От Москвы до Пекина. Насколько большой брат эффективен в борьбе с эпидемией

От Москвы до Пекина. Насколько большой брат эффективен в борьбе с эпидемией
8 Мая 2020

Власти Москвы предложили распространить систему цифровых пропусков на остальные регионы. По мнению мэра российской столицы Сергея Собянина, ее введение поможет более эффективно бороться с эпидемией. Сейчас многие государства в той или иной мере внедрили системы цифрового контроля за обществом. Однако опыт тех, кто смог справиться с ситуацией, показывает, что технологии не всегда играют решающую роль в борьбе с Covid-19.

Карта контактов

Цифровыми методами контроля власти хотят достичь нескольких целей. Первая и самая главная - отслеживать контакты людей, у которых подтвержден диагноз Covid-19. Соответствующий метод борьбы с эпидемиями доказал эффективность в XX веке, но тогда столь небезопасную работу эпидемиологам приходилось выполнять вручную. Каждого заболевшего подробно расспрашивали, составляли карту контактов и по цепочке изолировали всех, кто оказывался в группе риска.

Проблема метода - помимо опасности для здоровья врачей и эпидемиологов - в том, что такая скрупулезная работа занимает немало времени, а принимаемые меры могут сильно отставать от распространяющегося вируса.

Технологии решают ту же задачу практически в режиме реального времени. Роль маячка играют мобильные телефоны, отслеживание которых может быть принудительным или добровольным. Без ведома пользователей власти могут отследить их перемещение или с помощью триангуляции местоположения по координатам с вышек базовых станций, к которым подключается аппарат, или по сигналу от приемника GPS в телефоне. Если сами пользователи готовы помочь властям следить за обществом, то они могут скачать приложение, которое будет отслеживать перемещение по Bluetooth.

У каждого из методов есть свои преимущества и недостатки. Отслеживание по GPS достаточно точно, но, во-первых, не во всех аппаратах есть GPS-приемник, а если и есть, то его можно отключить. Во-вторых, сигнал GPS плохо проходит в некоторых помещениях (особенно в метро).

Более универсальный метод - отследить местоположение по сотовым вышкам, но точность координат варьируется от нескольких десятков метров до нескольких километров. Вычислить точное местонахождение и контакты абонента таким образом непросто.

В обоих случаях данные геолокации отправляются на централизованный сервер, что упрощает процесс обработки данных для властей, но одновременно угрожает сохранности персональных данных пользователей.

Отслеживать контакты через Bluetooth точнее и безопаснее с точки зрения сохранности личных данных. Пользовательские устройства обмениваются уникальными идентификаторами друг с другом, но не сохраняют данные геолокации. На устройстве каждого пользователя хранятся лишь данные об удаленности от других устройств и времени, когда они находились на близком с ними расстоянии.

Если у какого-то человека подтверждается диагноз Covid-19, власти получают доступ к данным его устройства и через приложение оповещают всех, кто за последние две недели (срок инкубационного периода Covid-19) контактировал с заболевшим человеком. Такая система достаточно точна и безопасна для данных пользователей, поскольку уникальные идентификаторы телефонов обезличены.

Однако система работает только с согласия пользователя, зарегистрировавшегося в приложении. Кроме того, пользователь должен держать Bluetooth постоянно включенным. Согласно исследованию ученых из Оксфорда, такой метод будет крайне эффективным в борьбе с распространением эпидемии лишь в том случае, если к системе подключится хотя бы 60% жителей. Между тем в Сингапуре, где власти запустили подобную систему Trace Together, приложение установили не более 12% жителей.

Не соблюдать бессмысленно

Вторая цель цифрового контроля - контролировать, что те, кто переносит Covid-19 без симптомов, и те, кто находится в группе риска, соблюдают жесткий карантин. Власти могут использовать разные инструменты: следить за людьми по камерам с системой распознавания лиц, собирать геолокацию с мобильных телефонов, регулярно звонить или отправлять сообщения в специальные приложения, обязать людей носить трекинг-браслеты на случай, если телефон останется дома или разрядится.

