Коронавирус и геополитика. Дилемма Бориса Джонсона

Коронавирус и геополитика. Дилемма Бориса Джонсона
16 Октября 2020

Коронавирус дал о себе знать с новой силой. В разных странах и на разных континентах, конечно, по-разному, но все равно достаточно ощутимо. По мнению некоторых британских наблюдателей, Covid-19 превратился в самостоятельного геополитического игрока, способного радикально поменять расклад глобальных центров силы. В частности, довести Запад до окончательного упадка и вывести Азию на новые позиции глобального доминирования.

С предупреждением о росте глобального влияния коронавируса в очередном номере «The Telegraph» выступил главный редактор воскресного выпуска газеты Алистер Хит (Allister Heaht). Основная мысль и главная тревога британского журналиста выражена в заголовке его колонки: «Порочный круг локдаунов приговорит Британию к окончательному упадку». А подзаголовок даже более алармистский: «Ковид ускорит падение Запада, если мы не избавимся от нашего иррационального подхода к вирусу».

Колонка Алистера Хита - практически открытое письмо премьер-министру Борису Джонсону с призывом ни в коем случае не следовать рекомендациям ученых из группы SAGE и провокациям лейбористов (лидера партии Кира Стармера и мэра Лондона Садика Хана) - и не вводить режим под названием circuit-breaker. Что по правилам оруэлловского двоеречия (doublespeak) должно читаться как все тот же lockdown, то есть практически полное закрытие страны на очередной карантин.

Послание отнюдь не последнего человека в мире британских медиа и вообще в тамошнем истеблишменте начинается со слов «Пожалуйста, пожалуйста». Понятно, что налицо эффектный прием опытного медийщика. Но ощущение нешуточной тревоги и предчувствие национальной катастрофы от того, как именно и кто выступил с посланием, не становится меньше. Алистер Хит совершенно всерьез предупреждает Бориса Джонсона о том, что от его решения зависит судьба Британии и Запада вообще. Его совет - не поддаваться иррациональному страху перед коронавирусом и рационально посчитать соотношение затрат и прибыли.

А если ничего подобного не произойдет, если все-таки Джонсон согласится на очередной локдаун, то произойдет нечто непоправимое: «Мы больше не будем свободным обществом, терпимо относящимся к исключительно временному карантину, чтобы позволить нашему скандально неподготовленному истеблишменту научиться справляться с чудовищной ситуацией. Мы переместимся в мир постоянного чрезвычайного положения, в общество военного времени, в котором индивидуальные права и жизни постоянно подавляются во имя неопределенного, постоянно меняющегося национального интереса».

Алистер Хит предупреждает, что, пойдя по пути полного закрытия страны, Джонсон окажется вынужден и далее следовать тому же принципу, реагируя на очередной рост заболеваемости коронавирусом или даже тяжелым гриппом третьим, четвертым и т.д. локдауном. А между тем рациональный подсчет подсказывает, что локдауны обходятся стране дороже, чем последствия менее жестких мер борьбы с пандемией. Да, признает Хит, распространение отделений интенсивной терапии поможет безнадежно неэффективной национальной системе здравоохранения спасти какое-то количество жизней. Около 20 тыс. жизней может спасти система множественных локдаунов - если только каким-то чудодейственным образом антивирусная вакцина появится к апрелю.

Но что на другой чаше весов? Вот, пожалуйста: «Но в реальности большинства смертей избежать не удастся, они просто будут отсрочены, и случится множество фатальных ситуаций, вызванных самим локдауном - включая от отчаяния, - что надо учесть. Безработица подскочит, десятки тысяч бизнесов разорятся, жизнь семей и соседских сообществ замрет, появится массовая нищета. Что же у нас за общество, которое готово разрушить столь многое ради спасения столь малого?»

Во взвешивании и рациональном расчете затрат/прибылей в вопросе о человеческих жизнях, безусловно, просматривается прагматизм, незаметно переходящий в откровенный цинизм. Но, выбирая между гуманистической позицией ученого/врача и государственной позицией политика, Джонсон, по мнению главреда «The Sunday Telegraph», обязан оставаться политиком. «И если он уступит каждому требованию фанатиков локдауна, то его наследие окажется покруче еврократии и даже юристократии и явит новую форму власти - медикократию. Банда благонамеренных ученых и докторов получит власть навязывать всем остальным свое узкое понимание добра, создав первое терапевтическое, с нулевым риском государство в мировой истории».

Последствия будут катастрофичны как для самой Великобритании, так и всего Запада. В экономическом смысле - прежде всего и главным образом. После первой, весенней волны пандемии коронавируса долг страны по отношению к ВВП вырос на 20%. На столько же он вырастет, если будет объявлен локдаун зимой. И может так получиться, что к 2030 году Великобритания станет страной-банкротом. ВВП Соединенного Королевства в 2020-м сократится на 9,8%, то же самое произойдет с экономикой Франции, что все же лучше, чем в Испании и Италии. Германия и США стоят особняком, но у них падение ВВП тоже заметное.

Алистер Хит приводит расчеты американского экономиста Лоуренса Саммерса, во что обойдется Covid-19, и надо признать, цифры впечатляют. Ущерб, который причинит пандемия, и меры, призванные ее остановить, равны 90% ВВП Соединенных Штатов. То есть около 16 трлн долларов США, или в четыре раза больше, чем потери ВВП США времен великой депрессии, в два раза больше, чем затраты на все войны после 9/11, а также сопоставимо затратам, которые будут вызваны изменением климата в следующие 50 лет.

