мире. Президент Сербии Александр Вучич заявил, что шаг Кремля полностью рушит архитектуру безопасности, больше никто не способен предвидеть, что произойдет: «То, что нам знакомо, - больше не существует». Но ситуация, возникшая на великой шахматной доске 21-22 февраля, требует в первую очередь трезвого и холодного анализа - хотя бы потому, что ставки в игре слишком высоки.

Почему сейчас?

Весной 2014 года, на волне событий, получивших название Русской весны, Россия могла без особых издержек взять под контроль не только всю Новороссию, но и вообще разделить Украину по Днепру. Ничего подобного, однако, не произошло. Более того, Москва проигнорировала референдумы, прошедшие 11 мая 2014 года в Донецкой и Луганской областях по вопросу о независимости. Не было дано положительного ответа на просьбу главы временного коалиционного правительства ДНР Дениса Пушилина рассмотреть вопрос о вхождении ДНР в состав Российской Федерации 12 мая 2014-го. Потребовалось почти восемь лет вялотекущего (и временами переходящего в острую фазу) вооруженного конфликта между республиками Донбасса и ВСУ, чтобы 21 февраля 2022 года в Кремле президент Владимир Путин подписал указ о признании ДНР и ЛНР.

Распространена версия, согласно которой признания - а тем более присоединения Новороссии в 2014-2015-х (по результатам Иловайска и Дебальцева) - не произошло потому, что противилась часть российской элиты, ориентированная на Запад.

Не подвергая сомнению само существование феномена, заметим, что российская элита, как и элита практически всех стран бывшего соцлагеря, западоцентрична: если и есть исключения, с восторгом глядящие в сторону Китая либо Японии, то погоды они не делают. И если предположить, что в 2014 году прозападная ориентация нашей элиты помешала политическому руководству страны признать ДНР и ЛНР, а в 2022-м - нет, то приходится признать, что элиты либо серьезно разочаровались в Западе, либо посчитали возможную реакцию Запада не столь уж катастрофичной. Либо же фактор противодействия элит преувеличен охочими до простых объяснений конспирологами.

С нашей точки зрения, ситуация с признанием ДНР и ЛНР - как и вообще ситуация с российско-украинским конфликтом - не может быть правильно интерпретирована вне общеполитического контекста 2021 года. Напомним его ключевые события:

• приход к власти в США кандидата от Демократической партии Джозефа Байдена и переход контроля над верхней палатой Конгресса в руки демократов;

• борьба с наследием республиканца Дональда Трампа как во внутренней политике, так и на международной арене, в основном неудачная, и связанное с ней падение популярности администрации Байдена и Демократической партии в целом;

• создание военного альянса AUKUS, включающего в себя Соединенные Штаты, Великобританию и Австралию и направленного против усиления влияния Китая в Южно-Китайском море и, в частности, в спорных акваториях искусственных островов.

23 ноября, на следующий день после того как Австралия официально приступила к реализации программы оснащения своего флота атомными подводными лодками в рамках AUKUS, министры обороны Китая и России объявили о достижении договоренности по дорожным картам в сфере военного сотрудничества и подписали соответствующий план на 2021-2025 годы. Он был оценен рядом западных военных аналитиков как серьезный шаг на пути к полноценному военному союзу Москвы и Пекина, и хотя их интерпретация выглядит чересчур смелой, определенными гарантиями политической и, возможно, военной поддержки и Россия, и Китай явно заручились. 

В середине декабря 2021 года Россия выдвинула США и другим странам НАТО список требований, включающий в себя отказ Североатлантического альянса от дальнейшего расширения на Восток (включая Украину и Грузию), отвод американских сил и вооружений из Восточной Европы и отказ от размещения в Европе ударных средств, угрожающих России. Речь шла о коренном пересмотре базовых принципов и архитектуры европейской безопасности, сформированных после победы Запада в холодной войне, - фактически о демонтаже Мальтийской системы (по аналогии с Ялтинской). 

Стоит подчеркнуть, что требования России, которые Запад, разумеется, счел неприемлемыми, были поддержаны Си Цзиньпином (во время его встречи с Владимиром Путиным на церемонии открытия Олимпиады в Пекине в начале февраля). 