Если человек нарушил режим карантина, цифровые средства контроля должны подать сигнал правоохранительным органам. В большинстве стран нарушение карантина имеет четкую правовую оценку - вплоть до уголовного наказания.

Наконец, третья цель цифрового контроля - снизить интенсивность перемещений здоровых людей, чтобы минимизировать вероятность их заражения. Задача сложная: полностью изолировать здоровых людей невозможно (им нужно выходить за продуктами, медикаментами, выгуливать домашних животных и так далее). Поэтому власти максимально ограничивают частоту и расстояние перемещений.

Применяются цифровые методы демотивации. Например, чтобы выйти в магазин, человеку нужно получить цифровой пропуск, а кассиры не имеют права продавать товар тем, кто фактически живет дальше положенного расстояния от магазина. Сюда же относятся и ограничения на использование личного, общественного транспорта и так далее.

Описанные меры хоть и не исключают возможности перемещения за пределы разрешенного радиуса (в большинстве стран он варьируется от ста метров до километра), но делают сам процесс крайне неудобным, а зачастую и бессмысленным. Китай, к примеру, практически сразу ввел жесткие ограничения на перемещение жителей не то что по стране, а внутри городских районов. Города с особенно тяжелой эпидемиологической обстановкой, как Ухань, были полностью закрыты на карантин.

Чтобы пройти в супермаркет, офис, а иногда и просто выйти из собственного дома, человек должен был предоставить историю своих перемещений, которой с радостью делились мобильные операторы. Он мог попасть в любое общественное место только после того, как полиция при входе отсканировала со смартфона его уникальный QR-код или получила ту же информацию через SMS.

В системе содержались данные обо всех перемещениях человека за возможный инкубационный период: если он посещал места со сложной эпидемиологической обстановкой или тем более находился рядом с пациентом с подтвержденным Covid-19, то вход ему запрещен.

Позднее подобная система распространилась и на поездки в общественном транспорте и такси. Перед поездкой нужно было подтвердить, что ты не из высокой группы риска. Чуть позже ведущие китайские технологические компании - сначала Alibaba, а потом Baidu и Tencent - разработали приложения, позволяющие отслеживать вероятность заражения каждого человека.

Alibaba, в частности, разработала коды здоровья. Каждый человек должен при регистрации заполнить анкету о своем самочувствии и контактах. Конкретный алгоритм работы приложения Alibaba не раскрывает, но, вероятно, оно также анализировало разнообразные данные о перемещениях, покупках, в том числе жаропонижающих средств в аптеке, если, конечно, клиент расплачивался с помощью электронного кошелька Alipay.

Затем по результатам анализа больших данных человеку присваивается QR-код. Зеленый - низкий уровень риска, можно перемещаться по городу. Желтый - самоизоляция на семь дней. Красный - высокий уровень риска и изоляция на 14 дней. QR-коды могли менять свой цвет в течение 14-дневного периода. И ситуация косвенно указывает на то, что помимо данных, добровольно предоставленных пользователем, приложение также анализировало другую Big Data самостоятельно.

Приложение за несколько недель установили 92% жителей Ханчжоу - там базируется Alibaba. Затем инициативу распространили на другие регионы. Сейчас для всего: пойти в магазин, проехать на транспорте и зайти в офис или пройти в общественное место - нужно предъявлять QR-код. Таким образом, не соблюдать строгие ограничительные меры просто бессмысленно - без приложения на улице нечего делать.

До введения цифровых пропусков в Москве обсуждался вариант установить подобные, более жесткие технические ограничения. Человек должен был зарегистрировать на сайте городских услуг свой адрес фактического проживания и получить QR-код, который нужно было бы сканировать при выходе из дома, по возвращении домой, в магазинах, общественном транспорте, на личном транспорте по требованию инспекторов ГИБДД.

В таком случае ходить не в ближайшие магазины стало бы бессмысленно, так как по своему QR-коду определенный житель мог сделать покупку только в определенных магазинах. Отследить время нахождения вне дома помогало бы сканирование того же кода на входе и выходе. Перемещение на общественном транспорте и автомобиле разрешалось бы лишь тем, у кого есть на то специальное разрешение, вшитое в QR-код. Обо всех нарушениях власти получали бы уведомление в режиме реального времени.

