Как России усидеть на двух стульях в Нагорном Карабахе

Как России усидеть на двух стульях в Нагорном Карабахе
6 Октября 2020

Кризис в Нагорном Карабахе громом среди ясного неба не назовешь. Фактически никакого мира на границе Азербайджана и непризнанной республики никогда и не было. Но нынешнее обострение оказалось наиболее жестким за очень долгое время, пожалуй, с самой войны, бушевавшей в Карабахе в 90-е. Азербайджанские военные настроены гораздо серьезнее, чем в 2016 году, в бой идут крупные силы, потери сторон высоки, а риторика президента Азербайджана Ильхама Алиева гораздо более воинственна, чем она была прежде. Что же произошло в 2020-м?

Наследие неоконченной войны

Противостояние вокруг Карабаха в его нынешнем виде восходит ко временам потрясений 1917 года и Гражданской войны в России. Тогда только что провозгласившие независимость Армения и Азербайджан сцепились в борьбе за спорные районы со смешанным населением - а этническая чересполосица в те времена была обычным делом. Не только Нагорный Карабах, но и Зангезур (нынешняя Сюникская область на юге Армении) и Нахичевань (в наше время - эксклав Азербайджана) оказались в спорной зоне. Война между Арменией и Азербайджаном с участием Турции (на стороне Азербайджана, разумеется) уже тогда была жестокой и сопровождалась немалым ущербом.

После того как весь регион был занят красными, началось урегулирование территориальных споров. Нахичевань отошла Азербайджану, Зангезур Армении, а вот положение Карабаха оказалось наиболее сложным. Область, населенная преимущественно армянами, стала автономией внутри Азербайджана - Нагорно-Карабахской автономной областью. Причем географически НКАО была полностью окружена азербайджанскими территориями.

Теплоты между армянами и азербайджанцами не было уже в те времена. Но пока советская власть стояла крепко, она была в состоянии если и не разрешать конфликты, то загонять их в глубину. Однако к концу 80-х годов СССР начал разваливаться на глазах. Армяне и азербайджанцы на лету начали формировать собственные национальные силовые структуры, в Карабахе же местные армяне комплектовали ополчение. Оружие брали из арсеналов распадающейся Советской армии - Вооруженные силы СССР располагали запасами на мировую войну. Уже в 1991 году, при формально существующем Советском Союзе, в Карабахе шла полноценная война с использованием артиллерии и танков. Армения формально не была стороной конфликта, но активно поддерживала Карабах. Битвы сопровождались этническими чистками - представители неправильных - в кавычках - народов бежали от победителей, а тех, кто бежал недостаточно быстро, легко могла ждать гибель. Ужас ситуации состоял в том, что представители враждующих народов жили на небольшой территории, часто в непосредственной близости друг от друга. Причем армяне не только зачистили, собственно, территорию Нагорного Карабаха, но и создали прочную связь с большой Арменией и сформировали буферную зону, прилегающую к бывшей НКАО, из исходно азербайджанских районов. Фактически их включили в непризнанную Нагорно-Карабахскую республику.

Война продолжалась до мая 1994 года, когда Армения, НКР и Азербайджан договорились о прекращении огня. К тому моменту десятки тысяч людей были убиты, а число беженцев и вынужденных переселенцев просто зашкаливало - в сумме из Армении, Азербайджана и Карабаха уехало до 2 млн человек. Нагорно-Карабахская республика со столицей в Степанакерте стала фактически сбывшейся реальностью.

Но прекращение огня не означало мира. По сути, война просто законсервировалась, когда стороны уже не были в состоянии воевать. Миротворцев, что характерно, на линии разграничения не появилось.

Для Азербайджана вопрос о реванше всегда стоял очень серьезно. Перестрелки на границе с человеческими жертвами и подрывы на минах происходили регулярно, а иногда они перерастали в полноценные бои. Крупнейшее обострение произошло в апреле 2016 года, когда за четыре дня погибли десятки бойцов с обеих сторон, но надо понимать, что тогда произошло самое крупное, а вовсе не единственное столкновение.

К нынешнему конфликту Армения, Карабах и Азербайджан подошли в клинче, который, казалось, может длиться вечно. Однако в наше время у многих появилось искушение сломать сложившийся хрупкий баланс.

Воронья слободка под небом Кавказа

Новым фактором в затянувшемся противостоянии стала активность Турции. Реджеп Эрдоган ведет внешнюю политику энергично, жестко и старается активно наступать по всей катушке компаса. В последние годы Турция поучаствовала в разделе Сирии и приобрела там обширную сферу влияния; турки фактически спасли от коллапса дружественное правительство в Ливии. Стамбул действует жестко и обострений не боится - здесь легко вспомнить и сбитый российский самолет, и милые проделки в союзном США сирийском Курдистане. Так что поддержка Азербайджана и подталкивание Баку к силовым мерам - не что-то удивительно новое. Для общественного мнения Азербайджана Карабах - одна из центральных тем, и Ильхам Алиев, уж конечно, хотел бы войти в историю покорителем (или освободителем, кому как угодно) мятежной области. Ну, а имея за спиной однозначную поддержку мощной, пусть и региональной державы, отчего бы не попытаться переиграть проигранную когда-то партию. В эпоху дорогой нефти Баку активно вкладывался в вооруженные силы. Азербайджан заметно богаче Армении, и республика могла быстрее накачивать мускулы своей армии. Тем временем периодически возобновляемые переговоры не давали ничего, поскольку у сторон неустранимые разногласия по принципиальным вопросам. Армения и Азербайджан не доверяют друг другу ни на грош, а любая уступка в исполнении любого политика будет воспринята своей же аудиторией как фатальная слабость.