Нет сомнений, что к началу февраля 2022 года между Россией и Китаем был достигнут консенсус по вопросу о необходимости радикального реформирования системы безопасности в Европе, с одной стороны, и в Тихоокеанском регионе - с другой. Он позволил России вести более решительную политику в отношении Украины, которая, в свою очередь, на протяжении 2021-го продолжала терять политическую субъектность.

В чем интерес США?

То, что интерес Вашингтона существует, несомненно. Упорство, с которым США подталкивали Россию к силовому решению проблемы Донбасса, массированная кампания в СМИ, призванная убедить весь мир в том, что Путин обязательно вторгнется на Украину, когда грязь замерзнет, - убедительно свидетельствует о неких выгодах, которые Вашингтон намеревается получить от эскалации напряженности между Москвой и Киевом. Вообще события февраля 2022 года создают ощущение грандиозного медиаспектакля, где на сцене, в полном соответствии с чеховским принципом, развешено множество ружей, обреченных на пальбу в финале. Даже если предположить, что Россия первоначально не собиралась признавать ДНР и ЛНР, а тем более вводить туда войска, то действия западных партнеров не оставляли ей другого выхода. И здесь, пожалуй, главное отличие февраля 2022-го от марта 2014 года, когда бескровное и очень техничное присоединение Крыма стало абсолютной неожиданностью для Запада.

Вряд мы ли ошибемся, если предположим: несмотря на риторику, санкции и ритуальные плачи над попранным суверенитетом Украины, Западу - и прежде всего США - было нужно, чтобы Россия признала, а в перспективе - присоединила к себе ДНР и ЛНР. Более того, как представляется, в Вашингтоне готовы даже пойти на дальнейшее расчленение Украины с переходом ее части под контроль - прямой или опосредованный - России. 

Следует иметь в виду, что размещение на Украине ударных вооружений военно-политического альянса, направленных против России, действительно является тревожной перспективой для Москвы, но не является решающим фактором для США и их союзников по НАТО. Румыния, Польша, Чехия, не говоря о странах Балтии, не так уж сильно уступают Украине в качестве плацдарма для размещения РСМД. Конечно, ракеты, выпущенные из-под Харькова, долетят до Москвы быстрее, чем из-под польского Слупска. Но понятно, что в обоих случаях ответным ударом будут уничтожены территории, не играющие важной роли в американской системе ценностей.

Украина важна для Вашингтона как страна-клиент, следующая указаниям своего патрона, но не настолько, чтобы не сдать ее (целиком или частично) в обмен на по-настоящему ценные актив. Ими являются: в краткосрочной перспективе - выигрыш Демократической партией США промежуточных выборов в Конгресс в ноябре 2022 года, в среднесрочной перспективе - охлаждение и раскол складывающегося союза России и Китая.

На фоне позорного ухода США из Афганистана и неуклонно падающего рейтинга Джозефа Байдена перспектива поражения на промежуточных выборах и потери большинства в обоих палатах Конгресса выглядит для демократов более чем реальной. Для Байдена критически важно выступить в роли верховного арбитра - а так как он не может быть им во внутренней политике, то единственным шансом остается внешнеполитическая арена. И здесь Украина с ее послушным президентом, замаливающим грехи перед нынешним хозяином Белого дома (в 2019 году Зеленский опрометчиво пошел на сотрудничество с людьми Трампа, когда они искали компромат на сына Байдена Хантера), с прирученными элитами, вовлеченными в коррупционные схемы демократов, с имиджем юной свободной демократии, противостоящей тоталитарной России, оказывается как нельзя кстати. Натравить ВСУ на Донбасс, спровоцировав ответные шаги Москвы, - задача техническая. А затем можно сыграть роль миротворца и даже спасителя Киева от наступающих с востока варварских орд. Не случайно же в нарративе британских партнеров США всплыли монголо-татары.

Специально для скептиков, считающих, что американским избирателям все равно, кто кого убивает где-то в Восточной Европе, и что президенту США миротворчество на Украине не принесет ощутимых бонусов, напомним, что Байден уже назвал признание Москвой ДНР и ЛНР угрозой национальной безопасности США. Дальнейшая раскрутка тезиса, на которую бросят всю мощь пропагандистской машины американских СМИ, может превратить локальный конфликт между ВСУ и республиками Донбасса в событие масштаба межгалактической войны, а Байдена - в персонажа уровня Вудро Вильсона.