Реализовать систему в полном объеме так и не получилось. Во-первых, когда код пилотного приложения оказался в сети, программисты писали, что безопасность личных данных пользователей в приложении находится практически на нуле: данные отправляются на зарубежные серверы в незашифрованном виде. Во-вторых, технически реализовать столь сложную систему на коленке невозможно. Из всех стран только Китай смог оперативно наладить всеобъемлющие механизмы цифрового контроля. Вероятно, потому, что значительные наработки были сделаны задолго до распространения эпидемии коронавируса.

Прайвеси или жизнь

Западные политические элиты не раз критиковали систему распознавания лиц, анализ сетевой активности людей, их передвижения, контактов, покупок и остальной комплекс больших данных и технологических решений, на основе которых создается китайская всеобъемлющая надзаконная система управления обществом. Вице-президент США Майк Пенс еще в 2018 году, выступая в Гудзонском институте в Вашингтоне, назвал китайскую систему социального кредита оруэлловской и указал на возможности цифрового вмешательства государства практически во все сферы человеческой жизни.

Однако эпидемия коронавируса показала, что и традиционные демократические общества готовы вводить методы цифрового контроля, оправдывая их необходимостью обеспечить охрану жизни и здоровья людей.

Власти Южной Кореи с самого начала эпидемии собирали данные геолокации телефонов от сотовых операторов, а также информацию о транзакциях по банковским карточкам. Девять из десяти корейцев, по статистике, имеют кредитные карты, а доля безналичных расчетов составляет 96,4%. Данные из 22 кредитных организаций, а также данные геолокации мобильных телефонов поступают в систему, которой управляет министерство земельных ресурсов и транспорта Южной Кореи. Как заявляют корейские власти, она позволяет за десять минут отследить перемещение конкретного человека.

Также в Корее планируют создать систему умного города и отслеживающие браслеты для тех, кто уже нарушал карантин. Информация в систему умного города загружается Центром по борьбе с инфекционными заболеваниями, а также Национальной полицией и Кредитно-финансовой ассоциацией Южной Кореи. На основании системы трекинга телефонов и платежных карт создана онлайн-карта, которую в Интернете может посмотреть любой желающий. На карте отмечены все последние подтвержденные случаи Covid-19.

Кроме того, власти рассылают текстовые сообщения всем, кто мог контактировать с заболевшим. Информация включает в себя пол и возраст заболевшего, места, которые он посещал за последние две недели, а также место, в котором мог быть длительный контакт с ним. Имена и данные идентификационных документов не раскрываются, но уже имеющейся информации достаточно, чтобы установить личность заболевшего. Тем не менее, согласно опросам, корейцы поддерживают публикацию чувствительной информации ради предотвращения распространения эпидемии.

В Израиле был в спешном порядке принят специальный закон о чрезвычайной ситуации. Теперь все данные геолокации сотовых телефонов, записи с вышек базовых станций могут быть использованы для отслеживания контактов с зараженными. Кроме того, полиция может получить данные сотовых операторов, которые служба безопасности Израиля ШАБАК собирает без решения суда.

Предполагается, что в случае подтверждения Covid-19 у какого-либо человека всем контактировавшим с ним будут автоматически рассылаться уведомления. Полиция может также использовать информацию мобильного телефона, чтобы отследить местонахождение тех, кто должен находиться на карантине.

Не отстает и Тайвань. Страна использует систему цифрового забора, правда, только для тех, кто должен соблюдать обязательный карантин (люди с высоким риском инфицирования или с подтвержденной инфекцией коронавируса в легкой форме). Если телефон выдает какие-либо подозрительные данные о перемещениях или выключен, полиция может прийти домой с проверкой. Кроме того, для контроля за соблюдением карантинных мер используют камеры наблюдения, установленные в жилых районах.

США и ряд европейских стран обещают пойти по пути добровольного отслеживания контактов. Facebook в партнерстве с университетом Карнеги - Меллона запустил интерактивную карту, позволяющую увидеть масштабы распространения Covid-19. Карта составляется на основе опросов пользователей Facebook и показывает, у какого процента людей в разных регионах есть похожие на Covid-19 симптомы, но диагноз еще не поставлен.