Но самое страшное заключается в том, что на фоне катастрофического упадка западных экономик совсем неплохо себя чувствуют экономики юго-восточной Азии. Китайская в первую очередь, ВВП которой не только не сокращается, но, как ни удивительно, показывает рост. Если так пойдет и дальше, то все закончится «переносом могущества с Запада на Восток».

Поэтому Алистер Хит ставит вопрос ребром: «У Британии и Запада есть лишь два выбора. Мы могли бы заново научиться жить со смертью, как мы сделали в поствоенные годы, когда эпидемии гриппа убивали десятки тысяч. Альтернатива - принять южнокорейский подход. Потребуется инвестировать огромные суммы в подготовку к вспышкам пандемии и в технологии и атаковать следующий вирус в самый момент его появления. Потребуются беспощадный, жесткий карантин, изоляция и самые совершенные системы отслеживания и выявления зараженных.

Можем ли мы пойти на подобные меры? Должны ли мы будем практически отказаться от приватности и свободы? И не подступают ли все ближе сумерки Запада, пораженного собственной хрупкостью, собственной неспособностью справляться с разновидностью вируса, на который наши предки не обращали внимания?»

Тут совершенно явственно замаячило Освальдом Шпенглером, тем более что сам Алистер Хит предупреждает: наступает не только век Азии, но и заканчивается последний век, когда «Запад служил во всех отношениях маяком для остального мира». А поэтому Борис Джонсон должен показать, что Британия по крайней мере окончательно не сдалась.

Вот такая миссия - ответственность за весь западный мир - оказалась возложенной на ничего не подозревающего о ее существовании Бориса Джонсона. Но, похоже, что здесь как раз тот случай, когда, согласно уместной русской пословице, не по Сеньке шапка. Такой вывод можно сделать из статьи редактора политического отдела журнала «The Spectator» Джеймса Форсайта. В свежем номере журнала он прямо так и озаглавил свой текст: «Для Бориса Джонсона нет хорошего выбора».

Автор начинает с характеристики премьера с помощью весьма популярной английской поговорки про торт: невозможно одновременно иметь торт и есть его. Так вот, согласно Форсайту, нынешний премьер-министр как раз и отличается тем, что вопреки здравому смыслу всегда стремился опровергнуть поговорку о торте. Однако в нынешней ситуации у Джонсона нет ни торта, ни даже шанса насладиться им. Или, переводя на язык британских реалий: «Он находится в ужасно трудной позиции, стараясь сбалансировать потребности общественного здоровья и экономики. Хороших выборов не существует. Он проклят, если его сделает, и так же проклят, если не сделает».

Речь, конечно, о том самом локдауне, или - на оруэлловском двоеречии - circuit breaker. Впервые сама идея повторного локдауна тестировалась в правительстве Джонсона в двадцатых числах сентября. И уже тогда она вызвала не только ропот, но и открытый протест во фракции тори. А на днях против правительственного трехярусного варианта локдауна проголосовало уже 42 члена Палаты Общин из фракции тори. А ведь поначалу казалось, что Джонсону все же удался трюк с тортом.

Вся Англия была разделена на три зоны. В первой, где угроза вспышки пандемии коронавируса оценивалась специалистами как средняя, ограничения для бизнеса и социальных контактов минимальны. Во второй, где угроза оценивается как высокая, введены более строгие ограничения. А в третьей, где угроза очень высокая, вводимые ограничения почти равняются полному локдауну.

Вроде бы все разумно, понятно, честно и только во благо всех. Но в различных избирательных округах обстановка разная, и тори-парламентарии начинают ставить под сомнение распределение территорий по степени уязвимости. Некоторые хотят, чтобы их избирательный округ перевели из второго яруса в первый - со значительными послаблениями для бизнеса и простых граждан. Некоторые настаивают на переводе из третьего во второй. Причем, что называется, не корысти ради, а под прямым давлением своих избирателей, хлебнувших первой волны пандемии и соответствующих рестрикций буквально через край.

А тут ко всему прочему подсуетилась оппозиция. Новый лидер лейбористов сэр Кир Стармер, видя раскол в рядах правящей партии, подзуживает Бориса Джонсона - давай, вводи circuit breaker недельки на две-три! Фракция лейбористов тебя поддержит. Можно называть позицию Стармера циничным политиканством, но можно увидеть в ней и проявление человеколюбия - заботу о здоровье нации, здоровье маленького человека, человека труда, от имени которого, собственно, партия трудовиков и выступает уже не первый век.

В общем, Борис Джонсон оказывается в ситуации, которую можно обозначить классической русской идиомой - попал впросак. Не вводить очередной локдаун - проклянут за то, что умрут десятки тысяч подданных Ее Величества королевы Елизаветы II. Вводить локдаун - проклянут за то, что разорились десятки тысяч предпринимателей и самозанятых. Что появились сотни тысяч (а то и пара миллионов) безработных. Что экономика, как выражался некогда по другому поводу бывший президент США Барак Обама, разорвана в клочья.

А между тем, согласно данным свежих опросов YouGov, деятельность правительства одобряют лишь 28% британцев, а не одобряют уже 53%. До такой степени непопулярности правительство Джонсона не доходило ни разу. А при том, что электоральный рейтинг у консерваторов выше, чем у лейбористов, - 41% против 38%, лично Джонсон проигрывает Киру Стармеру по вопросу о том, кто был бы лучшим премьером. За Стармера голосует 33%, а за Джонсона - 29%.

Как-то тревожно за Бориса.

Автор(ы):  Леонид Поляков, Высшая школа экономики
Короткая ссылка на новость: http://4pera.com/~sYSVi


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com