О том, что обострение ситуации было выгодно Вашингтону, говорит тот факт, что после голосования в Госдуме о признании республик Донбасса 15 февраля Кремль взял почти недельную паузу, чтобы дать коллективному Западу (и Киеву как его марионетке) возможность принять решение по вопросу ЛДНР. Решение в конце концов было принято - и не в пользу Киева. Судя по серии переговоров, последовавших за обращением Госдумы к президенту, Украину решено было слить и повесить как обременение на Россию. Разумеется, не напрямую и не в открытую: процесс растянется на несколько лет и будет сопровождаться злобной русофобской риторикой и адскими санкциями. 

С нашей точки зрения, Западу сейчас выгодно повесить на Россию проблему Украины (фактически пребывающей в состоянии failed state), как и проблему собирания Русского мира, - по мнению западных геостратегов, она может надолго нейтрализовать опасную активность Москвы на других направлениях. К тому же следует помнить, что в картине мира, доминирующей в США и Великобритании, Россия - клонящаяся к упадку держава, в то время как основная опасность исходит от восходящего, набирающего мощь Китая.

Если Россию удастся заманить в украинскую ловушку, связать ее по рукам и ногам санкциями за ЛДНР, за Мариуполь, за Киев и т.д. - ее ценность как союзника в глазах Китая неизбежно упадет. А в дальнейшем - при гипотетическом преемнике Путина - США могут рассчитывать использовать украинскую морковку в качестве вознаграждения для Москвы, если она встанет на сторону Вашингтона в его конфликте с Пекином. Во всяком случае подобные схемы разрабатывались в начале 2010-2012 годов одним из наиболее проницательных геостратегов Америки Эдвардом Люттваком. В его концепции Россия играла ключевую роль в сдерживании Китая (который Люттвак рассматривал как основного соперника США и претендента на мировую гегемонию) - вопрос о том, как оплатят российские услуги по сдерживанию, специально не акцентировался, но понятно, что расплачиваться за них предполагалось не за счет США, а за счет тех стран, которые не жалко. Втянуть Россию в полномасштабный конфликт на Украине, наказать санкциями из ада, а потом поманить перспективой отмены санкций в награду за сдерживание Китая - вполне рабочая стратегия. Во всяком случае как она видится из Вашингтона.

Что будет с ДНР и ЛНР дальше?

Вернемся, однако, к признанным 21 февраля 2022 года республикам. Главной интригой на данный момент является то, в каких, собственно, границах Москва признает ЛДНР. От ответа во многом зависит жизнеспособность государств Донбасса. Не секрет, что новопризнанные республики занимают в лучшем случае треть Донецкой и Луганской областей. В нынешнем варианте ДНР и ЛНР крайне зависимы от объектов гражданской инфраструктуры (ТЭЦ, насосные станции и т.д.), оказавшихся по ту сторону фронта. К тому же текущая конфигурация фронта позволяет ВСУ дотягиваться своей артиллерией до Донецка, а также - в случае необходимости - в ходе наступательной операции довольно быстро отрезать ДНР от ЛНР. Не говоря уже о колоссальной важности для Донбасса такого порта, как Мариуполь, на данный момент находящегося под контролем киевских властей. В общем, признание ЛДНР в тех границах, которые республики занимают сейчас, априори вызовет и для них, и для РФ очень много проблем.

Единственным вменяемым вариантом существования ЛДНР является их признание в административных границах Донецкой и Луганской областей, о котором уже заявил президент Путин. Только оно придаст республикам устойчивость и жизнеспособность. Однако реализация сценария подразумевает удаление с территорий Донецкой и Луганской областей, находящихся под контролем Киева, развернутых там частей ВСУ. Каким образом Москва сможет добиться цели быстро и бескровно и сможет ли - неясно. 

Примут ли ДНР и ЛНР по примеру Крыма в состав РФ?