О совместной разработке системы отслеживания контактов для борьбы с коронавирусом сообщили также Apple и Google. На первом этапе они выпустят программные интерфейсы приложений (API), созданных службами здравоохранения. Затем Apple и Google совместно запустят платформу, где можно отслеживать контакты на основе Bluetooth. Соответствующий функционал будет встроен в операционные системы iOS и Android.

Свое приложение, основанное на передаче данных по Bluetooth, разрабатывает Великобритания. Как сообщил министр здравоохранения страны Мэтт Хэнкок, приложение будет анонимным и добровольным. Если человек подозревает у себя симптомы Covid-19, он может сообщить через приложение. В таком случае пользователю и всем, кто с ним контактировал, присвоят желтый уровень угрозы. Если в дальнейшем наличие у человека коронавируса подтвердится, уровень угрозы автоматически обновится до красного. Приложение, как сказал Хэнкок, делается для того, чтобы люди сами могли вести себя ответственно.

С другой стороны, опыт Гонконга показывает, что добровольные приложения легко могут стать обязательными. Гонконг использует приложение StayHomeSafe, работающее на Bluetooth, чтобы отслеживать людей на самоизоляции и карантине. Все приезжающие в Гонконг обязаны его установить. Людям выдают браслеты с напечатанным на них QR-кодом.

Позже приезжие должны скачать приложение на смартфон и разрешить ему доступ к геолокации, Bluetooth и даже хранилищу. По прибытии домой, в гостиницу или другое место обязательной изоляции нужно просканировать QR-код на браслете, тем самым зарегистрировав себя в приложении, и начать медленно обходить с телефоном периметр квартиры, фиксируя ее геолокацию. В течение всего времени карантина нужно держать телефон включенным, а приложение активным. Иногда приложение присылает уведомления, что нужно просканировать QR-код, чтобы подтвердить свое местонахождение. Сканировать надо безотлагательно, иначе приедет полиция.

Похожая система работает и в Польше. Приложение на смартфоне в любой момент может попросить сделать селфи в квартире, чтобы подтвердить свое местоположение.

Какое лекарство подействовало?

Пока трудно оценить, действительно ли решающую роль в успехе некоторых стран сыграли высокие технологии слежки и контроля. На Тайване очень мало заболевших - чуть более четырехсот, хотя в материковом Китае официально зарегистрированных случаев заражения Covid-19 более 80 тысяч. Тайбэй ввел запрет на въезд пассажиров из материкового Китая, Гонконга, Макао в первых числах февраля, когда заболеваемость в регионах стала расти. Власти также ввели запрет на экспорт медицинских масок и средств защиты и стали активно наращивать их производство. Кроме того, были введены квоты на продажу масок в одни руки.

Вместе со своевременной разработкой экспресс-методов тестирования на SARS-CoV-2 принятые меры очень помогли на начальном этапе эпидемии. Местные власти также оказывали финансовую поддержку людям, которые находятся на карантине, и обеспечивали их товарами первой необходимости, чтобы было меньше причин выходить из дома.

Массовое тестирование на коронавирус, вероятно, помогло Южной Корее за рекордные сроки справиться с распространением инфекции. В стране каждый день делали более 20 тыс. тестов, что стало возможным, поскольку власти разрешили на начальном этапе использовать незарегистрированные тесты, а затем в дело включилась фармацевтическая промышленность, и довольно быстро наладилось производство собственных тестов в больших объемах.

В результате, если, например, в Великобритании сдать тест на Covid-19 можно лишь в случае госпитализации, то в Южной Корее их проводят всем желающим. Тем, у кого есть симптомы заболевания, он делается бесплатно. Причем в некоторых городах работают мобильные центры сдачи анализов по принципу мак-авто: люди могут приехать на специальную площадку, например, на парковку госпиталя, сдать анализ, не выходя из своей машины, и получить результат по SMS через пару дней.