Занятно, что с фигурой Никола Пашиняна в качестве президента Армении в Баку даже связывали некие надежды на уступки. Пашинян действительно не был (в отличие от предыдущих президентов) связан с Карабахом сам. Но как политик-популист он даже при желании не мог бы позволить себе отступление в карабахском вопросе - без преувеличения, человек, который предложит включить заднюю передачу по поводу Карабаха, мгновенно станет в Армении политическим трупом. Как, впрочем, и в Азербайджане. Так что нынешнее столкновение было, по сути, делом времени - топливо было давно повсюду, Эрдогану было достаточно даже не чиркнуть спичкой, а сказать «Огнетушитель не принесут». Интерес Турции здесь очевиден. Успешная операция клиента Стамбула - успех для самой Турции и заявка если не на возвращение в клуб великих держав, то на усиление в качестве регионального альфа-самца.

К тому же, с точки зрения способности внешнего мира отреагировать на пробуждение вулкана, момент был выбран удачно. Россия погрязла в проблемах, связанных с состоянием своей экономики и эпидемией, американцы заняты своей избирательной кампанией.

С самого начала выступления Ильхама Алиева и вообще азербайджанских официальных лиц были очень пафосными, и, пожалуй, они не давали возможности легко и быстро свернуть операцию. Речь шла о том, чтобы полностью уничтожить врага, и в дальнейшем тон не смягчался. Алиев заявил, что не видит возможности для переговоров. В Армении и Азербайджане объявили мобилизацию - в общем, с самого начала пошли с козырей. Для операции азербайджанцы - очевидно, по линии Турции - привлекли даже боевиков из Сирии. И события конца сентября не позволяют думать, что речь идет о перестрелках ограниченного масштаба. Конечно, не факт, что азербайджанцы планируют разгромить всю НКР целиком. Занятие какого-то относительно крупного населенного пункта, закрепление успеха и переговоры уже на новых условиях Алиев, вероятно, воспримет как победу.

Из мешанины сводок и пропагандистских реляций, которыми стороны заполонили ТВ и Интернет, не так-то просто выделить нечто содержательное, но кое-какие выводы сделать можно. Азербайджанцы наступают на нескольких направлениях. На юге - в направлении городка Физули (он же Варанда) вдоль границы с Ираном, на севере - на хребет Муровдаг, а на северо-востоке - под Агдамом. Судя по всему, конкретной целью являются дороги в глубине Карабаха. Местность горная и, мягко говоря, не переплетенная сетью автобанов, так что перехват шоссе в армянском тылу для азербайджанцев - вполне разумная задача.

С одной стороны, не сказать, чтобы азербайджанцы вклинились глубоко с начала боев 27 сентября. Несколько высоток и маленьких сел - единственная добыча наступающих. На армянской стороне подтвердили гибель 200 бойцов. Тоже, казалось бы, не впечатляет. На фоне слухов о предательстве в азербайджанской военной верхушке может показаться, что азербайджанцы уже начали искать объяснения неудаче. Однако не все так просто.

Азербайджанские вооруженные силы - более многочисленные, чем те, которыми располагают Армения и Арцах. В том, что касается техники и вооружения, азербайджанцы армян также ощутимо превосходят. Впрочем, их преимущества отнюдь не означают, что операция в Карабахе может быть для азербайджанцев легкой прогулкой. Но чем дольше длится активная стадия конфликта, тем более шатким становится положение армян. Ворваться в Степанакерт в духе ThunderRun - рейда американцев на Багдад в 2003 году - они не в состоянии, но подобных задач и не ставится. Размен один в один для армян крайне невыгоден: очереди у военкоматов и патронные ящики у них исчерпаются быстрее. Поэтому позиционные бои, пусть даже с умеренным продвижением, выгодны скорее именно Азербайджану. Кстати, 200 погибших - уже не так мало, если держать в голове, что цифра означает по крайней мере полтысячи раненых, а скорее - и того больше.

Не все ладно у армян на тактическом уровне, где, собственно, идут бои. При помощи турецких ударных беспилотников азербайджанцам удается раз за разом наносить армянам очень болезненные удары. Байрактары постепенно выбивают тяжелую технику, причем успешно атакуют, в том числе, позиции ПВО. Армянская противовоздушная оборона строится в основном на комплексах брежневских времен, но и об С-300 не следует забывать, что первые комплексы вступили в строй в 70-е годы. Пока факт налицо: азербайджанские БПЛА действуют успешно, пресечь их работу армянам не удается. Короче говоря, на данный момент азербайджанцы находятся в лучшем положении. Им теоретически вполне достаточно перестоять армян в позиционных боях.