Вопрос о вхождении республик в состав Российской Федерации, о котором проговорился глава СВР Сергей Нарышкин во время исторического заседания Совбеза РФ 21 февраля, на повестке дня, судя по всему, не стоит. За невозможностью прямо сейчас превратить в буферную зону между собой и НАТО Украину Москва будет создавать ее из территории ЛДНР. Соответственно, возвращения в родную гавань Донецку и Луганску ждать вряд ли стоит. Не исключено даже, что Москва не будет стремиться к объединению ДНР и ЛНР в одно политическое образование. Москва явно решила пойти по пути, уже опробованному в Южной Осетии и Абхазии - с созданием на территории республик военных баз, физической защитой граждан и формальными межгосударственными отношениями. Теперь в случае нападения на республики со стороны ВСУ (или иного агрессора) на их защиту выступит российская армия во всей своей силе и славе.

Что намерена делать российская армия на территории ЛДНР?

В указе президента Путина сказано: «В связи с обращениями глав ДНР и ЛНР Минобороны РФ обеспечить до заключения договора осуществление Вооруженными силами России на территории республик функций по поддержанию мира». Можно предположить, что ВС РФ берут на себя функцию миротворческого контингента на территории ЛДНР. Статус подразумевает возможность прямого столкновения ВС РФ и ВСУ. Собственно, есть мнение, что столкновения уже идут. Более того, российская сторона может нести потери. Так или иначе, но российская сторона постарается в кратчайшие сроки добиться прекращения огня со стороны ВСУ. Так что резонно прогнозировать огневые налеты российской артиллерии и РСЗО и удары высокоточным оружием типа «Искандеров» по наиболее несговорчивым частям ВСУ. Задействование в небе над ЛДНР российской авиации (но не беспилотников), скорее всего, будет иметь место в ограниченных масштабах благо ВСУ располагает приличным количеством ЗРК.

Внешнеполитические последствия

С высокой степенью вероятности результатом признания ЛДНР станет отказ Запада от дальнейшего диалога с Москвой. Встречи глав МИД, а также саммиты на высшем уровне будут с большой вероятностью сорваны. Пространство для дипломатии останется, но ни о каких переговорах по безопасности в Европе речи уже, конечно, не пойдет.

Отношения НАТО/Евросоюз и РФ окончательно уйдут в сферу нарастающей конфронтации. Украина в состав НАТО принята так и не будет, но Запад постарается максимально накачать ее вооружением. В ближайшие месяцы поставки западного вооружения Киеву вырастут в разы, равно как и финансовая помощь незалежной.

Мы полагаем, что в обозримом будущем серьезных боевых действий на территории народных республик не произойдет. Эвакуация мирного населения, предшествовавшая признанию, проводилась по двум основным причинам. Во-первых, нужно было развернуть войска РФ на территории компактного проживания гражданского населения. Во-вторых, эвакуация частично решала миграционную проблему, существующую в России. Безусловно, переселенцы из русских областей, говорящие на русском языке, воспитанные в русской культуре, гораздо предпочтительнее инокультурных и иноязычных мигрантов из республик Средней Азии. В целом на фоне демографического кризиса в России (за 2021 год естественная убыль населения превысила 1,2 млн человек) приток русского населения из ЛДНР - безусловное благо для Российского государства.

Что касается санкций, то они в любом случае воспоследуют. И нельзя исключать, что если признанная Москвой территория ЛДНР ограничится их текущими границами, то санкции могут оказаться достаточно умеренными. А вот если Москва попробует раздвинуть рубежи ЛДНР до административных границ Донецкой и Луганской областей, то Россия сразу и окончательно угодит в агрессоры с одномоментным вводом против Москвы всего доступного Западу инструментария наиболее жестких санкций. Фактически они приведут к полному разрыву отношений между РФ и Западом. Наконец, нельзя упускать из виду тот факт, что признание ЛДНР не решает для Москвы проблемы существования под боком «АнтиРоссии» в лице постмайданной Украины. Нужно полномасштабное военное вмешательство со всеми описанными выше последствиями.

Автор(ы):  Fitzroymag.com
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~DtZI0


Люди, раскачивайте лодку!!!




Переходи! Подписывайся! ... пользователей

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 [email protected]

вконтакте