Германия, которая пока не ввела тотальные меры цифрового контроля, тоже весьма успешно справляется: общее число заболевших в стране хоть и велико, но смертность гораздо ниже, чем в соседних странах. Во многом ситуация объясняется ранним началом диагностики: тесты были разработаны немецкими учеными за день до того, как Всемирная организация здравоохранения официально объявила, что вирус передается от человека к человеку.

Сейчас около трехсот лабораторий Германии проводят более 50 тыс. тестов в день - один из самых высоких показателей во всем мире. Кроме того, обязательная медицинская страховка и большое количество койко-мест также принесли свои плоды: дефицита в стационарах не наблюдается, и обратиться за медицинской помощью в случае каких-либо подозрений и ухудшения самочувствия может практически каждый.

Китай оказался первой страной, где не только выявили, но и смогли взять под контроль распространение коронавируса, несмотря на обширную географию и огромное население. Тем не менее даже в случае КНР сложно сказать, имела бы цифровая слежка такой же эффект без проверенных временем мер слежки соседей друг за другом.

Китай еще в начале 2000-х годов стал проводить эксперименты по сетевому управлению (网格化管理系统). Согласно принципу сетевого управления, жилые кварталы делятся на мелкие ячейки - соседские комитеты (社区居民委员会), и в каждом комитете назначается ответственный наблюдатель за остальными жителями. В стране, согласно сообщениям «Синьхуа», более четырех миллионов соседских дружинников несут службу в 650 тыс. соседских комитетах. Работу дружинников признали на самом высшем уровне: по словам председателя КНР Си Цзиньпина, именно они находятся на переднем крае борьбы с коронавирусом наряду с медицинскими работниками.

Несмотря на то что число заболевших в Китае остается на минимальном уровне, деятельность дружинников соседских комитетов не приостановлена. Они по-прежнему в режиме 24/7 дежурят на выходах из жилых комплексов, описывают поименно всех входящих и выходящих, ведут строгий учет всех заболевших и людей, прибывших из потенциально опасных мест. Дружинники обеспечивают товарами первой необходимости и продуктами тех, кто не может выйти из дома и находится в группе риска, и даже проводят культурно-массовые мероприятия, чтобы поднять настроение жителям ячейки в самоизоляции.

При всех достижениях современных технологий в критической ситуации они могут оказаться не самым надежным средством контроля, как, например, камеры распознавания лиц, которые работают с переменным успехом в условиях, когда все носят медицинские маски. А вот внимательную тетушку из соседского комитета обмануть гораздо труднее.

Опыт Москвы по внедрению цифрового контроля также вызывает вопросы. Во-первых, насколько эффективно цифровые пропуска помогут остановить распространение эпидемии, если получить их в принципе при должном упорстве может каждый? На первый день, когда цифровые пропуска вступили в действие, на входе в метро образовались гигантские очереди, поскольку полицейские проверяли их у всех входящих. Нетрудно догадаться, что все меры социального дистанцирования, укрепить которые по идее должны были цифровые разрешения, пошли насмарку.

Насколько эффективно отслеживание мобильных телефонов, если данные геолокации неточны, иногда дают сбои, да и понятие ближайшего магазина, например, весьма расплывчато? Наконец, главный вопрос: когда вводимые меры закончатся и закончатся ли вообще?

Власти Китая, несмотря на декларируемую внутреннюю победу над Covid-19, подчеркивают, что риск привозных инфекций и второй волны эпидемии очень велик. Поэтому сейчас, когда люди постепенно возвращаются на работу, восстанавливается промышленность, деловая активность и занятия в школах, как никогда важно активно использовать технологии социального контроля, чтобы уберечься от болезни.

Меры цифрового контроля теперь считаются необходимым инструментом борьбы с эпидемией не только на пике, но и во время долгого последующего восстановления. Даже в Китае жизнь возвращается в норму очень медленно, а во многих других странах заболеваемость не вышла на плато. Иными словами, цифровой контроль останется надолго. Ведь дальше можно будет разыгрывать карту привозных коронавирусных угроз и других страшных эпидемий. В конце концов - кто знает, что скрывают пещеры с летучими мышами.

Автор(ы):  Леонид КовачичМосковский центр Карнеги
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~GSRVF


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com