Однако тактика Азербайджана несет свои риски. Мировая общественность несколько опешила от столь резкого маневра: все-таки перестрелки на границе - одно дело, а крупная операция - иное. Пылкий альянс Эрдогана и Алиева ухитрился добиться редкого в наши дни явления - совместного заявления единым фронтом президентов России, Франции и США, в котором Владимир Путин, Эммануэль Макрон и Дональд Трамп призвали остановить насилие. Другое дело, что пока эффект от него описывается словами «Реджеп слушает да ест» - бои продолжаются. Однако на быструю и малокровную победу азербайджанцам рассчитывать не приходится. Тотальную мобилизацию, когда в строй ставится старый и малый, в Азербайджане так и не проводят, а между тем - кроме, собственно, подразделений повстанческой республики - им предстоит иметь дело с армянскими войсками, которые, безусловно, не будут смотреть, как под боком избивают Арцах. А действовать предстоит на очень сложной местности: уж очень много в Карабахе гор и лесов, узких дефиле, позиций, которые легко оборонять и трудно штурмовать. Азербайджан по головам сильнее, но не настолько, чтобы провести блицкриг на имеющемся поле боя.

До триариев дело не дошло ни у кого. Армяне до сих пор не применили истребители Су-30, поставленные Россией; об азербайджанцах нельзя сказать, чтобы они пытались штурмовать позиции армян, как будто речь идет о жизни и смерти; некоторое время у сторон есть. И говоря о сторонах, нужно иметь в виду не только, собственно, Армению, НКР, Турцию и Азербайджан. Затяжная война грозит Армении, но и для Азербайджана создает проблемы. Гуманитарная катастрофа (а она неизбежно произойдет при долгой войне) не приведет в восторг внешний мир, а настроения толпы переменчивы - сейчас Алиев может бряцать саблей, но если дело затянется надолго и будет стоить много крови, его авторитет внутри страны может пострадать, а не вырасти.

Искусство сидения на двух стульях

А что Россия? Формально происходящее ее не затрагивает. Да, Армения - партнер России по Организации Договора о коллективной безопасности. Но Карабах - не часть Армении. Более того, Армения его вообще официально не признает. Если говорить о самой Армении, то за рамки считанных спорадических обстрелов дело не выходит. Так что именно обязательств идти кому-то на помощь у России нет.

Однако существуют неформальные - не обязательства, но возможности и риски. Россия долгое время относительно успешно посредничала между армянской и азербайджанской стороной. Экономические отношения и интересы у нее есть по обе стороны линии фронта. Кроме того, если в чем-то Россия точно не заинтересована, то в создании у себя практически под боком выжженной зоны, откуда толпами покатятся беженцы, в том числе (и как бы не в первую очередь) в саму Россию. Не говоря даже о беженцах, удирающих от родных военкоматов. Так что Россия имеет вполне четкий интерес прекратить кровопролитие. Естественно, не ценой собственной крови и собственных интересов. С другой стороны, и Азербайджан никак не заинтересован в том, чтобы Россия окончательно и демонстративно становилась на сторону Армении, поскольку сам Азербайджан таким образом превратится в площадку для выяснения отношений России и Турции и разменную монету в более крупной игре. Да и превращение в вассала Турции - вряд ли то будущее, о котором мечтает Алиев. Короче говоря, Россия ухитряется и поддерживать союзнические отношения с Арменией, и выступать неким модератором на переговорах, против которого не возражает Азербайджан. Здесь возможности России куда выше, чем у большинства других стран, которые могли бы пытаться выступать посредниками. В одиночку Москва, конечно, не замирит Закавказье. Но и без ее участия и учета интересов сторонам будет трудно обойтись. И здесь многое зависит от способности России учитывать интересы и возможности всех сторон. В том, чтобы ситуация вышла из-под контроля и, как часто бывает, война начала управлять сама собой, вовлекая новых участников, не заинтересован, в действительности, никто. Даже Эрдоган, при всей своей жесткости, готов идти на обострение, но не на большую войну. Поэтому переговоры о прекращении огня неизбежны, и вопрос в том, насколько ловкими и договороспособными окажутся дипломаты. Компромисс в делах Карабаха крайне трудно достижим. Проблема в том, что на пути тотальной войны стороны ждут огромные трудности и массовое кровопролитие при отнюдь не гарантированных результатах. Реальность, вероятнее всего, в обозримой перспективе усадит стороны за стол переговоров. И здесь для России настанет время сказать свое слово.

Автор(ы):  Евгений Норин, военный обозреватель
Короткая ссылка на новость: https://4pera.com/~XpqZm


Люди, раскачивайте лодку!!!
Яндекс Деньги: 410012088028516 
Сбербанк: 67628013 9043923014




Срочно требуется 
программист-разработчик игр 

для создания браузерной
многопользовательской игры
под ключ с последующим
сопровождением.
Возраст, образование, опыт работы
и пол значения не имеют.
Резюме на:

   открыл, Электронная почта, конверт значок

 info@4pera.com